Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый крупный теракт на Кавказе


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шароградский: Новый крупный теракт на Кавказе. Сегодня утром террорист-смертник на заминированной машине протаранил ворота ГУВД Назрани. Погибли по последним данным не менее 20 человек, более 60 ранены. 17 августа в Ингушетии объявлен трехдневный траур. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В столице Ингушетии Назрани взорвано здание, где размещались ГУВД и РОВД. Это случилось примерно в 9 утра. По данным правоохранительных органов, бомбу привел в действие террорист-смертник, который въехал во двор РОВД на автомобиле "Газель". Подробнее о происшествии в интервью Радио Свобода рассказал пресс-секретарь президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова Калой Ахильгов.

Калой Ахильгов: На территории ГУВД Назрани тараном заехал автомобиль "Газель", он был начинен взрывчаткой, и террорист-смертник произвел взрыв автомобиля. Это случилось как раз в то время, когда во дворе ГУВД проводилось построение личного состава. В результате взрыва погибли 16 человек, около 70 человек получили ранения, среди них есть дети, это 11 человек. Зданию ГУВД причинен значительный ущерб, то есть оно практически разрушено. Близлежащие здания, жилые квартирные дома так же получили повреждения. Жители этих домов так же получили ранения различной степени тяжести. Автомобиль "Газель" находился в розыске по угону, как раз это был тот автомобиль, на котором террорист-смертник произвел подрыв.

Любовь Чижова: Калой, хотелось бы уточнить, вы говорите, что 11 детей было ранено. Как они там оказались, и какая-то помощь специально детям будет оказана медицинская?

Калой Ахильгов: Да, безусловно, помощь уже оказывается. Они доставлены в республиканскую больницу, которая находится буквально в 150-200 метрах от непоспредственно взрыва. Дети могли оказаться как на улице, то есть это проезжая часть, магазины, которые находятся в жилом доме, так и непосредственно в своих домах и получить резаные осколочные ранения. Поскольку дом находится в непосредственной близости от ГУВД, порядка 50-60 метров, осколки могли спокойно попасть как в окна, так и в близлежащую территорию от подъездов домов и так далее.
Преступление совершенно достаточно нагло и дерзко. С учетом того, что в принципе террорист взорвался непосредственно во дворе не просто какого-то ведомства, а ведомства МВД, естественно этот теракт будет расследован тщательнейшим образом. Масштабность можно оценить, исходя из того, что действительно за последние годы теракт, который повлек бы такое большое количество жертв, в республике можно припомнить лишь в 2004 году, когда было совершено нападение, в результате которого было убито несколько десятков сотрудников милиции. Действительно теракт из ряда вон выходящий, который происходит в республике, несмотря на то, что Ингушетия является сложным достаточно регионом. Но, думается, вопрос о расследовании теракта не займет долгого времени.

Любовь Чижова: Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров контролирует ситуацию?

Калой Ахильгов: Он в ежеминутном режиме постоянно держит ситуацию под контролем, хотя и находится в Подмосковье в санатории. Он в тесной связи со всеми ведомствами, в том числе силовыми, которые непосредственно должны были предотвратить теракт. По его указанию уже дано поручение о внесении изменений в регламент охраны ведомственных зданий МВД и других правоохранительных органов. Уже это указание выполнено, усилена охрана всех ведомственных зданий и правоохранительных органов.

Любовь Чижова: В связи с терактом в Назрани власти Ингушетии призывают граждан республики к бдительности и консолидации. Глава правительства Ингушетии Рашид Гайсанов заявил, что, цитирую, "террористы под прикрытием различных лозунгов взяли курс на уничтожение ингушского народа", и призвал людей "оказывать всемерную помощь власти и правоохранительным органам в борьбе с преступностью". Ранее с подобными заявлениями выступили власти Дагестана, где в результате нескольких нападений 14 и 15 августа погибли сотрудники МВД. Глава МВД Дагестана Али Магомедов в интервью агентству "Интерфакс-Юг" сказал, что "напряженность в республике подогревается из-за пределов России".
О том, что же происходит на Кавказе - война или контртеррористическая операция, и кто может стоять за последними терактами - моему коллеге Мумину Шакирову рассказал эксперт по Кавказу, политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: Назвать это войной в строгом смысле слова нельзя, потому что война предполагает какое-то организованное столкновение разных сил. В случае с ситуацией в Дагестане и Ингушетии, понять - являются ли действия определенных экстремистских структур спланированными, кто стоит за их организацией, насколько все это скоординировано - крайне сложно. Есть подозрение, что о какой-то централизованной координации, о каком-то ЦК террористов говорить не приходится. Часто случаи насилия являются разными по своей природе. В одном случае - это действия исламских радикалов, в другом - это какие-то криминальные действия, которые не вписываются в одну структуру, в одну систему.
Насчет разговоров о заграничном влиянии. Хорошо, если вы официальное лицо и заявляете о таком заграничном влиянии, назовите конкретно - кто. Мне как гражданину России, даже не как эксперту, а гражданину России, налогоплательщику, интересно, кто эти заграничные центры. Давайте не играть в молчанку, в какие-то намеки, а назовем - кто это. Госдеп это, или спецслужбы Саудовской Аравии, или это Иран или кто?

Мумин Шакиров: Если вы заметили, то боевики или тех, кого называют боевиками, в столкновениях с силовиками никогда не сдаются, то есть дерутся до последнего и преимущественно гибнут.

Сергей Маркедонов: Это только в тех случаях, где речь идет о сторонниках крайнего радикального исламизма, для которых проигрыш невозможен, для которых джихад трактуется как борьба за победу в их понимании исламского порядка. Скорее, это не исламского, а исламистского, но они считают, что исламского. Поэтому, собственно, лучше погибнуть и обрести рай, чем сдаться неверному. Но это только часть проблемы насилия. Еще раз говорю, все описывать и отождествлять какими-то исламистами нельзя. Часто это случаи какой-то мести могут быть, часто это могут быть криминальные разборки и так далее. Поэтому важно понять в этом случае, что имело место быть? Что это за люди? Пора отвечать не на вопрос - ху из мистер Путин? или ху из мистер Медведев? - а кто эти боевики, с их лицом разобраться. Этого, на мой взгляд, не происходит. Это затрудняет понимание того, что на Кавказе происходит.

Мумин Шакиров: Судя по вашим высказываниям, Кремль не контролирует ситуацию на Кавказе, и не совсем понимает, что там происходит.

Сергей Маркедонов: Я не сказал, что не контролирует. Неконтролирование ситуации - это что-то наподобие Афганистана. Этого не происходит на Кавказе. Наряду с тем, что происходит взрывы и диверсии, также там тысячи людей живут, занимаются своей деятельностью. Не все же они вовлечены в какое-то противостояние. Есть и нормальная жизнь тоже. Она в меньшей степени оказывается в фокусе внимания СМИ, но, однако же, она есть.

Любовь Чижова: Говорил эксперт по Кавказу, политолог Сергей Маркедонов. В связи с терактом в Назрани президент России Дмитрий Медведев поручил министру внутренних дел России Рашиду Нургалиеву принять дополнительные меры по укреплению порядка в структурах МВД Ингушетии. Для этого в Ингушетию отправляется заместитель Нургалиева Аркадий Еделев.
XS
SM
MD
LG