Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Яблоко" представило свою программу на выборах в Мосгордуму. О перспективах этой партии в интервью РС размышляют политолог Дмитрий Травин и филолог, член партии "Яблоко" Энгелина Тареева. Их оценки кардинально разошлись.


Дмитрий Травин сформулировал свою точку зрения в программе "Итоги дня с Андреем Шарым":



— Я специально пригласил политолога из Петербурга — мне хотелось бы посмотреть на проблемы партии "Яблоко" не из центра российской политики. В чем, на ваш взгляд, заключается проблема этой уважаемой, одной из старейших российских демократических партий?


— Проблема в том, что за все время существования она так и не получила поддержки действительно широких демократических масс. Да, собственно, эти демократические массы уже и перестали быть широкими. С другой стороны, партия "Яблоко" не является прокремлевской, пропутинской, промедведевской. Она зависает между двумя вариантами решения политических проблем, не попадая ни туда, ни сюда.


—Это означает полный политический тупик и невозможность эффективной деятельности?


— К сожалению, это действительно полный политический тупик. К такому выводу можно было прийти уже несколько лет назад. Никакого развития у партии нет, и перспектив особых не видно. Так же, как, впрочем, и у их постоянных оппонентов — "Правого дела", бывшего "Союза правых сил" и так далее.


— Смена поколений и уход Григория Явлинского с поста лидера партии не изменили "Яблока"?


— Сначала казалось, что могут произойти какие-то изменения, но пока результатов не видно. Я думаю, они произошли бы только в случае, если бы "Яблоко" стало в той или иной степени прокремлевской партией, если бы Кремль захотел сделать ставку на него, а не на всякие доморощенные проекты типа "Гражданской силы" или последующего преобразования ее в "Правое дело". Партия будет влачить примерно такое же существование, как и сейчас. Там есть немало достойных, приятных людей, я их уважаю. Но как перспективных политиков, к сожалению, рассматривать их не могу.


— Это победа вертикали власти, которую выстраивает Владимир Путин, или же идеологический тупик партий такого типа?

На самом деле и те, и другие свой электорат потеряли. А построение вертикали власти при Путине просто довершило процесс, окончательно разочаровав потенциальных избирателей "Яблока"

— Ошибка "Яблока" состояла в том, что еще с самого начала реформ, с 1992-1993 годов, это направление сделало ставку на противостояние направлению гайдаровскому. Я убежден, что только объединение сил демократов могло создать в России более-менее серьезную политическую партию — хотя бы такую, которая дает 10-15 процентов голосов. Но тогда была сделана ставка на раскол. Демократы перессорились — они, очевидно, полагали, что увеличат свой электорат за счет электората противников. На самом деле и те, и другие свой электорат потеряли. А построение вертикали власти при Путине просто довершило процесс, окончательно разочаровав потенциальных избирателей "Яблока".


— Как политолог, что бы вы посоветовали руководству партии "Яблоко" в этой ситуации?


— Советы, честно говоря, давать уже поздно. Я много писал о необходимости объединения сил демократов и полемизировал с моими друзьями и коллегами, которые считали, что у разных демократических партий разный электорат. Я считал, что здесь более сложная ситуация — надо объединять усилия. Сегодня время прошло. Если пользоваться маркетинговыми терминами, бренд "Яблоко", как и любой другой демократический бренд, сейчас стоит две копейки. Проще создать новый, чем как-то реанимировать старый. Но и для создания нового бренда сейчас политических возможностей нет. Мне очень жаль, но посоветовать здесь нечего.

* * *

Энгелина Тареева
Более оптимистично на перспективы оппозиционной партии "Яблоко" смотрит филолог Энгелина Тареева. Она родилась в 1925 году. Недавно завела ЖЖ под названием “Интеллигентская штучка”. Потребовалось совсем мало времени, чтобы ее начали читать три с половиной тысячи человек. Читатели признали ее самым честным человеком в сети. Недавно она призналась им, что с 2000 года состоит в партии “Яблоко” и об этом не жалеет. Накануне выборов в Мосгордуму корреспондент РС спросил ее, что было и что стало с партией “Яблоко” за девять путинских лет.

У нас не было успеха, но с начала работы в московской городской думе у нас новый подъем, – говорит Энгелина Тареева. – Он связан с тем, что “Яблоко” решило четко работать на город и выйти непосредственно на избирателя. Я вижу, что ребята хорошо себя чувствуют: у них ощущение, что они нужны и успешны – два члена “Яблока” в Мосгордуме и молодежь (из молодежного “Яблока” - РС) сделали очень многое. Митрохина теперь знает вся Москва, он чуть ли не народный герой.

