Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Имя Сергея Удальцова в связи со слушаниями по Генплану звучит чаще обычного. Поэтому важно, наконец, пояснить: Сергеев Удальцовых на самом деле два, но это не надолго.

Один Сергей Удальцов возглавляет Авангард Красной Молодежи (АКМ), второй координирует Совет инициативных групп Москвы. Один пытается восстановить СССР революционными методами борьбы, другой отстаивает гражданские права на митингах.

Один пишет (на смерть музыканта Егора Летова):
“Почему-то принято считать раннего Летова антисоветчиком. Это все, конечно, идет от примитивного цитирования его текстов перестроечного периода… На самом деле, не сомневаюсь, Егор всегда был настоящим леваком, эдаким анархо-коммунистом… Летов был прав в своих предчувствиях, - революция еще не закончилась, общество еще бурлило. Еще оставалась возможность качнуть маятник истории в правильную сторону”.
“Мои взгляды формировались, в основном, под влиянием катастрофы 91-93 года. Но когда я узнал, что Егор выступал на первомайском митинге – то даже не удивился. Я лишь отметил для себя - раз и Летов с нами, значит все правильно, значит верная дорога”.

Другой говорит:
“Мы действуем в правовом поле, надеемся, что власти не вынудят нас эту грань переступать”.
“Местное самоуправление и гражданские инициативы на зачаточном уровне. Надо что-то с этим делать, менять”.
В уставе АКМ – сжатом пересказе трудов Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина – сказано, что борются ее члены за диктатуру пролетариата, что непримиримы к врагам коммунизма и при возможности ликвидируют частную собственность. Конституцию России, судя по программным документам, они не очень-то признают.
От шизофрении Сергея Удальцова, вероятно, спасает то, что своим участием в митингах против, например, точечной застройки в Москве, он вполне достигает цели “пропагандировать идеалы коммунизма”: аудитория там вполне благодарная

Какой-нибудь европеец или американец расхохочется, когда узнает, что леворадикалы АКМ вместе со своим лидером – одни из немногих, кто обладает внешними признаками агентов гражданского общества в России: ходят на митинги согласованные, подставляют себя под ОМОНовские дубинки на несогласованных, кричат о правах быть несогласным.

От шизофрении Сергея Удальцова, вероятно, спасает то, что своим участием в митингах против, например, точечной застройки в Москве, он вполне достигает цели “пропагандировать идеалы коммунизма”: аудитория там вполне благодарная. Жители, правда, не могут толком сказать, чем помогает им Удальцов, кроме участия в митингах, но рады любому стороннику. Беспринципность их – от отчаяния: и от Лужкова помощь бы приняли, если б она была, и от Митрохина, и от многих самых разных других деятелей. Так на последних выборах президента России многие голосовали за Зюганова, если не хотели выбирать Медведева или не решались рвать бюллетень.

Как только этот симбиоз разрушится, один Сергей Удальцов (коммунист) вытеснит другого Сергея Удальцова (правозащитника). “Коммунизм или смерть” (из программных документов АКМ) – формулировка, ко многому обязывающая. А победившим точечную застройку некоммунистам грозит статус буржуев, разумеется, зажравшихся. Ведь они о собственности своей частной заботятся, вид на которую портится из-за новых зданий.

Двойственность Сергея Удальцова не должна удивлять, только настораживать. Как утверждают историки, развитие российского гражданского общества дальше своих протоэлементов не шло: Новгородское вече, земство, НЭП, шестидесятники – все загоралось и тухло, поэтому строить это общество надо заново. Вот и дружат сторонники революции и эволюции: вместе – громче. В этом смысле Удальцов – маленькая модель так называемой оппозиционной коалиции: союз этот будет жить, пока коммунист в нем не убьет правозащитника.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG