Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начались поиски сухогруза "Arctic Sea" с российским экипажем


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Александр Гостев.

Андрей Шарый: Жены и родственники моряков сухогруза "Arctic Sea" с полностью российским экипажем из 15 человек, пропавшего в водах Европы около 2 недель назад при таинственных обстоятельствах, сегодня обратились к президенту России Дмитрию Медведеву, правительству, ФСБ и всем поисковым службам с просьбой начать наконец масштабную поисково-спасательную операцию. Минобороны России сообщило, что операция с участием кораблей Черноморского флота началась, но подробности ее неизвестны.
Почему о пропаже судна с россиянами так долго старались не рассказывать журналистам ни судовладелец, ни российские спецслужбы? Правдоподобна ли версия, что судно нелегально перевозило некий секретный и дорогостоящий груз? Об этом мой коллега Александр Гостев побеседовал с ведущим специалистом в области морского транспорта и права, редактором сетевого издания "Морской бюллетень - Совфрахт" Михаилом Войтенко.

Михаил Войтенко: "Arctic Sea" - сухогруз 1991 года постройки, флаг - Мальта, судовладелец - финская компания "Соул чарт". Судно вышло в обычный рейс после двухнедельного ремонта в Калининграде, загрузилось лесом в финском порту. Вышло в рейс 22 июля. 24 июля ночью произошло таинственное нападение кого-то, что представился полицией, в шведских водах. Якобы после этого нападавшие покинули борт суда, тщательно его обыскав в течение 12 часов. Затем связь с родственниками экипажа прервалась где-то 27 июля, и то, похоже, она была односторонней, то есть родственники говорят, что у них электронные письма доходили до судна, но не говорят, что с судна что-то приходило. Последний, кто разговаривал с судном, на сегодня известно, офицер береговой охраны Англии 30 июля. 2 августа судно наблюдал патрульный португальский самолет. Далее идут догадки и предположения.
В общем-то, с уверенностью можно говорить, что 24 июля было не нападение, а был именно захват, судно захватили. Кто и почему - остается загадкой. Наиболее такое убедительное и логически приемлемое объяснение на сегодня только одно: судно захватили из-за какого-то неизвестного груза. Официально груз - финские пиломатериалы назначением на Алжир. Захватить судно в водах Европы, в Балтийском море и оттуда это судно вывести - обычным преступникам это не по зубам, это слишком сложная операция. Остается опять же только задать вопрос: а кто же за этим всем делом стоит? На сегодня можно более-менее уверенно предположить, что судно находится где-то вблизи побережья Западной Африки.
Сегодня самая важная новость, которую мы имеем, - это решение Министерства обороны России начать поисковую операцию с привлечением спутников и, возможно, самолетов. Потому что иначе судно найти невозможно. Просто кораблями - это как искать иголку в стоге сена. Не исключено, что счет идет просто на часы, для экипажа я имею в виду.

Александр Гостев: Этот факт кажется просто чудовищным: в водах Европы было захвачено - пиратами или нет - транспортное судно, и оно пропало. И информация о случившемся стала достоянием общественности спустя несколько даже не дней, а недель после того, как это случилось. Можно ли назвать этот факт обыденным? Какова вообще практика в таких случаях, когда вдруг прерывается связь с судном, когда возникают какие-то подозрения о том, что случилось на судне, что-то нехорошее, тем более что оно было захвачено, подверглось вооруженному нападению? Почему прошло столько времени?

Михаил Войтенко: Это одна из загадок. Сразу могу сказать, что обычно практика одна и та же: судно постоянно поддерживает связь с судовладельцем, и если судно не выходит на связь с судовладельцем, то он через некоторое время бьет тревогу, обращается к спасателям, обращается к властям тех стран, вблизи побережья которых находилось это судно, и начинается поисково-спасательная операция. Сразу могу сказать, случай совершенно уникальный, ну, просто аналогов мы не знаем. В истории современного судоходства ничего подобного никогда не происходило.

Александр Гостев: Возможно ли в XXI веке, когда спутниковые телескопы из космоса способны прочитать номера автомобилей, спрятать судно так, чтобы уже сейчас, когда его ищут военные нескольких стран, когда Интерпол объявил о том, что судно захвачено морскими пиратами, такой огромный корабль, как сухогруз, находится неизвестно где, идет время и никто не может его найти?

Михаил Войтенко: Да, это возможно по той простой причине, что все эти спутники и чудеса современные, если и начали искать судно, то буквально несколько часов назад. А до этого практически таких поисков не велось.

Александр Гостев: Какую ответственность в таком случае должны нести судовладелец и компания, нанявшая экипаж? Экипаж состоит весь из россиян. Речь идет, видимо, о крайнем случае, говоря простым языком, уголовщины, а может быть, и нечто большем, о каком-то террористическом акте. И при этом никто никуда не сообщал. История, получается, была раскручена, скорее, средствами массовой информации.

Михаил Войтенко: Да, совершенно верно. Бог даст, найдут судно с экипажем. Но если его не найдут, если оно уже погибло, потоплено похитителями, будут очень серьезные разборки. Естественно, поведение судовладельца очень странное, очень.

Александр Гостев: Вы перечисляете в вашей статье на сайте "Морского бюллетеня - Совфрахт" несколько версий, что могло произойти с судном. Первая из них, что оно было захвачено пиратами или какими-то вооруженными лицами ради таинственного груза, но есть и еще несколько версий, в частности, с так называемым подставным судном.

Михаил Войтенко:
Да, буквально в последнем десятилетии прошлого века практиковалось такое, то есть захват судна, выписывание на него фальшивых документов, перекраска судна, переименование - и судно выходит на рынок как обычное судно, находит груз, желательно дорогой груз, и вместе с этим грузом исчезает. А груз продают на черном рынке. Это было в Восточном Средиземноморье, в районе Африки и Юго-Восточной Азии. Делается с помощью обыкновенных бандитов и частенько не без содействия со стороны экипажа. Но в данном случае какое-либо содействие экипажа вот этому делу лично я полностью исключаю. Кроме того, такого рода криминальная деятельность практически сошла на нет просто потому, что современное судно настолько просчитывается, его история, оно настолько утыкано всякими идентификаторами, определителями, сертификатами, что технически это невероятно сложно сделать, то есть просто овчинка выделки не стоит.

Александр Гостев: Вы за всю свою профессиональную практику хоть раз сталкивались со случаем, похожим на то, что произошло с "Arctic Sea" сейчас?

Михаил Войтенко: Нет, и близко ничего подобного не было.
XS
SM
MD
LG