Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Внешнему долгу ничто не угрожает


Внешний долг государства в 13 раз меньше формального объема золотовалютных резервов

Внешний долг государства в 13 раз меньше формального объема золотовалютных резервов

Ровно 11 лет назад Россия объявила дефолт по внешним долгам государства и наложила мораторий на выплату корпоративной внешней задолженности. К началу второго квартала 2009 года (а более свежей официальной статистики пока нет) совокупный российский внешний долг составлял 450 миллиардов долларов, сократившись с начала года на 6,7 процентов. Текущий объем золотовалютных резервов страны — 403 миллиарда долларов.


Доля государства в общей сумме российского внешнего долга не превышает 7 процентов. На долю российских банков приходится 32 процента. Оставшиеся 60 с лишним процентов — это задолженность небанковского корпоративного сектора. Пик выплат по ней, как и по займам, привлеченным внутри страны, приходится на последние четыре месяца года.


"Ситуация в некотором смысле не так плоха, как кажется, — успокаивает аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Антон Табах. — Компании активно готовятся к выплатам по внешнему долгу. В частности, занимая на внутреннем рынке, пусть и дороже, чем на глобальном". Сейчас, по словам эксперта, компании первого эшелона после длительного перерыва возобновили заимствования на внутреннем рынке. Объема операций — около 3 миллиардов долларов в месяц — для покрытия всего внешнего долга недостаточно, отмечает аналитик, но у заемщиков имеются и свои ресурсы. "Скорее всего, пик платежей будет пройден без катастрофических последствий", — уверен Табах.


"Занимали на Западе лучшие заемщики, которые и сегодня находятся не в самой плохой форме как в финансовом секторе, так и в корпоративном, — соглашается аналитик инвестиционного банка "ВТБ-Капитал" Михаил Галкин. — Кроме того, в цикл девальвации российские корпорации, банки и домохозяйства купили в Центробанке валюты более чем на 150 миллиардов долларов. Многие из них направили эти средства на погашение, в том числе и досрочное, долга. У некоторых компаний могут возникнуть сложности с выплатой внешних долгов, но они уже вели или ведут переговоры об их реструктуризации".


В третьем квартале 2009 года, по экспертным оценкам, российские компании должны вернуть только российским банкам примерно 26 миллиардов долларов, в четвертом квартале — 55 миллиардов. Тогда как во втором квартале выплаты составляли только 13 миллиардов.


В конце прошлого года правительство России экстренно выделило российским компаниям 50 миллиардов долларов именно для рефинансирования их текущих внешних долгов. Реально из этой суммы было израсходовано менее 15 миллиардов долларов. В феврале программа была остановлена, а оставшиеся средства, как сообщалось, перенаправлены на другие цели. "Данная программа была чрезвычайной по характеру, — напоминает Антон Табах. — Условия по ней были составлены жестко, высокая процентная ставка и очень жесткие требования к залогам, чтобы компании пользовались ей только в случае крайней необходимости. Собственно говоря, так оно и произошло. Как только мировые рынки начали приоткрываться, а первый шок от кризиса прошел, компании стали прибегать к рыночным механизмам для получения финансирования. Реально государство сумело сохранить достаточно большие ресурсы. Если будет нужно, то, естественно, через эту программу или какую-то другую оно сможет их использовать на поддержку выплат предприятий по внешнему долгу".


Внешний долг самого государства сегодня составляет около 30 миллиардов долларов — это в 13 раз меньше формального объема золотовалютных резервов, значительная часть которых, впрочем, уйдет на покрытие дефицита федерального бюджета. Корпоративная задолженность (без учета банков) перед иностранными кредиторами превышает госдолг почти в 9 раз.


Сопоставимых с государственными валютных резервов у компаний и предприятий, естественно, нет. Но в нынешних условиях вероятность того, что правительство пойдет на крайние меры и наложит мораторий на обслуживание частного внешнего долга, исчезающее мала, уверены эксперты.


"Мораторий на выплату внешнего долга — это крайняя мера, которая используется только в случае, когда происходит кризис платежного баланса и правительству просто не хватает валюты для того, чтобы расплачиваться по собственным обязательствам, — говорит Михаил Галкин из "ВТБ Капитала". — В любом другом случае такая мера не используется".


"Теоретически возможно все, — оговаривает Антон Табах из "Тройки-Диалог". — Но если такое решение всерьез не рассматривалось даже прошлой осенью, когда положение было достаточно тяжелым, то и сейчас вряд ли пойдут на какие-то меры. Долги проблемных секторов экономики проще "разрулить" через использование внутреннего рынка либо через участие государства в выплатах, нежели через объявление моратория. Если через несколько лет положение будет существенно хуже — кто знает. Но в ближайшие год-полтора такой вариант представляется исключительно теоретическим".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG