Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Эмиграция немцев


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Хавронин.

Кирилл Кобрин: Немцы все чаще уезжают на постоянное место жительства в другие страны. По данным статистики, в прошлом году, впервые за последние 18 лет, число покинувших Германию превысило количество приехавших. Кроме США, Канады, Австралии и Новой Зеландии граждан ФРГ, в первую очередь, по чисто экономическим причинам, привлекают соседние с ней страны, где говорят по-немецки – Австрия и Швейцария.

Александр Хавронин: Из Германии в другие страны сегодня уезжают в основном квалифицированные специалисты – инженеры, программисты, физики, врачи, недовольные высокими налогами, низкими зарплатами и слишком, по их мнению, длинной рабочей неделей в ФРГ. Об эмигрантах все чаще пишет немецкая пресса. Популярными стали передачи "Гуд-бай, Германия!" и "Моя новая жизнь", выходящие, соответственно, на телеканалах Vox и Kabeleins. Пожалуй, наиболее безболезненным для многих немцев оказывается переезд в соседние немецкоговорящие страны – Австрию и Швейцарию.
Врач-терапевт Иоханнес Шварц всю жизнь прожил на западе Германии, в Рурской области. В пятидесятилетнем возрасте он решил свернуть практику и перебраться в соседнюю Швейцарию. Иоханнес не жалеет о том, что эмигрировал. Он быстро овладел швейцарским диалектом немецкого языка и открыл в небольшом городке Рюти терапевтический кабинет. Если в Германии доктор Шварц осматривал по сто пациентов в день, то в Швейцарии – не более тридцати, но при этом его доходы увеличились. Он очень доволен швейцарской системой медицинского страхования:

Иоханнес Шварц: Пациент выступает в качестве дебитора. Он получает от меня счет и направляет его в свою кассу обязательного медицинского страхования, которая, в свою очередь, перечисляет деньги мне.

Александр Хавронин: Заметив, что многие немецкие врачи хотят эмигрировать, экономист Гансруди Федерер открыл в швейцарском городе Доттикон консалтинговую фирму, специализирующуюся в области здравоохранения. Дела у компании сейчас идут в гору. Недавно Федерер принял на работу трех новых сотрудников. В среднем за неделю он консультирует двадцать врачей из Германии.

Гансруди Федерер: Стало обычным явлением, что немецкие медики в возрасте 50-55 лет, желая что-то изменить в своей жизни, переезжают в Швейцарию и при том говорят: "Мы хотим с радостью проработать здесь до конца наших дней".

Александр Хавронин: Иоханнес Шварц собирается работать в Швейцарии врачом-терапевтом до семидесяти лет. Дольше не позволяют местные законы.
Маттиас Шренк – практикующий врач-офтальмолог в немецком городе Райнфельден. Это федеральная земля Баден-Вюртемберг. Недавно Шренк был вынужден уволить нескольких сотрудников. Немецкая система обязательного медицинского страхования испытывает в последние годы значительные финансовые трудности. С каждым месяцем к Шренку идут все больше пациентов, а доходы офтальмолога при этом уменьшаются. Маттиас Шренк подумывает об эмиграции.

Матиас Шренк: Ситуация складывается таким образом, что пациенту будет уделяться все меньше внимания. Жителю Германии придется самому нести ответственность за собственное здоровье.

Александр Хавронин: Немцы – самая большая группа иностранцев в Швейцарии. И далеко не все местные жители рады притоку иммигрантов. По данным социологическим опросов, многие швейцарцы считают, что немцы – люди высокомерные. В швейцарской прессе нередко появляются публикации негативного характера об иммигрантах из ФРГ. В швейцарском диалекте немецкого языка появились слова-этнофолизмы – оскорбительные в адрес немцев псевдоэтнонимы.
В городе Базель живут более тридцати тысяч граждан Германии. Для их успешной интеграции в швейцарское общество местные власти организовали специальные курсы, на которых обучают швейцарскому диалекту немецкого языка, рассказывают об истории страны, менталитете ее народа. Один из слушателей курсов, уроженец Баварии Флориан Виммер, пытается понять, почему многие швейцарцы настороженно относятся к немцам:

Флориан Виммер: Немцы – люди очень прямые. И, возможно, поэтому они не сразу интегрируются в другое общество.

Александр Хавронин: Как показывают социологические опросы, каждый третий швейцарец считает себя человеком сдержанным, скрытым, замкнутым. Руководитель интеграционных курсов в Базеле Элеонора Веттштайн признает, что швейцарцы – народ непростой.

Элеонора Веттштайн: Общение с нами, швейцарцами, действительно требует особого подхода. Да, с нами непросто укрепить отношения. Мы приносим за это свои извинения, но мы и благодарны тем, кто нас понимает.

Александр Хавронин: Говорила Элеонора Веттштайн, руководитель интеграционных курсов в швейцарском городе Базель.
XS
SM
MD
LG