Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. 40 лет назад состоялся рок-фестиваль в Вудстоке


Андрей Шарый: Исполняется сорок лет со дня проведения в американском штате Нью-Йорк музыкального фестиваля, который вошел в историю рок-музыки под названием "Вудсток". "Три дня мира и музыки" – гласил заголовок рекламного плаката фестиваля. На плакате изображен гриф гитары с сидящей на нем голубкой. Это было время хиппи, американского военного синдрома, сексуальной революции, конфликта отцов и детей.
Об историческом значении и метафизики Вудстока мой нью-йоркский коллега Александр Генис.

Александр Генис: Горный поселок Вудсток, давший имя фестивалю, проходившему, как известно, в чистом поле, наверное, самый странный город в Америке. Здесь еще можно встретить живых хиппи. Один ездит на пестром велосипеде со всеми своими пожитками, включая гитару, банджо и барабан в цветочках. Позируя туристам, он дарит на память открытку с автопортретом. Вместо обратного адреса – Дед Вудстока. Главное, что доходит, сам проверял.
Сегодня Вудсток кажется таким же нелепым, симпатичным и печальным анахронизмом. Что может быть грустнее седого хиппи, зашедшего погреться в вестибюль банка?
Сегодня, сорок лет спустя, кажется, что из той утопии, как и из всех остальных, ничего не вышло. Смутные 70-е, деловитые 80-е, эйфория 90-х, кризис нулевых – четыре десятилетия так основательно проветрили мир, что Вудсток, вроде бы, застыл в ностальгическом прошлом, как муха в янтаре.
К счастью, это не так. Идеи, образы, метафоры Вудстока ушли в глубь общества, растворились в нем, чтобы исподволь изменить ткань сегодняшней реальности. Внеся смуту и душевный разброд в общественное сознание, заразив его сомнениями, он изменил ригористический дух времени. Не приемля бинарных оппозиций (третьего не дано), люди Вудстока расчистили путь тому культурному плюрализму, который теперь воспринимается нормой. Может, без Вудстока не было бы и Обамы.
Конечно, идеи Вудстока проросли и вышли на поверхность не такими, какими были, да и не там, где их сажали. Вудсток не отменил ни взрослых, ни денег, ни войны. Он добился другого – сумел сгладить центральный для всякого общества конфликт отцов и детей. Собранная в дни юбилея статистика утверждает, что поколение, пережившее Вудсток, в два раза реже ссорится со своими детьми, чем они ругались со своими родителями, лишенными этого опыта. Не потому ли, что наши дети все еще слушают музыку, которую открыли их отцы?

Андрей Шарый: На сцене Вудстока за три концертных дня с 15 по 17 августа выступили 35 исполнителей и рок-групп. Вот некоторые знаменитые имена: Джимми Хендрикс и Джо Коккер, Рави Шанкар и Джанис Джоплин, "Грэйтфул Дэд" и "Криденс клиэорвотер ривайвел", "Джефферсон Эйрплейн" и "Блад, свит энд Тиэрс", Нейл Янг и Сантана. Считается, что за их выступлениями наблюдали около полумиллиона зрителей. О духе и музыке Вудстока рассказывает один из зрителей и участников фестиваля, ныне - главный продюсер Русской службы Радио Свобода Руслан Гелисханов.

Руслан Гелисханов: Я оказался там у своего друга Николая, который жил в Америке. Я с ним познакомился до этого в Германии, когда я на радио работал три месяца, кажется, без перерыва. И вот я решил полететь в Америку и купить себе мотоциклет, и с моим другом приехали в Новую Англию. Мы первый раз вытащили свои мотоциклы, как мы заметили на этих маленьких дорожках, по которым мы ездили, караваны других мотоциклов, легковых машин. Все какие-то веселы, диковатые молодые люди. Но мы так поравнялись и с перекривались друг с другом. Мы поняли, что какой-то огромный фестиваль намечается, что такого до этого еще не было. Конечно, мы все любители музыки поехали за этой группой. Очутились мы в маленьком городке. Вудсток был километров в 70. Там должен был быть этот фестиваль, но он там не состоялся, потому что не получили площадь достаточно большую. А на этом фестивале намечалось 50 тысяч слушателей, и столько же у них было билетов.

Андрей Шарый: Платное было мероприятие?

Руслан Гелисханов: Они хотела заработать на этом. В конце концов, эти люди потеряли очень много во время концерта. Зато за права фильма и так далее все опять получили. Он был платный, но только первый день. К концу дня, когда мы туда приехали, просто не было билетов и пускали всех бесплатно.

Андрей Шарый: Для моего поколения, Руслан, Вудсток – это сплошной секс, драка энд рок-н-ролл. Это правда?

Руслан Гелисханов: Скажем, все это было. Я бы сказал, все было в меру. Одно переходило в другое. Так что, ничего не было особенного. Это был как транс. Но самое сильное впечатление, конечно, было – вот эта масса молодых людей, которых хаяли до этого, что ни один фестиваль без драк не может быть, что они бездельники, которые только и занимаются ЛСД. Это действительно был такой фестиваль любви. Люди друг друга не знали, сразу подружились. Переходило с музыки к активностям в озере маленьком, которое было с другой стороны от сцены. Рок-н-ролл был там, да. На нем все строилось, но как-то ничего из этого не взяло вверх.

Андрей Шарый: Ощущение свободы какое-то было? Ощущение отдельной свободы было?

Руслан Гелисханов: Если можно так сказать, от этого и балдели. Это чувство свободы, я бы сказал, да, мы можем быть вместе в огромном количестве. И все, что происходило – это была музыка, любовь и свобода.

Андрей Шарый: А кого из великих вы слышали?

Руслан Гелисханов: С первого дня я еще Джона Байза захватил и еще кого-то. А так, конечно, меня очень впечатлили такие совсем новые группы, которые сформировались. На меня "Ху" вообще не произвело никакого впечатления. Бедная Дженис Джоплин, которую я любил, у нее был просто очень плохой перформанс. Хендрикс практически закрыл фестиваль, поэтому оставил сильное впечатление. Сейчас все говорят, что Хендрикс сыграл американский гимн для того, чтобы показать, какая ужасная эта Америка, чем она занимается. В действительности впечатление было другое. Там было такое, что вот наша Америка переживает сейчас дикие времена, где боль, где стреляют. Вот эту Америку мы должны спасти. Вот какое было впечатление, очень положительное.
Конечно, больше всего на меня подействовала группа, братья, мексиканская группа "Сантана". Там было восемь барабанов африканских и три гитары. Абсолютно все, кто слушал, дышали одним духом, двигались в одном движении. Такие ритмы до этого еще никто не слышал. Это была такая настоящая латинская музыка с рок-н-роллом.

Андрей Шарый: Руслан, как я вам завидую.

Звучит музыка

Андрей Шарый: Гостями рубрики "Сегодняшний факт" были мои коллеги, ветеран Вудстока Руслан Гелисханов и сторонник творческой свободы Александр Генис. Исполняется сорок лет со времени проведения самого знаменитого фестиваля в истории рок-музыки.
XS
SM
MD
LG