Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чечне началось расследование убийства правозащитников


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Карэн Агамиров и Ян Рунов.

Кирилл Кобрин: Расследование убийства правозащитников в Чечне началось, выдвигаются уже первые версии.

Карэн Агамиров: Следствие не исключает, что Зарему убили из-за супруга. Джабраилов состоял в свое время в незаконных вооруженных формированиях, его осудили не незначительный срок, он вышел на свободу и недавно сыграл с Садулаевой свадьбу.
Вот как расценивает эту версию сотрудник правозащитного Центра "Мемориал" Екатерина Сокирянская.

Екатерина Сокирянская: Мне кажется, версия об убийстве на почве кровной мести нелепа, потому что институт кровной мести очень строго регламентирован. Кровная месть распространяется только на прямых кровных родственников по мужской линии, она не распространяется на женщин, тем более на жен, которые не являются кровными родственниками. Кроме того, муж Садулаевой был осужден на незначительный срок - это значит, что он никого не убивал. Потому что в сегодняшней Чечне, если можно было бы предположить хотя бы, что он мог быть причастен к убийству, ему бы точно убийство вменили, и он был сидел еще 10 лет. Так что вряд ли у Джабраилова были кровники. Если бы они были, он бы так спокойно не жил и не работал в центре Грозного, а уехал бы из Чечни.

Карэн Агамиров: Зачем же следствие выдвигает, по вашему мнению, такую версию?

Екатерина Сокирянская: Ну, следствию нужно выдвигать какую-то версию, и оно выдвигает такую, приемлемую для следствия. То, что произошло, это демонстративное убийство с целью выдавить гражданские организации из Чечни.

Карэн Агамиров: По вашему мнению, удастся выдавить?

Екатерина Сокирянская: Надеюсь, что нет, хотя как сейчас работать в Чечне - непонятно, потому что пространства для гражданского общества в Чечне не осталось.

Карэн Агамиров: Сделала вывод Екатерина Сокирянская.
И президент России, и руководители правоохранительных структур подчеркивают: дело об убийстве Заремы Садулаевой и ее мужа Алека Джабраилова взято под контроль. При этом следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации по Чеченской республике объединило уголовное дело по факту похищения Садулаевой и Джабраилова в Ленинском районе и дело по факту убийства в Заводском районе Грозного.
У микрофона Радио Свобода - бывший старший следователь областных прокуратур, ныне адвокат Владимир Волков.

Владимир Волков: Они подозревают, что это совершено единой группой. Или из единого центра - разными группами, но кто-то направляет эти группы.

Карэн Агамиров: Официальный представитель Следственного управления сообщил, что расследованием занимаются следователи, имеющие большой опыт работы, способные расследовать особо сложные дела.

Владимир Волков: Ничего не раскрыто! Прокуратура полностью несамостоятельна, недееспособна, я бы так сказал. Нынешний следственный аппарат недееспособен.

Карэн Агамиров: Зачем же тогда и президент страны, и руководители прокуратуры, и все говорят о том, что взято под контроль, взято под контроль?..

Владимир Волков: Ну, а что они еще другое могут говорить? Об этом говорил и Устинов - "взято под контроль", об этом говорил и Степанков, об этом говорил и Ильюшенко, и много чего говорили, начиная с убийства Листьева, начиная с громких убийств. Они то же самое говорили и по Политковской - "взято на контроль". Ну и что, что раскрыто?

Карэн Агамиров: Подвел черту Владимир Волков.
Правозащитников убивают, дела берутся "под контроль"...

Кирилл Кобрин: Организация "Эмнести Интернэшнл заявила, что в Чечне идет охота на правозащитников, и призвала международное сообщество оказать влияние на Россию с целью добиться справедливого расследования громких убийств. В США то, что происходит в последние недели в Чечне, вызывает возмущение.

Ян Рунов: США призвали российские власти расследовать новое преступление в Чечне и наказать виновных. Представитель Госдепартамента Филип Кроули заявил: "Мы глубоко озабочены насильственными действиями против тех, кто выступает за права человека, за независимость средств массовой информации, за правовое общество и за гуманитарную помощь на Северном Кавказе". Возмущение новым убийством в Чечне сотрудницы неправительственной благотворительной организации "Спасем поколение" выразили такие международные организации как Human Rights Watch, Хельсинкская группа, "Международная Амнистия"... Организация "Международная Амнистия" назвала новое убийство еще одним напомнианием о том, что в Чечне господствует атмосфера безнаказанности. А неспособность раскрыть убийства правозащитников демонстрирует, по мнению "Международной Амнистии", что подобные преступления совершаются по крайней мере с молчаливого согласия властей.
Можно ли говорить о так называемой "перезагрузке" американо-российских отношений, когда в России не прекращаются политические убийства? Вот что думает об этом Герман Пирчнер, президент вашингтонского Совета по американской внешней политике.

Герман Пирчнер: Убийство одного правозощитника или нескольких, или многих указывает на ненормальное положение в стране. И это отражается на политике и на общественном мнении других государств по отношению к России. Когда убивают сотрудников правозащитных, гуманитарных организаций, тем более связанных с такой авторитетной международной организацией, как ЮНИСЕФ, это вызывает негативную реакцию у американских законодателей, вызывает у них все большее недоверие к российскому руководству. А заверения президента России, или генрального прокурора, или президента Чечни, что они берут расследование убийств под свой личный контроль, не приводит ни к каким результатам.
Либо мы имеем дело с диктатурой, физически устраняющей оппозицию, либо мы имеем дело со слабой властью, которая не в силах справиться с политическими убийствами у себя в стране. И то, и другое плохо. Может ли о чем-то договариваться с таким правительством России? Но этот вопрос задают американские законодатели. Однако нынешняя администрация президента Обамы пока ищет свой путь во внешней политике, и, в частности, в политике прав человека. Хотя с момента прихода к власти новой администраци прошло более полугода, аппарат советников президента еще не полностью укомплектован, а внешнеполитический курс еще не сформулирован окончательно. Судя по всему, администрация президента Обамы предпочитает более, так сказать, реалистический подход во внешней политике, при котором стратегические интересы важнее, чем права человека, как это было при президенте Буше. Но насколько важнее - это мы еще увидим.

Ян Рунов: Таково мнение Германа Пирчнера, президента вашингтонского Совета по американской внешней политике.
XS
SM
MD
LG