Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чечне продолжают убивать правозащитников


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вадим Дубнов.

Михаил Саленков: Парламентская ассамблея Совета Европы накануне выступила с официальным заявлением, в котором говорится, что ситуация в Чечне и в целом на Северном Кавказе должна быть без промедления рассмотрена на сессии Ассамблеи. Обращение к властям после убийства Натальи Эстемировой в прошлом месяце не возымело никакого эффекта. Кроме того, убийством Садулаевой серьезно обеспокоена международная правозащитная организация "Хьюман Райтс Вотч". Заместитель главы московского бюро организации Татьяна Локшина назвала произошедшее чудовищным преступлением.

Вадим Дубнов: Список убитых в Чечне правозащитников пополнился еще двумя фамилиями, и если кто-то считает это вызовом, скорее всего, немного усложняет ситуацию, полагая убийство правозащитника чем-то для Чечни чрезвычайным. Все ровно наоборот. В Чечне ничего чрезвычайного уже давно нет. Тайны, которыми окутаны такие убийства, стали почти привычными, и полемика о причастности к ним чеченского президента носит уже чисто эстетический характер.
Еще не осела земля на могиле Натальи Эстемировой, а тут, средь бела дня, увозят из офиса сразу двоих правозащитников, и уже даже не везут в Ингушетию - расстреливают прямо в предместье Грозного, в Черноречье. Что это значит? Что в республике, где муха лишний раз не прожужжит без благословения Кадырова, организованно стартовал сезон отстрела правозащитников? Что Кадыров не боится усугублять подозрения или кто-то и в самом деле его пытается подставить? Ничего это не значит. И мы никогда не узнаем, кто и за что расстрелял в Черноречье семью правозащитников. Кто убил Наталью Эстемирову. Кто четыре года назад убил правозащитника Мурада Мурадова, и вместо него руководителем НПО "Защитим поколение" стала Зарема Садуллаева. И вот почему.
Прошлым летом в Ленинском районе Грозного было обнаружено захоронение. Останки восьми сотен человек сгребли еще в первую войну в одну яму и вот, спустя годы, нашли. Все знают, что таких ям по всей Чечне сотни. Одного похожего - правда, немного меньшего по размерам - захоронения в Косово оказалось достаточно для того, чтобы мир содрогнулся. В сводках наших новостей событие прошло рядом с автокатастрофой среднего масштаба и взрывом бытового газа. Хотя, как сообщалось, было возбуждено уголовное дело. Сколько вообще погибло в первую войну людей? 70 тысяч, как утверждает общественное движение "Правозащита - XXI век"? 100 тысяч, на которых настаивают имперические расчеты чеченских аналитиков? Никто эти цифры не опровергает, никто не подтверждает.
Их, этих покойников, просто нет. Говорить об этом - род банальности. Ну да, летали самолеты, работали "Грады" прямо с окраин Грозного, люди гибли - что поделаешь... И кто их станет считать, тем более, заводить уголовное дело - по поводу чего и против кого? Вторая война уже ничем удивить не могла, и даже когда один известный и бородатый телеведущий задался вопросом, а есть ли вообще в Чечне мирные жители, за жизнь которых следует переживать, взяла поначалу некоторая оторопь, но потом тоже быстро прошло.
Потом все легко научились не задаваться риторическими вопросами о том, кто забирает в Чечне людей из их домов. Сотнями в год! Некоторым из них везло, их, покалеченных, но живых, с помощью вечно сновавших повсюду правозащитников, удавалось вытащить. Это тоже было веление наступившего времени, можно сказать, климат, а кто заводит уголовные дела на климат?
Правозащитников здесь убивали всегда. Просто не так часто - но ведь их и не так много. А теперь стали убивать одного за другим. Что-то изменилось? Ничего. Правозащитники, которых убивают системно и в соответствии с тем, что является нормой, - это продолжение все того же жанра, в рамках которого уже нет ничего, что к вечеру не стало бы банальным. Вслед за Эстемировой - Садуллаева, но уже нет никакого вызова, никаких спланированных политических интриг. Просто в других местах правозащитников могут не пустить на пресс-конференцию, обыскать офис, отправить в обезьянник, потому что никому за это ничего не будет. А в Чечне ничего не будет тому, кто этого правозащитника просто убьет.
XS
SM
MD
LG