Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Ингушетии на днях приступит к работе


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лейла Гиниатулина.

Марк Крутов: Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, тяжело раненый в результате покушения, вчера был выписан из московской клиники и на днях приступит к исполнению своих обязанностей. За время правления Юнус-Бека Евкурова количество случаев насилия в республике увеличилось, об этом говорят представители ингушской оппозиции. Почему президенту не удается нормализовать обстановку в Ингушетии и как в республике складываются отношения власти и оппозиции, рассуждает эксперт по Кавказу Иван Сухов, который накануне в газете "Время новостей" опубликовал интервью с исполняющим обязанности президента Ингушетии Рашидом Гайсановым. С Иваном Суховым беседовала моя коллега Лейла Гиниатулина.

Иван Сухов: Во-первых, я не преувеличивал обострение отношений между властью и оппозицией в Ингушетии. Потому что надо отдавать себе отчет в том, что ингушская оппозиция - это достаточно небольшая группа лиц, если мы ведем речь не о вооруженной оппозиции, которая сражается за идеалы шариата в лесу, а о гражданской оппозиции, которую возглавляет, например, Магомет Хазбиев. Это небольшое количество людей. Говорить о том, что обострилось, представляется проблематично все-таки. Они пытались несколько раз провести митинги по разным поводам и по силе отказа от действующей в отсутствии Евкурова администрации. У них свое восприятие, у администрации - свое. Факт тот, что они достаточно трезво оценивают то отличие, которое существует между нынешним руководством Ингушетии и руководством зязиковским, они признательны за то, что в случае отказа в праве проведения митинга, они получают приглашение на собеседование в администрацию, с ними разговаривают, их слушают. Это не такой молчаливый отказ без объяснения причин. Я бы не преувеличивал с самого начала степень конфликта между оппозицией и оставшимися за Евкурова начальниками.
Первое, что оппозиционеры предъявляют действующей ингушской власти (и это касается не тех, кто остался вместо Евкурова, это касается Евкурова тоже), они говорят о том, что снова возросло количество неприятностей, связанных с издержками борьбы с диверсионным подпольем. Я говорю о каких-то исчезновениях людей, о случаях пыток, об убийствах внесудебных. По данным оппозиционеров, это снова активизировалось. Этого стало больше. Плюс какие-то кадровые вещи. Оппозиционеры считают, что прошло уже достаточно много времени, что можно было бы как-то разбираться и с силовым блоком, несмотря на то, что силовой блок непосредственно не подчиняется Евкурову, он зависит от Москвы. Понимаете, он не может своим решением снять прокурора или поменять министра внутренних дел. Тем не менее, курс этих преобразований оппозиционеры считают недостаточным.

Лейла Гиниатулина: Евкуров сообщил, что уже поправляется и через неделю собирается вернуться в Ингушетию. Но, хотя вы и сказали, что сильного обострения отношений между оппозицией и властью не было, как вы думаете, как-то эти отношения все-таки изменятся после того, как Евкуров вернется в Ингушетию?

Иван Сухов: Люди, которые остались вместо него, в любом случае они не могли его полноценно заменить. Потому что Евкуров оказался харизматиком, он именно в таком качестве пытался как-то разобраться в ситуации. Он достаточно быстро стал набирать авторитет и, когда за него остались менее заметные фигуры второго плана, естественно, они удержать его успехи достигнутые в плане возвращения популярности власти, не могли. Человек, который остался временно исполняющим обязанности, с которым мы записывали интервью, понятно было, что он не фигура первого ряда. Он никогда не собирался быть президентом. Для него это, конечно, было неожиданно, как в свое время для Сергея Абрамова, когда был убит президент Чеченской республики Ахмад Хаджи Кадыров. Понятно, что удержать ситуацию такой, какая она была при Евкурове, не удавалось. Конечно, сейчас Евкурову, возвращаясь, придется какие-то вещи начинать с нуля. Мне кажется, что чем скорее он туда вернется, тем быстрее можно будет снять проблемы с оппозицией. Потому что люди, которые оставались вместо него, они какие-то вещи просто недопонимали. Например, когда исполняющий обязанности главы Ингушетии отказывает людям в праве проведения митинга памяти Натальи Эстемировой. Я думаю, что при Евкурове это было бы невозможно. Скорее всего, этот пикет разрешили бы, потому что ничего страшного не было. Называть гражданскую оппозицию крылом боевиков - это тоже явно идет вразрез с той политикой, которую пытался наладить Евкуров, то есть политикой консолидации общества и установления каких-то доверительных отношений, в том числе и с оппозицией.

Лейла Гиниатулина: Появилась информация о возможной отставке полпреда президента в Южном федеральном округе Владимира Устинова. С чем вы это связываете?

Иван Сухов: Достаточно очевидно, что по сравнению даже со своим предшественником Рапотой, который проработал не так долго в этой должности, господин Устинов по сути ничего не делает на этой должности. Она стала для него запасным аэродромом, на который он приземлился после своей отставки из Москвы. Понятно, что менять его когда-нибудь будут, но когда называют возможного кандидата в сменщики генерала Еделева, который координирует сейчас контртеррористические мероприятия в Чеченской республике и является заместителем министра внутренних дел РФ Нургалиева, это предложение даже по сравнению с Устиновым не выдерживает вообще никакой критики.
К сожалению, в Ингушетии есть группа чиновников и силовиков, которые связаны разными формальными и неформальными способами с господином Еделевым. Оппозиционеры считают, люди, которые там живут и смотрят на всю эту ситуацию изнутри, часто соглашаются, что именно из-за этой группы чиновников и силовиков ситуация становится сложнее, чем она могла бы быть без них, если бы их удалось уволить.
XS
SM
MD
LG