Ссылки для упрощенного доступа

logo-print




Александр Генис: На прошедшей неделе все американские газеты отметили вторые сто дней Обамы. Это как бы следующий табель, в котором страна выставляет оценки своему президенту. Как и следовало ожидать, отметки не так хороши, какими они были 100 дней назад. Пожалуй, больше всего американцев беспокоит то, что Обама пытается сделать все сразу – и вытащить страну из экономического кризиса, и решить энергетическую проблему, и климатическую, и – самое опасное – радикально реформировать систему медицинского обслуживания. Многие боятся, что это чересчур. Но Обама считает, что в самый раз. Как опытный – или горячий - игрок, приближаясь к опасному рубежу, он повышает ставки. Любовь и вкус к азарту свойственна и политике, и личности Обамы. Как, впрочем, и многим его предшественникам из Белого Дома. Без любви к крупной игре, они бы там не оказались вовсе.
Осветить роль азарта в контексте президентской истории взялся вашингтонский корреспондент “Американского часа” Владимир Абаринов.


Владимир Абаринов: В шахматы из всех американских президентов прилично играл лишь один – Джеймс Гарфилд. Некоторые любили бильярд. Первый бильярдный стол в Белом Доме появился при шестом президенте Джоне Квинси Адамсе, который увлекся игрой в Европе. Его оппонент Эндрю Джексон тотчас обвинил Адамса в том, что он превращает резиденцию главы государства в притон. Сам Джексон, впрочем, тоже играл на бильярде и вообще был очень азартным человеком. Он обожал петушиные бои, играл в крэпс – разновидность игры в кости, о которой у нас еще будет повод поговорить – и в карты.

Картежников среди президентов было много. Любил карты Джордж Вашингтон. Об этом его увлечении известно во всех деталях, потому что в течение многих лет Вашингтон вел подробный реестр своих выигрышей и проигрышей, тщательно указывая при этом дату, место игры и своих партнеров. Эти записи показывают, что генерал помногу никогда не проигрывал, а значит, не терял голову от азарта.

Заядлым игроком в покер был 29-й президент Уоррен Гардинг. Если ближайшее окружение Тедди Рузвельта называли “теннисным кабинетом”, то окружение Гардинга – “покерным”. Дважды в неделю он садился за ломберный стол с ближайшими друзьями и требовал забыть о чинах. Несмотря на “сухой закон”, игроки пили виски. Однажды Гардинг настолько увлекся, что проиграл казенный фарфоровый сервиз.

Одним из самых азартных президентов был такой флегматичный с виду и слабый здоровьем Франклин Рузвельт. Он играл в покер, бридж и двойной солитер, и даже его знаменитая программа оздоровления экономики после Великой депрессии, “New Deal”, которая на русский обычно переводится как “Новый курс”, на самом деле не что иное, как картежный термин – новая сдача. Ведь на фондовой бирже тоже играют. Идея Рузвельта состояла в том, что его предшественник заигрался, предоставил экономику воле слепого случая, на Уолл-стрит царила игра без правил, и потому пора опытному крупье взять бразды правления в свои руки. Вот как сам Рузвельт говорил об этом в одной из своих “бесед у камелька”:


Франклин Рузвельт: Теперь страна получила защиту банковских вкладов согласно новым законам о банках, тщательную проверку надежности новых акций по Закону о ценных бумагах и ограничение масштабов спекуляций на фондовом рынке согласно Закону о торговле ценными бумагами. Среднестатистический гражданин почти всегда проигрывает. Лишь весьма незначительное меньшинство граждан этой страны верят, что азартная игра заменяет старую истину Бенджамина Франклина о том, что путь к благосостоянию лежит через труд.


Владимир Абаринов: Эта полемика повторилась в 1948 году, когда за пост президента боролись преемник Рузвельта Гарри Труман и кандидат республиканцев Томас Дьюи. Соперники использовали удивительно похожие аргументы. Гарри Труман.



Гарри Труман: Если вы отдадите республиканцам полный контроль над правительством, вы с таким же успехом можете сразу отдать страну крупным корпорациям, и тогда мы вернемся в 20-е годы с их финансовым бумом и цепной реакцией банкротств. Закончится все крахом, который в долгосрочной перспективе не выгоден никому, кроме коммунистов.



Владимир Абаринов: Томас Дьюи тоже обещает играть в честную игру.



Томас Дьюи: Мы верим в честность, верность, честную игру, заботу о ближнем, врожденную способность человека добиться своего. Эта убежденность, скрепленная нашей верой в Бога, составляет то, что мы называем американским образом жизни.



Владимир Абаринов: А это – известный историк Дэвид Маккуло.



Дэвид Маккуло: Официальным напитком в поезде Дьюи было мартини, карточной игрой – бридж. В поезде Трумана обстановка была совершенно другой. Дежурной выпивкой был почти всегда бурбон, а карточной игрой – покер.



Владимир Абаринов: Труман всегда играл по маленькой и потому не волновался из-за проигрыша, наслаждаясь главным образом теплой компанией. Но один из его партнеров, председатель Верховного Суда Фред Винсон, воспринимал игру серьезно и однажды, проиграв партию, заорал на президента: “Ну и сукин же ты сын!”. Судья тотчас спохватился и рассыпался в извинениях, но Труман лишь весело расхохотался.


С именем Трумана связана идиома “атомный покер”.

В первых числах августа 1945 года президент взял несколько дней отдыха. Он проводил отпуск на борту военного корабля “Огаста” с группой журналистов. Бóльшую часть времени они проводили за карточным столом. В 8 утра начинался брифинг, а уже в 8:30 – игра, продолжавшаяся до полуночи. Президент выглядел беззаботным, но на самом деле именно в эти дни он решал мучительный вопрос о применении атомного оружия против Японии.

Ричард Никсон был очень сильным игроком в покер, играл в большую игру и даже финансировал деньгами, выигранным в карты, свою первую избирательную кампанию в Конгресс в 1946 году. Никсон говорил, что покер научил его разбираться в людях, видеть их скрытые мотивы: тот, у кого на руках хорошая карта, молчит и ведет себя спокойно, а тот, кто суетится и старается обратить на себя внимание, скорее всего блефует. Но в 1972 году он сам попался на политическом шулерстве – тайной слежке за соперником на выборах.

Тема игры, карточные термины постоянно присутствуют в американской политической риторике. В 2000 году кандидат демократов Эл Гор говорил о плане приватизации части пенсионных накоплений, предложенных Джорджем Бушем, что это “экономика казино”. Не стала исключением и последняя кампания. Вот фрагмент из выступления Барака Обамы.



Барак Обама: Я тут прочел, что сенатор Маккейн любит азартные игры. Любит бросать кости. Ничего тут нет страшного. Признаюсь, я сам получаю удовольствие от игры в покер в дружеском кругу.



Владимир Абаринов: Это заявление сразу же вызвало шквал комментариев. Послушаем журналиста еженедельника Тайм Майкла Шерера, одного из авторов статьи об игорных привычках Обамы и Маккейна.


Майкл Шерер: Покер – игра манипулирования другими людьми, умения угадывать их намерения и наносить им поражение. Крэпс – игра, соперник в которой – игральная кость. Ты не играешь против других игроков, только против кости. Это очень быстрая игра. И очень азартная. Деньги быстро приходят и так же быстро уходят. Когда игра пошла, можно легко удвоить число своих фишек. И в этом ее удовольствие. Покер – игра гораздо более постепенная. Ты сидишь и сидишь часами, пока не придет по-настоящему крупная карта. Лучшие игроки в покер – люди очень терпеливые и осторожные. Это не значит, что они не способны на большой блеф. Это значит, что когда они блефуют, то им веришь, потому что считают их слишком осторожными для этого.


Владимир Абаринов: Обама начал играть, будучи молодым политиком – еженедельные встречи за карточным столом с товарищами по партии и лоббистами сильно помогли его карьере.



Майкл Шерер: В этом еще одно отличие: крэпс – игра публичная. В нее играют на виду у всех в главном зале казино. Покер – игра отдельных кабинетов. И здесь кроется разница в характерах. Маккейн всю свою сознательную жизнь был шоуменом. Барак Обама – человек, тщательно просчитывающий свои поступки. Он не из тех, кто наслаждается раскованной атмосферой спонтанных вечеринок. Я не хочу сказать, что он нелюдим, но он политический альпинист. Почему он играл в покер в 90-е годы в Спрингфилде? Он только что приехал туда в качестве молодого сенатора легислатуры штата, хотел, чтобы его узнали в городе. И он стал играть в покер с лоббистами и политиками. А это – освященная временем традиция - и в Вашингтоне, и в столицах штатов по всей стране.



Владимир Абаринов: Про Обаму говорят, что он терпеть не может проигрывать. По словам партнеров, ему жутко везет.


XS
SM
MD
LG