Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как контролировать контролеров


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.

Кирилл Кобрин: По указанию Александра Лукашенко в Белоруссии создается специальный следственный комитет по борьбе с коррупцией, "наделенный широкими полномочиями". Этот контрольный орган будет подчиняться напрямую президенту республики. О политической подоплеке такого решения мой коллега Андрей Шарый беседовал с известным в Минске политическим экспертом, обозревателем белорусской службы Радио Свобода Юрием Дракохрустом.

Юрий Дракохруст: Это вечная проблема - как контролировать контролеров. Говорят, что помогает демократия, когда есть, скажем, свободная пресса, когда есть свободно избранный парламент, то шум в этих органах неким образом заставляет чиновников красть несколько меньше. Когда с этим проблемы (а в Белоруссии с этим проблемы), то возникает такая задача - квадратура круга. Как с помощью чиновников бороться с коррумпированностью чиновников же?! И вот возникают такие идеи, что поскольку структур всяких много, то надо создать некую одну, над ними смотрящую. Я уверен, что через некоторое время придет в голову мысль - сколько же вопросов можно будет решить, занося деньги в кабинет вот этому одному главному смотрящему? И тогда надо будет создавать или над ним еще одну структуру, или какие-то другие структуры, то есть отделять полномочия.
Я почитал в некоторых комментариях, что Лукашенко не доверяет своему окружению. Вряд ли дело в этом. Потому что и прокуроры, и руководители МВД и сейчас не оппозиции подчиняются и не парламенту свободно избранному. Они подчиняются тому же президенту. Но вот он просто видит, что воруют как-то и как-то много.

Андрей Шарый: Речь идет не о том, что Лукашенко боится за свою власть. Речь идет о том, что он пытается сделать чуть более эффективной неэффективную систему государственного управления.

Юрий Дракохруст: Когда коррупция превышает определенные пределы, то она, в общем-то, мешает реализации любой власти, в том числе и диктаторской. С другой стороны, люди-то ведь все видят. Плюс к тому кризис. И то, что при более-менее благополучной жизни может воспринимается и спокойнее, в кризисе очень сильно людей раздражает. Это момент такого пиара, демонстрации. Он в Белоруссии довольно-таки развитый и демонстративный. Буквально сегодня начался процесс над бывшим прокурором города Михаилом Снегирем. Последнее время целая серия идет процессов. Директор Рогачевского молочного комбината (думаю, многие помнят Рогачевскую сгущенку) 9 лет получил. Вот эти аресты, эта кампания идет фактически постоянно.
Я видел данные международной организации "Трансперенси Интернешнл", которая отслеживает отношение людей к борьбе с коррупцией. В Белоруссии именно отношение населения к тому, насколько хорошо власть борется с коррупцией, в общем-то, данные неплохие. По крайней мере, люди воспринимают это так, что власть все-таки с коррупцией борется.

Андрей Шарый: Одна из особенностей того хода, который Лукашенко придумал, это то, что эта структура будет подчиняться лично ему. Честность замыкается в Белоруссии на личности президента республики. Доверяйте мне. Я ваш отец. А отец не бывает лживым, не бываем проворовавшимся и каким-либо еще. Насколько устойчива эта идеологическая конструкция?

Юрий Дракохруст: До сих пор она, в общем-то, неким образом работала. В той системе, которая сейчас существует в Белоруссии, ей и опираться больше не на что. Потому что и парламент, и правительство, и суды низведены и так на уровень просто исполнителей высочайшей воли. Поэтому, если некая структура по борьбе с коррупцией подчиняется именно этой высочайшей воле, вроде бы ее как бы статус выше, чем если бы она подчинялась некой другой структуре, которая, в свою очередь, все равно выходит на эту высочайшую волю.

Андрей Шарый: Я помню, что и в 90-е годы были крупные процессы против так называемых проворовавшихся хозяйственников. Громкое дело с посадкой директора производства, которое выпускает минские холодильники, и знаменитые грузовики МАЗ - тоже директора посадили. Есть ощущение, что сейчас будет еще череда столь громких процессов коррупционных дел?

Юрий Дракохруст: В общем-то, целая серия процессов уже идет сейчас. Информация о прошлой недели - прокуратура готовит какое-то очень крупное дело по "Белорускалию". Это предприятие, которое производит калийные удобрения. Это одна из главных статей белорусского экспорта. Причем, там речь идет не об одном человеке, а о преступной организации. Это добрая дюжина будет арестов. Я думаю, что это вполне возможно. В прошлом году после известного взрыва во время праздника Дня республики, в общем-то, началась очень большая перестройка самых высших эшелонов власти. Был заменен глава администрации президента, был заменен шеф ГКБ. В этом году был заменен министр внутренних дел. Но вы же понимаете, что каждый такой человек - это целая грибница кадров, которые он расставил за время своего правления. В этом смысле эти коррупционные обвинения иногда просто становятся инструментом, формой вот этой внутриаппаратной борьбы. Поскольку этот процесс продолжается, то, я думаю, что этот фактор тоже действует в том, что за решеткой оказываются люди не просто директора предприятий, а люди очень высокого ранка в силовых структурах.
XS
SM
MD
LG