Я не состояла ни в какой партии, даже в комсомоле – сама для себя была оппозиционно-демократической партией. Но когда разогнали то первое НТВ, стало очень неуютно. Я очень хорошо помню, как в 1937 году мой отец был репрессирован и расстрелян. Повеяло тем временем, и захотелось к кому-то прислониться. А за НТВ вступилось только “Яблоко”, они собирали подписи, и я поехала поставить свою. Когда меня принимали в партию, на собеседовании спросили о мотивации. Я сказала, что амбиций у меня никаких нет, хочу на единицу увеличить количество членов “Яблока” и ощущаю: идут плохие времена. “Если вас начнут бесплатно вывозить в вагонах на восток и северо-восток, я хотела бы поехать с вами - не хотелось бы пропустить такую халяву”, – сказала я им.

Внутри всякой живой партии бывают разные течения, в том числе оппозиционные. Я была в оппозиции к московскому руководству “Яблока” – мы организовали комиссию по партийному строительству, чтобы закрыть те дыры, которые руководство не затыкает. У Митрохина нет времени работать внутри партии. У него очень удачно получается работать с избирателем напрямую, а с партией не работает никто, вот мы и попытались это сделать. Но недавно объявили о самороспуске: нас стало мало, а я председатель, мне 85-й год и у меня нет физических сил этим заниматься.

Что касается идеологии и политики, у меня никаких претензий к "Яблоку" нет: конструктивная оппозиция мне кажется правильной. В организацию Каспарова, например, принимают абсолютно всех, кроме скинхедов, но принимают близких к скинхедам. Задача этой организации – свалить власть. Но вот они, допустим, свалят власть – этого, конечно, никогда не будет – и останутся глаза в глаза друг к другу: коммунисты, демократы, националисты и так далее. Думаю, что с Учредительным собранием в свое время случилось именно это. Говорят, их разогнали, но, думаю, они вошли в зал и увидели, что сидят с людьми, которых ненавидят больше самодержавия. "Яблоко" не собирается сваливать правительство, а ведет с ним диалог: у нас была фракция в Госдуме. К каждому бюджету мы предлагали свой альтернативный бюджет, к новому уголовному кодексу, к военной реформе мы предлагали альтернативные варианты, и многие из наших предложений использовались. Какие-то предложения были приняты и в городской думе. Нас осуждали за то, что мы голосовали за Лужкова, но Лужков во всем, что касается образования, поддерживает нашего Бунимовича, а образование разве не самое важное? И этот Генплан с множеством недостатков… Если наши в Мосгордуме будут – хотя бы двое – это уже что-нибудь даст: сотрудничество и диалог с властью все-таки приносит большую пользу.

В прошлые выборы в Мосгордуму я занималась агитацией по телефону. Мне говорили: "Так вы же теперь с Чубайсом!" и бросали трубку. Думаю, что объединение с СПС на тех выборах только убавило нам голосов. Если сравнивать с зарубежными партиями, СПС консерваторы, а мы лейбористы. А то, что мы были с организациями "Солдатские матери" и “Комитет в защиту москвичей” – голосов нам добавило.

В молодом “Яблоке” у нас большие перемены в связи с уходом Яшина, во “взрослое” “Яблоко” перешли четыре человека, которые были интеллектуальным, мозговым центром молодого. Все же молодежное “Яблоко” принимает большое участие в уличной политике: в работе Митрохина с инициативными группами против уплотнительной застройки и вырубкой зеленых насаждений. Молодежь у нас гоняют в хвост и в гриву.

Боюсь, сейчас не наше время. Народ поддерживает власть – довольны ли они ею или не довольны. Ряды фашистов растут быстрее, чем ряды демократов: самое простое решение всякой проблемы – найти виновного. Такие времена. Как говорил Юрий Лотман, история – процесс случайный. Я не могу собрать все факторы, которые к этому привели.

Отсутствие особых видов на успех не основание для того, чтобы прекращать действие. Мы живем в 2009 году, но не только: мы живем в истории России. Демократическое движение здесь ни разу не победило, но если бы его не было, тут была бы просто тьма. Перспектив для фракции “Яблоко” в Государственной думе в ближайшее время нет. На Мосгордуму надеемся, ведем кампанию. Но будем ли там – в значительной степени зависит от федеральной власти. Когда мы начали собирать подписи, первые дни нас гоняли милиционеры и не разрешали это делать – а мы от подписей целиком зависим. Наши подписи уже браковали в Питере, где у нас самая мощная организация. Люди с паспортами приходили в местную избирательную комиссию и подтверждали, что расписывались. Им отвечали, что милицейская графологическая экспертиза показала, что это не их подписи.

Люди в “Яблоке” по-разному относятся к тому, что нет успеха и нет шансов на успех. Один гроссмейстер ушел, объяснив это тем, что мы не выигрываем. Я стала ему объяснять, что это не может быть решающим, что решающее – борьба за правильное. Он сказал, что это не спортивный подход: нет шансов на победу – от борьбы отказываются. Если “Яблоко” рассыплется, то только по этой причине. Потому что действительно нет шансов на победу в ближайшей перспективе: может быть, в будущем. Но я решила, что уйду из партии последней.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG