Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Переселение южных осетин в Северную Осетию


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Андрей Шарый: В столице Северной Осетии приступил к работе специальный корреспондент Радио Свобода Олег Кусов. Олег вырос во Владикавказе и хорошо знает осетинский менталитет. Мы беседуем об отношениях Северной и Южной Осетии.

Олег Кусов: Процессы, которые сегодня идут в Северной Осетии, конечно, можно назвать именно как постепенное переселение южных осетин в Северную Осетию. Дело здесь, прежде всего, в социально-экономической обстановке, которая сегодня сложилась в Южной Осетии, поскольку многие жители этой республики, деятели этой республики отмечают, что за прошедший год в Южной Осетии ситуация в социально-экономическом плане совершено не изменилась в лучшую сторону. Наоборот, люди стали терять даже веру в то, что с помощью Российской Федерации эта республика может быть восстановлена в те самые сроки, о которых говорят очень часто и руководители России, и руководители Южной и Северной Осетии.
Отношения между Северной и Южной Осетией за этот год тоже существенно изменились. Мы помним, что до августа прошлого года президент Южной Осетии очень часто, встречаясь с президентом Северной Осетии, чувствовал себя младшим партнером. Первое слово принадлежало главе Северной Осетии. Но после событий августа прошлого года федеральный центр открыл финансовые потоки непосредственно в Южную Осетию, и эти отношения изменились на политическом уровне. Раньше, когда Южная Осетия в финансовом плане зависела от Владикавказа, все финансовые счета находились на территории Северной Осетии. Неоднократно мне чиновники во Владикавказе рассказывали о том, что в бюджет республики поступало гораздо больше средств, чем было заложено до этого. Все понимали, что эти средства должны были идти на территорию Южной Осетии. И на это нецелевое использование закрывали глаза высокопоставленные проверяющие из Москвы, сотрудники Счетной палаты и других фискальных органов. После августа прошлого года ситуация изменилась. Москва открыла для Южной Осетии свой непосредственный финансовый счет. Это значительно укрепило власть Кокойты и его окружения.

Андрей Шарый: Олег, верно я вас понимаю, что фактически признание независимости только изменило метод, каким эти финансовые потоки направлялись в Южную Осетию. По большому счету Россия, Москва как кормила Южную Осетию, так и продолжает ее кормить?

Олег Кусов: Да. На деле все происходит именно так. За теми словами о политическом признании Москва, перечисляя большие финансовые средства, фактически больше ничего для республики не делала, потому что жители Южной Осетии не ощущают на себе экономическую политику Москвы. Фактически, как мне говорят здесь эксперты и общественные деятели, политики, Москва помогает не Южной Осетии, а конкретно президенту Эдуарду Кокойты и его правящему кругу. И многочисленные конфликты, которые уже возникли в руководстве Южной Осетии, многие объясняют именно финансовым фактором.
Жители Южной Осетии ждут открытия нового газопровода, который вот уже несколько лет тянут из Северной Осетии через перевалы в Южную Осетию. Этим занимается московская фирма во главе с жителем Южной Осетии Джисоевым. И на финансовой почве между ним и президентом Кокойты возник конфликт, который отражается на социально-экономическом положении всей республики. Газопровод вот-вот уже должен быть сдан в эксплуатацию, но все равно сроки срываются.

Андрей Шарый: Господин Джисоев, насколько известно, сейчас один из основных южноосетинских оппозиционеров. Между населением Южной Осетии и Северной Осетии есть какие-то существенные различия? Понятно, что часть одного народа. Это примерно как русские из Липецка и Орловской области? Или все-таки культурологически, какие-то еще другие различия больше?

Олег Кусов: Конечно, между северными и южными осетинами существует именно разница в культурном отношении. Москва немного сделала для того, чтобы политически северных и южных осетин объединить, сплотить. Этносы, которые живут на склонах Кавказского хребта, не могут считаться едиными в культурологическом плане. Политически попытка есть, экономически - тоже, но в культурном отношении между южными и северными осетинами до сих пор очень существенные различия. Они становятся основной причиной непонимания во Владикавказе позиции официального Цхинвали.

Андрей Шарый: На уровне человеческого общения - много ли родственников в Северной Осетии тех, кто живет в Южной Осетии? Нормальные ли отношения между людьми? Или все-таки чувствуется такая холодность - это ваша проблема, вы за хребтом живете и решайте их сами?

Олег Кусов: Очень многие жители Южной Осетии еще в советские годы переселились за хребет. Но эти люди уже восприняли другую культуру - культуру северных осетин. Те, кто переселяется сегодня в результате прошедшей войны, они уже несут совершенно другую культуру. Неловкая ситуация, прошедший конфликт, не может позволить северным осетинам открыто критиковать южных осетин за какие-то агрессии, за какое-то неправильное поведение. Этнический такт не позволяет это сделать. Но в то же время в своем узком этническом кругу северные осетины имеют немало претензий к своим южным братьям. Эти претензии, насколько я понимаю, в ближайшее время не преодолимы. Они только усугубляются. Люди вынуждены переезжать во Владикавказ и, благодаря своим родственникам, внедряться в так называемые доходные места, становится во главе каких-то коммерческих предприятий, тащить за собой родственников из-за перевала. Так что, здесь очень много проблем.

Андрей Шарый: Как вы сказали финансирование Северной и Южной Осетий теперь из разных московских карманов, назовем это так. Означает ли это, что вообще любая теоретическая возможность разговоров о возможном объединении двух частей одного этого народа сейчас неуместно, и этого не будет не только по политическим, но и экономическим причинам?

Олег Кусов: У местных экспертов другие прогнозы. Они считают, что, несмотря ни на что, процесс объединения южных и северных осетин продолжается и даже может в скором времени принять необратимые формы. Тут поговаривают о необходимости провести референдум об объединении двух Осетий. Эти разговоры, конечно, не новы. Они звучали и в 90-х годах прошлого века, но прошедшая война сделала их более актуальными. По моим ощущениям, именно Цхинивали пытается их активизировать. Цхинвали пытается, таким образом, выйти на российское политическое поле. Поговаривают, что Эдуард Кокойты не прочь занять и пост главы объединенной Осетии в недалеком будущем.
XS
SM
MD
LG