Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В прошлом месяце группа американских хирургов во главе с доктором Робертом Монтгомери провела рекордную по числу пациентов операцию пересадки почек. Из-за тканевой несовместимости врачам приходится формировать длинные цепочки доноров и реципиентов. Такие групповые операции в Америке называются трансплантации-домино. В данном случае в пересадке участвовали восемь доноров и восемь реципиентов в четырех штатах. Операция длилась три недели. Органы перевозились самолетами. Все пациенты живы, чувствуют себя хорошо.

Это всего один пример фантастических успехов американской медицины. Но и стоит такая медицина запредельно дорого. В США донорские органы не продаются – их жертвуют исключительно на безвозмездной основе. Но операционные, самолеты, труд хирургов... Серьезная болезнь способна пустить по миру даже состоятельного человека.

Если бы выражение не было столь затасканным, эту колонку следовало бы озаглавить "Жаркое лето 2009-го". Атмосфера политической дискуссии в США, несмотря на время отпусков и каникул, раскалилась до предела. Традиционные встречи членов Конгресса с избирателями проходят на повышенных и даже истерических тонах. Оппоненты обмениваются голословными обвинениями, которые тотчас опровергаются. Такое впечатление, что уже началась избирательная кампания в Конгресс. Очень может быть, что и началась.

Страсти кипят вокруг реформы здравоохранения, которую затеял президент Обама. Для него это вопрос принципильный. Он пришел в Белый дом как поборник социальной справедливости. Каждый шестой американец сегодня не имеет медицинской страховки. Это несправедливо. Никто из малоимущих, конечно, не умирает под забором – в экстренных случаях его лечат, но платят за это лечение остальные пятеро: скрытый налог включен в стоимость их страховки. Это тоже несправедливо.

Со здравоохранением надо что-то делать – с этим никто не спорит. Что именно - вот в чем вопрос. Люди опасаются потерять то, что имеют. Словосочетание "государственное здравоохранение" для многих равнозначно слову "социализм". Примеры Канады, Франции, Германии не убеждают – там другая политическая система, национальный консенсус достигается иначе. Почему демократы проводят план Обамы на безальтернативной основе? Куда подевался план Хиллари Клинтон?

Сегодня уже никто не верит россказням о том, что народная оппозиция реформе инспирирована, организована и оплачена республиканцами и страховым бизнесом. Согласно опросу службы Gallup, 35 процентов избирателей будут рекомендовать своим законодателям голосовать за план Обамы, 36 дадут противоположную рекомендацию, а 29 еще не решили. 49 процентов американцев не одобряют методы, которыми администрация и демократическое большинство в Конгрессе проталкивают реформу; одобряют – только 43 процента. Данные другой социологической службы, Rasmussen, еще более неутешительны: 54 процента избирателей полагают, что лучше уж никакой реформы, чем такая. Оппозицию подобного масштаба невозможно сколотить из платных горлопанов.

О неминуемой грядущей маргинализации Республиканской партии речь уже не идет. На этой волне недовольства республиканцы вполне способны вернуть себе инициативу. Серьезные аналитики вспоминают начало президентства Билла Клинтона. В ноябре 1994-го, через два года после его избрания, республиканцы впервые с 1946 года вернули себе контроль над обеими палатами Конгресса. Это может произойти и в будущем году. Американцы любят, когда президент и большинство в Конгрессе принадлежат к разным партиям.

"До тех пор, пока человеческому разуму будет свойственно ошибаться, и до тех пор, пока человек будет им свободно пользоваться, разница во взглядах неизбежна. До тех пор, пока не будет нарушена связь между разумом человека и его тщеславием, взгляды его и страсти будут оказывать друг на друга взаимное влияние, причем взгляды будут становиться чем-то таким, от чего страсти будут неотторжимы". Этим рассуждением один из отцов-основателей США, Джеймс Мэдисон, обосновал неизбежность противоречий в обществе, которое никогда не будет идиллией.

Человечество еще не придумало общественного устройства, при котором не будет бедных, сирых и убогих. Кто должен позаботиться о них – государство, сердобольные филантропы или пусть выживают сами? Миф о социальной ответственности бизнеса, столь популярный среди российских либералов, не находит подтверждений в истории. Но и государство, как все мы помним, заботится о гражданах плохо. Что такое социальный дарвинизм, мы узнали, когда кончилась советская власть.

Это только вчуже, глядя на американцев, кажется: нам бы их проблемы. Проблемы у нас одни и те же. Общие.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG