Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проект "Абхазия"


Владимир Путин приехал подтвердить прошлогоднее признание

Владимир Путин приехал подтвердить прошлогоднее признание

Владимир Путин нанес визит в Абхазию. Через несколько дней после годовщины начала войны в Южной Осетии и за две недели до годовщины признания обеих республик.

Как рассказал Радио Свобода абхазский журналист Зура Аргун, около трехсот человек собрались в центре столицы Абхазии, у Парка боевой славы.

- Жители Сухуми и российские туристы, отдыхающие в республике, ждали российского премьера именно здесь, поскольку это единственное место, где можно будет увидеть Владимира Путина. Но визит российского премьера задержался. Вместо 13 часов Владимир Путин и сопровождавшие его лица прибыли в Сухуми на полтора часа позже. Правительственный кортеж проехал по живому коридору, собравшиеся приветствовали российскую делегацию аплодисментами. Владимир Путин в сопровождении президента Абхазии Сергея Багапша, премьер-министра и спикера парламента возложил венок к Мемориалу славы абхазских воинов, погибших во время грузино-абхазской войны 1992-93 года. С утра вокруг Парка боевой славы было выставлено оцепление сотрудников спецслужб, милиции и охраны государственных органов власти России и Абхазии. Владимир Путин после церемонии возложения подошел к собравшимся. Из толпы раздавались выкрики: "Спасибо вам за свободу! Пусть будет с вами Ангел-хранитель!" После этого российский премьер посетил сухумский родильный дом, восстановленный за счет российских инвестиций.

В составе российской делегации - ряд министров и их заместителей. Как сообщили журналистам в пресс-службе президента Абхазии, во время визита российской делегации будут подписаны соглашения о сотрудничестве в различных сферах, возможно, в том числе, и в военной, поскольку в составе делегации находится министр обороны Российской Федерации.

- Собравшиеся люди, по вашим ощущениям, действительно пришли сами, или это было отчасти организованно?
Люди благодарны за то, что Россия в августе прошлого года признала независимость Абхазии, и надеются на то, что присутствие российских войск в Абхазии позволит в будущем избежать войны между Грузией и Абхазией

- Многие из тех, у кого я спрашивал, отвечали, что они пришли сами. Кто-то услышал о визите в транспорте, кто-то на рынке, и все хотели увидеть вблизи российского премьер-министра. Туристы из Санкт-Петербурга, у которых я спросил, почему они хотят увидеть Путина именно здесь, разве они не видели его у себя, отвечали: когда Путин посещает Петербург, его увидеть практически невозможно, поскольку там все перекрывается за 2 километра до того места, где он находится, а здесь все проще. Но общее настроение – это радушие. Люди благодарны за то, что Россия в августе прошлого года признала независимость Абхазии, и надеются на то, что присутствие российских войск в Абхазии позволит в будущем избежать войны между Грузией и Абхазией.

Как полагает абхазский политолог, директор сухумского Центра гуманитарных программ Арда Инал-ипа, если для Абхазии независимость – это общий выбор, то для России поддержка независимости – это проект.

- И визит Путина - это демонстрация того, что Россия не меняет своего отношения к этому. Это демонстрация твердости своих намерений для абхазского общества, потому что в этом обществе есть существенные брожения. Весной по поводу соглашения о совместной охране границ шла довольно серьезная полемика. Я думаю, что критика, которая прозвучала в ходе этой полемики со стороны оппозиции и не только, дошла до Москвы, и она пожелала как-то прояснить эту ситуацию. И в ходе визита Путин еще раз подчеркнул, что угроза со стороны Грузии остается и что совместная охрана границ – чрезвычайно важное дело. Назвал огромные суммы, которые будут тратиться Россией на строительство застав, формирование новых структур и вообще на саму охрану границ. Я думаю, это был очень важный тезис, который он хотел донести до абхазского общества.

Есть и еще один момент: год для Абхазии - предвыборный. Поначалу, как известно, отношения Багапша и Путина складывались очень тяжело. Но, тем не менее, в последующие годы сложились достаточно хорошие рабочие отношения. Я думаю, что Путин хотел это тоже продемонстрировать. Во всяком случае, он, конечно, понимал, какое влияние его визит может оказать на будущие выборы.

- Оппозиция, между тем, критикует Багапша за, с ее точки зрения, слишком пророссийскую политику. Насколько разобщено общество в оценке отношений с Москвой?
Несмотря даже на российские гарантии безопасности, это ни в коем случае не регион России, это ни в коем случае не будущее в составе Краснодарского края

- Мне кажется, что большинство понимает, что сотрудничество с Россией - это сейчас просто стратегическая необходимость. Просто потому, что другого выбора нет. Но тот же самый Багапш, несмотря на явное неудовольствие Москвы, высказываемое некоторыми близкими к Кремлю политологами, говорит об открытости Абхазии к сотрудничеству с Европой. Другое дело, что эти его сигналы никак не воспринимаются на Западе. Багапш - пророссийский политик, в этом я никогда не сомневалась, но он никогда не говорил о том, что хочет построить только одновекторные взаимоотношения. У оппозиции бывают вполне обоснованные претензии к Багапшу, но она ведь его критикует одновременно и за эту многовекторность, и за пророссийскую политику, что мне кажется не совсем логичным.

- Картинка визита Путина действительно принципиально отличается от картинки визита Медведева в Цхинвали. Медведев приехал будто бы в российский регион к своему губернатору. Путин – в соседнее государство, и это, кажется, довольно подчеркнуто. Но насколько широка свобода маневра у Багапша в ситуации, когда он зажат между Москвой и оппозицией и при этом через год должны состояться выборы?

- Коридор для маневра, конечно, довольно узок. Багапш действительно достаточно стеснен этими обстоятельствами. Но, с другой стороны, у него есть достаточно серьезная база - однозначный выбор абхазского общества: независимая Абхазии. Несмотря даже на российские гарантии безопасности, это ни в коем случае не регион России, это ни в коем случае не будущее в составе Краснодарского края. И Багапш знает: да, мы должны идти на какие-то уступки ради безопасности, поступаться иногда частью суверенитета, но - только частью. И я думаю, что такой запас прочности, который он черпает из общества, все-таки еще есть.

Сопредседатель оппозиционного Форума народного единства Абхазии Астамур Тания визит Путина оценивает, исходя, в частности из того, что именно с момента его прихода к власти стало принципиально меняться отношение к Абхазии со стороны руководства России.

- Россия поэтапно стала осуществлять выход из режима санкций, прекратила оказывать давление на Абхазию, заняла справедливую позицию на переговорах между Абхазией и Грузией. Договор, который был заключен между нашими странами, он носит равноправный характер. Естественно, в ходе этих отношений могут возникать некоторые вопросы, но существует потенциал для того, чтобы эти проблемы оперативно решались. Действительно, нами высказывались претензии к некоторым положениям соглашения о совместной охране границ республики Абхазия. Но эти претензии были адресованы прежде всего руководству Абхазии. Наша критика касалась вопросов экстерриториальности и юрисдикции. Также в этом пограничном соглашении не были отрегулированы вопросы, связанные с возмещением возможного ущерба, вопросы хозяйственных отношений, которые могут складываться у российских пограничников с населением Абхазии. И неурегулированность этих вопросов может создавать ненужную напряженность. В то время как принципиальная наша позиция всегда заключалась в том, чтобы на территории Абхазии было военное присутствие России, которое бы гарантировало нашу безопасность и соблюдение национальных интересов России в регионе.

- Дискуссия между властью и оппозицией затрагивает ведь не только вопросы безопасности. Есть вопросы собственности, в республике у определенной части бизнеса есть опасения, что россияне, грубо говоря, придут и все скупят, и эту точку зрения поддерживают и некоторые оппозиционеры.

- Да, и такие опасения существуют. Поэтому наши отношения должны носить упорядоченный характер. Законодательство должно предусматривать преференции прежде всего для граждан Абхазии. Мы сейчас, в нынешнем своем качестве, не можем на равных конкурировать с российским бизнесом. И это, естественно, создает угрозу того, что все основные фонды нашей страны окажутся под внешним контролем. Это не вопрос межгосударственных отношений Абхазии и России, это вопрос отношения нашей власти к ресурсам, которыми располагает наша страна. А распределение ресурсов осуществляется вне какого-то общественного контроля, не существует какой-то ясной, прозрачной правовой базы, не выработаны, как я уже говорил, преференций для местного бизнеса, для наших граждан. Не определены приоритетные сферы, куда должны осуществляться инвестиции. То есть в настоящее время процесс приватизации осуществляется не в интересах большинства наших граждан, а в интересах тех, кто имеет доступ к рычагам распределения, к рычагам власти.

- Возможна ли в этих условиях, при всеобщем непризнании хоть какая-то внешнеполитическая многовекторность?

- Естественно, география и история диктуют свои условия, приоритетным нашим партнером является Россия. Но вместе с тем мы должны, естественно, развивать отношения к окружающим нас миром, с международными организациями, с соседними государствами, то есть двигаться по пути полноценного признания, представления нашей позиции вниманию международного сообщества.

- Не несет ли такая гипотетическая многовекторность риск конфликта с Россией?

- Если свою позицию преподносить аргументированно, то, я думаю, никаких проблем во взаимоотношениях Абхазии с Россией не возникнет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG