Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тяжба между российской и американской корпорациями


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Михаил Саленков: Тяжба между двумя корпорациями, американской и российской. В тяжбу эту оказались втянуты довольно известные в России лица.

Ян Рунов: Американский бизнесмен, в 1973 году эмигрировавший из советской Грузии, начавший свой трудовой путь в Америке за баранкой такси и сказочно разбогатевший на торговле недвижимостью, сумел покорить Америку, а на Москве споткнулся. Одна из американских корпораций Тамира Сапира Joy Lud International Distributors, как рассказал нам в интервью вице-президент корпорации Сергей Штейн, в 1992 году заключила с Московским нефтеперерабатывающим заводом (МНПЗ) различные контракты на поставку нефтепродуктов. Через некоторое время московское предприятие отказалось выполнять условия контракта. Американская корпорация подала жалобу в Международный арбитраж в Стокгольме. Суд обязал завод выплатить корпорации Сапира 28 миллионов долларов плюс судебные издержки, штрафы и проценты. Завод оспорил решение, но российский Высший арбитражный суд поддержал мнение международного суда. Однако, как показывает практика, Москве закон не указ. Впрочем, не столько Москве, сколько московскому градоначальнику Лужкову. Впрочем, не столько Лужкову, сколько его жене Елене Батуриной, самой богатой женщине России, которая, как оказалось, главное действующее лицо этого дела. Адвокаты американской компании пришли к выводу, что в Москве существует какая-то система давления, какая-то сила, стоящая над правосудием. В офисе корпорации Joy Lud International Distributors на Пятой авеню в Нью-Йорке ее вице-президент Сергей Штейн рассказал о положении дела на сегодняшний день.

Сергей Штейн: Joy Lud получил решение Международного стокгольмского арбитража, на основании которого МНПЗ должен выплатить Joy Lud в размере 28 миллионов долларов плюс проценты, что сейчас уже набежало более 40 миллионов долларов с процентами. И Высший арбитражный суд Российской Федерации в 2006 году подтвердил это решение. Тем не менее, никаких денег Joy Lud до сих пор, ни одной копейки получить от МНПЗ не смог, и российские исполнительные лица, которые отвечают за исполнение решения в данном случае уже Высшего арбитражного суда России, они это решение не приводят в исполнение.

Ян Рунов: Вице-президент американской корпорации Joy Lud Сергей Штейн показал решение президиума Высшего арбитражного коммерческого суда России, который оставил решение двух других судебных инстанций в силе. То есть Московский нефтеперерабатывающий завод все-таки должен уплатить неустойку корпорации Сапира, долен, но не платит. Поскольку при разговоре присутствовала сотрудница-американка, наша беседа далее шла на английском.
28 миллионов долларов и даже 40 миллионов не такие уж большие деньги ни для вашей корпорации, ни для корпорации, владеющей МНПЗ. Это что, дело принципа?

Сергей Штейн: Верно, однако, деньги - всегда деньги. Но дело в другом. В том, что решение международного арбитража практически невозможно привести в исполнение на территории Российской Федерации, причем независимо от решения Высшего арбитражного суда самой Российской Федерации, согласившегося с решением Международного суда. Вот этот факт очень важен, помимо вопроса о 28 миллионах долларов.

Ян Рунов: Какие шаги вы теперь ожидаете от ответчика, и какие следующие шаги вы сами намерены предпринять?

Сергей Штейн: Трудно сказать, что предпримет Москва. Если говорить о том, кто там несет ответственность за это дело и кто конкретно мешает исполнению закона, мы можем только гадать. Но, по сообщениям западных и российских, в частности московских СМИ, которые появились в последние дни, госпожа Батурина, жена мэра Москвы господина Лужкова, является совладелицей компании "Сибирь энерджи" вместе с Шалвой Чигиринским, который судит сейчас Батурину в лондонском суде. А вошла она в совладение "Сибирь энерджи", как сообщается в печати, в 2003 году и тогда же началось судебное преследование нашей корпорации в Москве, против нас было возбуждено дело. Именно это заставило нас обратиться в Международный арбитраж. До этого мы пытались договорить с заводом о соблюдении условий контракта мирно. Москва решила пойти другим путем. Мы намерены продолжать нашу борьбу, используя все возможные органы правосудия, но теперь, после открывшихся новых обстоятельств, мы подадим в суд уже на некоторых конкретных юридических лиц, а не только на МНПЗ. Я не могу сейчас говорить более конкретно, но заверяю вас, что мы не оставим вопрос о 28 миллионах нерешенным.

Ян Рунов: Вы считаете, что за разрывом контрактов с вашей корпорацией стоит Батурина?

Сергей Штейн: Да, я так думаю. Я и раньше подозревал это, но теперь у нас есть доказательства.

Ян Рунов: Вы считаете ваш случай типичным для бизнеса с Россией или из ряда вон выходящим?

Сергей Штейн: Этот случай показывает, что деловой климат в России очень рискованный, что там еще нет правового общества в западном понимании. Пример нашего дела показывает, что решение и Международного трибунала, и Верховного российского суда не имеют значения в Москве, если силовые структуры считают иначе.

Ян Рунов: Это был Сергей Штейн, вице-президент американской корпорации Joy Lud Distributors International.
XS
SM
MD
LG