Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чекистская битва с греко-католиками


Владимир Тольц: Во время вызывавшего значительный резонанс в мировых СМИ пастырского визита Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Украину в Австрии на сайте католического информационного агентства "Kathpress" был опубликован немецкий перевод неизвестного ранее широкой общественности письма Никиты Сергеевича Хрущева Иосифу Виссарионовичу Сталину. "Kathpress" предварил эту публикацию броским заголовком. "Эксклюзив. Сенсационный документ из секретных архивов ЦК КПСС, делающий наконец-то ясным: Сталин распорядился о ликвидации". Речь идет о ликвидации Украинской греко-католической церкви, традиционно именуемой православными, а за ними и представителями советской власти "униатской".

Украинская греко-католическая церковь любезно предоставила нам русский текст оригинала этого документа. Он помещен на сайте Радио Свобода. Для тех, кто не имеет доступа к Интернету, процитируем отрывки из этого письма Хрущева Сталину (оно датировано 17 декабря 1945 года):

"Будучи в Москве, я Вас информировал о проведенной работе по разложению униатской церкви и переходу униатского духовенства в православную церковь. В результате проведенной работы из числа униатского духовенства образовалась "инициативная группа"…"

Владимир Тольц: Далее Хрущев сообщал, что "инициативники" прислали в Совнарком Украины письмо "о положении греко-католической церкви в Западной Украине", а также свое, еще не отправленное адресатам письмо греко-католическому духовенству, которое они намерены разослать после того, как власть санкционирует существование "инициативной группы".

"При вручении документов работнику НКВД, который назвался референтом по делам вероисповеданий при СНК УССР, Даниленко, они просили при положительном решении вопроса письмо в Совет НК не публиковать, пока они второй документ не разошлют всему духовенству по епархиям. Все документы составлены церковниками, в редактировании их наши люди никакого участия не принимали. Посылаю вам текст нашего ответа. Считаю, что следует согласиться с их просьбой предоставить им возможность разослать письмо духовенству греко-католической церкви, после этого опубликовать эти документы в газетах западных областей Украины. Мы разрешили республиканским газетам ввести сменные полосы для населения западных областей Украины, в которых также можно опубликовать эти документы. Прошу ваших указаний".

Владимир Тольц: Скажу несколько слов об "эксклюзивности" процитированной публикации, которой так гордится "Kathpress". Как явствует из рассекреченных ныне материалов, хранящихся в архиве Службы безопасности Украины, Украинская греко-католическая церковь и ее духовенство стали объектом пристального внимания и оперативной разработки органов безопасности сразу после присоединения Западной Украины к СССР. А в 1940 году был разработан план ликвидации греко-католической церкви, утвержденный в январе 1941-го в Москве Лаврентием Берия. Тогда же, в 1941-м, впервые оказывается под контролем НКВД и Гавриил Костельник – священник и богослов, идеолог присоединения украинских греко-католиков к Русской православной церкви и глава упомянутой в письме Хрущева "инициативной группы".

Утвержденный Берия план предусматривал прежде всего пресечение связи украинских греко-католиков с Ватиканом. Сталин иронически вопрошавший, сколько дивизий у Папы Римского, не мог терпеть власти Папы и его духовных "дивизий" на территории, которая отказалась под его, Сталина, властью с 1939 года! Ясно, что за планом уничтожения стоял все тот же Сталин. Но, как утверждают некоторые католики и греко-католики, до сих пор документов, прямо свидетельствующих о причастности кремлевского вождя к уничтожению украинской греко-католической церкви не публиковалось. В этом и состоит "сенсационность" публикации "Kathpress".

Похоже, это утверждение не вполне верно… Я не специалист по церковной истории, однако могу припомнить, что некоторое время назад было опубликовано другое письмо Хрущева Сталину, датированное 1949 годом, - докладная записка о завершении ликвидации греко-католической церкви в западных и закарпатской областях УССР. Из приложенной к докладной справки явствует, что чекистский разгром "униатской" церкви – именно госбезопасность являлась "движком" этой операции – колоссально, но временно расширил "владения" Русской православной церкви. Если до "ликвидации унии" под ее омофором находилось 175 церквей в Западной Украине и еще 160 в Закарпатье, то на 1 сентября 1949 года Русская православная церковь числила за собой 2789 церквей в западно-украинских областях и еще 268 в Закарпатье. Но тот же документ содержит в себе и скрытое предвестье следующего удара, который придется уже по православной церкви.

Если до разгрома униатов на одну церковь приходился один священник (иногда и два), то в 1949-м количество церквей более чем в два раза превысило количество священников в них. Сокращение произошло за счет греко-католического духовенства. О том, куда делись эти священники, повествуют рассекречиваемые сейчас дела Службы безопасности Украины. Существенные направления - тюрьма и ссылка. Но, как показало дальнейшее, путь туда не был заказан и перешедшим в православие…

Ну, а возвращаясь к декабрьскому (1945 года) письму Хрущева Сталину, замечу, что важно понимать: рисунок выработки и принятия решения о ликвидации Украинской греко-католической церкви не был однолинеен ("инициативная группа", органы госбезопасности, Хрущев, являвшийся в ту пору председателем Совнаркома Украины, и утверждающий все Сталин). На нашем сайте мы публикуем декабрьские, того же 1945 года, письма патриарха всея Руси Алексия Первого председателю Совета по делам Русской православной церкви, полковнику госбезопасности Георгию Карпову. Из них явствует, что Гавриил Костельник поставлял информацию о "работе по разложению" греко-католической церкви не только в "органы", но и главе РПЦ, который, в свою очередь, через Карпова доводил свои соображения по этому поводу до Сталина. Таким образом, решения по "проблеме униатов", которые принимал не самый успешный семинарист Джугашвили, опирались на основательную церковную экспертизу…

О недавно опубликованном хрущевском письма мне довелось побеседовать с отцом Игорем Яцивом, пресс-секретарем предстоятеля Украинской греко-католической церкви, кардинала Любомира Гузара.

Игор Яцив: Важный момент, который следует из этого письма, важный момент тот, что письмо показывает и иллюстрирует, что само создание "инициативной группы", как его ранее преподносили, создание этой группы не шло из инициативы самого духовенства, греко-католического, а все-таки было инспирировано властью советской. Потому что письмо четко дает это понять: "инициативная группа", сообщает Хрущев, и существует, она ждет ваших указаний, она ждет вашего благословения (языком церковным), чтобы начать следующие какие-то шаги. Это важный момент, который нужно учесть из этого письма.

Владимир Тольц: Да, то, что создание "инициативной группы" - не инициатива самих "инициативников" очевидно! И чья это инициатива – тоже ясно. После знакомства с документами, хранящимися в архиве Службы безопасности Украины, могу сообщить, что упомянутый Хрущевым Даниленко, назвавшийся референтом по делам вероисповеданий при Совнаркоме Украины, на самом деле был подполковником государственной безопасности Сергеем Кариным, заместителем начальника 4-го управления НКГБ УССР, длительное время занимавшимся "оперативной разработкой" Гавриила Костельника. Вот откуда "ноги растут"!..

Но я попрошу отца Игора рассказать слушателям об "инициативной группе" чуть подробнее.

Игор Яцив: Что до "инициативной группы" как таковой, в узком понимании это три греко-католических священника – Костельник, Мельник и Пельвецкий. Два следующих из-за того, что они были в неженатом состоянии, они, что важно также учесть, говоря уже о так называемом «псевдособоре 1946 года», были возведены епископами Русской православной церкви в сам епископов. То есть они уже не псевдособоре в 1946 году во Львове были в ипостаси епископов. Костельник, которых был лидером этой "инициативной группы", он был женатым, и потому он не мог стать епископом, но он все-таки был лидером этой "инициативной группы". Его судьба очень печальна, потому что при не расследованных обстоятельствах (приписывали это каким-то, как это традиционно бывало, буржуазным националистам) он был убит прямо на улице, около храма Преображения Господня, где он служил как священник.

Владимир Тольц: Позволю себе еще один короткий комментарий. Версию об убийстве Костельника как "как террористическом акте со стороны украинского националистического подполья или агентуры Ватикана" обнародовал в свое время Совет по делам Русской православной церкви. Поддерживал ее и Патриарх Алексий Первый. Но, просмотрев теперь дела, связанные с разработкой Костельника "органами", я думаю, что тут, как в объявлениях об обмене квартир, "возможны варианты".

Судите сами: советская госбезопасность зацепила Костельника еще до войны, арестовав под видом милиции его сына. Сына, как явствует из справок НКВД, расстреляли в том же году, но Гавриилу Костельнику об этом не сообщили, а продолжали "работать" с ним, обещая сына найти. Агентурные данные свидетельствовали об антисоветских настроениях Костельника. Но он нужен был, как основной рычаг развала Греко-католической церкви. С этой задачей в 1946-м справились. Пытались его использовать и в налаживании контактов и оперативной игре с Украинской повстанческой армией. Неудачно. Ну, что оставалось?..

О том, что произошло после принятия решения по письму Хрущева, мне рассказывает отец Игор Яцив, пресс-секретарь предстоятеля Украинской греко-католической церкви, кардинала Любомира Гузара.

Игор Яцив: После письма начала действовать эта "инициативная группа". Был созван так называемый собор, псевдособор, Синод, где были в большинстве только священники, греко-католических эпископов как таковых вообще не было. Почему мы называем его псевдособором, потом что все греко-католические епископы во главе с Иосифом Слепым, тогдашним главой нашей церкви, были еще в 1945 году арестованы, каждый проходил свое судебное следствие и был в той или иной мере наказан, то есть были сосланы в Сибирь, Казахстан, кто куда. Потому мы и называем это псевдособором, потому что собор Синода важен, он созывается, и в нем принимают участие епископы. В этом случае это, скорее всего, было просто какое-то заседание, которое Русская православная церковь, советская власть преподнесла как собор, на котором греко-католики большинством голосов проголосовали за ликвидацию унии как таковой, которая была заключена в 596 году, и за добровольное воссоединение с Русской православной церковью.

Владимир Тольц: И какие же последствия это имело?

Игор Яцив: Как следствие Греко-католическая церковь в Советском Союзе перестала существовать. То есть она существовала на нелегальном статусе, она была в катакомбах, как мы это называем. То есть она жила, были новые епископы. Действовали подпольные семинарии, в эти семинарии приходили новые и новые кандидаты. И, живя светской жизнью, жили и монахи, и монахини. То есть церковь жила, она имела все свои составляющие части, то есть было духовенство, было монашество, и были миряне. Богослужения осуществлялись в домах частных или в лесах, или ночью, тайком пробирались в закрытые храмы и там служили. Храмы в Советском Союзе были закрыты, только некоторые открыты. В моем случае, где я вырос, один храм на целый сельский совет, то есть один храм на шесть деревень, и все мы должны были ходить в этот только один храм. Храм в моем селе был закрыт, и на нем висела табличка, что это музей какой-то.

В таком виде жила церковь в годы подполья, то есть от 1946 года и до 1989-го. В 1989 году Горбачев хотел встретиться с Иоанном Павлом Вторым, папой римским, и, возможно, для такой встречи было выдвинуто требование, чтобы Греко-католическую церковь легализовали, то есть чтобы она имела возможность вольно, свободно жить в Советском Союзе. Что и было сделано официально – в 1989 году она вышла из подполья.

Владимир Тольц: Отец Игор, возвращаясь к письму Хрущева Сталину, признаюсь, что самым интересным в этой публикации мне показалось совпадение ее даты со временем пастырского визита патриарха всея Руси Кирилла на Украину. Случайно ли это?

Игор Яцив: Я знаю, что когда ты подчеркиваешь, что будешь говорить откровенно, это воспринимается, что ты будешь говорить не откровенно. Но я, на самом деле, буду говорить откровенно. Когда мне позвонили и спросили мой комментарий к этому факту, к этой публикации, я впервые узнал о такой публикации. И вообще, когда я разыскивал тогда этот документ, у кого же он все-таки есть в нашей церкви, то на первый момент это мне даже не удалось. То есть я позвонил нескольким людям, которые возглавляют разные церковные отделения, комиссии или направления жизни церкви, и никто из них не знал о таком письме. И в заключение я прокомментировал, что в нашем распоряжении пока этого письма нет. Хотя потом, когда уже появилась эта публикация, стало известно, что у одного из наших священников, на самом деле, есть ксерокопия этого письма, которую мы тогда опубликовали, ксерокопию, фотокопию мы опубликовали потом на нашем официальном сайте.

И поэтому я, на самом деле, хочу, чтобы вы понимали, я не знаю, откуда появилась эта инициатива в Австрии, мне трудно об этом говорить, но мы на Украине ничего в этом направлении, на самом деле, не делали, потому что о самом письме даже не знали.

Владимир Тольц: Ну, а как Украинская греко-католическая церковь отнеслась к визиту патриарха Кирилла? Как вы оцениваете ход и результаты этого визита?

Игор Яцив: Наша церковь во главе с блаженнейшим Любомиром, главой нашей церкви, Любомиром Гузаром очень спокойно отнеслась к этой инициативе главы Русской православной церкви. Он, как предстоятель своей церкви, безусловно, должен посещать своих верующих, должен идти к ним с пастырскими наставлениями. И до визита мы не комментировали этот визит или какие-то намерения. Потому что были разные вопросы: как вы оцениваете, это политический или не политический; как вы оцениваете, какую он принесет пользу, какие он принесет проблемы? Мы не спешили никаких оценок ставить, потому что не знали, с чем придет патриарх в Украину, было трудно говорить о позитивных или негативных моментах его визита.

Сейчас, уже за день до окончания этого визита, к сожалению, должны мы констатировать, что много все-таки было в этом визите политики и мало было пастырского визита. Это говорю не только я, это говорит общественность украинская, это говорят религиозные представители, не церковные даже люди, а люди, которые просто занимаются религией, изучают ее, которые являются просто религиозными экспертами или которые изучают в богословии эти проблемы. Сейчас мы можем, еще раз говорю, к сожалению, констатировать, что визит не был только пастырским, он более даже был политическим, нежели пастырским.

Постоянные обращения патриарха Кирилла к трем братским народам, что все мы едины и неподелимы… То есть трудно даже было понять, как патриарх оценивает состояние Украины сегодняшней, как независимого государства, этого народа, который есть на территории этого государства, то есть украинцы, как он это оценивает, когда постоянно человек говорит, что это три братских народа, и что границы – это некоторая историческая ошибка, и так далее, и так далее. На мой взгляд, с такими оценками приходить может политики из России или из другой страны, который хочет сохранить Украину в сфере влияния другой страны. А если это приходит духовный человек, глава церкви, он должен более обращать свое внимание ни на эти вопросы, а на вопросы все-таки духовные, вопросы моральные, вопросы, важные для его церкви, которую он возглавляет.

Владимир Тольц: Так считает отец Игор Яцив, пресс-секретарь предстоятеля Украинской греко-католической церкви, кардинала Любомира Гузара.

В заключение еще пара слов о разгроме Украинской греко-католической церкви, разгроме, который после его завершения советская власть стала именовать "воссоединением с православной церковью". Органами безопасности эта кампания была выстроена по образцу знаменитых чекистских операций 1937 года. Но продлилась дольше, превратившись в некую затяжную войну. Отдельные ее участники считают, что бои продолжаются до сих пор…

"Разница во времени". Чекистская битва с греко-католиками…

  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG