Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая панорама. К 11-й годовщине российского дефолта: экономический рост после кризиса


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Андрей Шароградский: Дефолт, объявленный Россией по своим зарубежным долгам ровно 11 лет назад, 17 августа 1998 года, стал кульминацией финансового кризиса, назревшего тогда в экономике страны после нескольких лет падения цен на нефть. Однако экономический рост возобновился буквально через год-два, когда нефть еще не успела особенно подорожать. После нынешнего кризиса восстановление роста экономики России может занять гораздо больше времени, полагают эксперты.

Сергей Сенинский: Девальвация национальной валюты сразу в несколько раз, вызвавшая мощную волну роста импортозамещения, а также обилие в стране свободных производственных мощностей - вот два фактора, которыми многие эксперты чаще всего объясняют, почему после кризиса 1998 года рост экономики России возобновился быстро и стал устойчивым. И оба этих фактора сегодня отсутствуют. Из Москвы - главный экономист финансовой корпорации "Уралсиб" Владимир Тихомиров:

Владимир Тихомиров: Действительно, если сравнивать текущий кризис с кризисом 11-летней давности, большое отличие именно в том, что до кризиса 1998 года у нас был фактически лет 9 подряд постоянное снижение производства. Это привело к образованию огромного количества незадействованных мощностей в экономике, что позволило в посткризисный период довольно быстро нарастить производство. И связанная с этим причина как раз и заключалась в девальвации рубля, собственно говоря, не курс как таковой, а, прежде всего, падение доходов населения и, соответственно, в долларовом эквиваленте доходов российских компаний, что заставило и население, и российские компании довольно быстро переключиться на товары местного производства, которые оказались в долларовом эквиваленте существенно дешевле, чем импорт. Именно фактор импортозамещения, который был связан напрямую с курсом рубля, позволил задействовать те мощности, которые в период до кризиса оставались незадействованными, что привело к довольно быстрому выходу из кризиса.

Сергей Сенинский: Кроме того, 11 лет назад финансовый кризис отнюдь не был глобальным, а девальвированными оказались валюты далеко не всех стран - торговых конкурентов России. Сегодня все иначе, напоминает заместитель руководителя аналитического управления инвестиционной компании "Арбат-Капитал" Алексей Павлов:

Алексей Павлов: Если мы посмотрим на наших соседей и конкурентов, с точки зрения продукции, скажем, Восточной Европы, Прибалтики и так далее, прочие сырьевые страны, то девальвация валют произошла везде. Рубль обесценился к доллару, но, с другой стороны, ряд валют таких же развивающихся стран могли упасть еще сильнее, чем рубль. Значит, с этой точки зрения, товары тех стран более конкурентоспособны. И опять-таки масштабы кризиса. Все-таки в 1998 году кризис был не столь масштабный. Если он сильно затронул Азию, немножко Европу, то Америка просто проскочила мимо. Поэтому внешний спрос оставался достаточно сильным. А поскольку наша экономика ориентирована на экспорт сырья, то внешний спрос для нее, на мой взгляд, ключевой, поскольку он сохранялся достаточно уверенно. Мы тогда смогли достаточно быстро из кризиса выскочить. Сейчас ситуация здесь иная.

Сергей Сенинский: До кризиса 11-летней давности объемы свободных мощностей в экономике России нарастали в течение 10 или даже более лет. Нынешний кризис длится в России менее 10 месяцев. Получается, и свободных мощностей возникло пропорционально, то есть многократно меньше? Владимир Тихомиров, корпорация "Уралсиб":

Владимир Тихомиров: И так и не так. Так, потому что, действительно, экономика пока, слава богу, падает не так сильно и не так долго, как мы падали в 90-е годы. Но, с другой стороны, сама структура экономики несколько изменилась. Сегмент, который в конце 90-х вывел экономику наверх, это был в основном сегмент потребительских товаров. Когда люди стали покупать вместо импортного продовольствия продовольствие местного производства, очень большие были инвестиции. Быстро развивался определенный сегмент и легкой промышленности, включая и обувную. Очень быстро развивалась переработка пищевых товаров и так далее. Сейчас, в общем, мы видим переключение спроса с импорта на товары внутреннего производства. Тем не менее, масштабы не сопоставимы с тем, что было в конце 90-х. Те сегменты, где отмечается существенное падение объемов производства, это, прежде всего, сегменты автомобилестроения, но это товары дорогие. И заставить людей быстро восстановить спрос на новые автомобили - сложно.

Сергей Сенинский: При выходе экономики той или иной страны из кризиса один из ключевых вопросов - восстановление спроса, как внутри страны, так и внешнего на ее главные экспортные товары. Алексей Павлов, компания "Арбат-Капитал":

Алексей Павлов: Я думаю, что поскольку российская экономика является экспортно-ориентированной, то для нас ключом является как раз восстановление, причем не внутреннего, а внешнего спроса. А поскольку в конечном итоге, сила внешнего спроса будет определять уровень цен на сырье на мировом рынке, соответственно, уровень доходов нашей экономики.

Владимир Тихомиров: Наверное, да, восстановление спроса несомненно. Но спрос - это скорее следствие, чем причина. А причина здесь, конечно, это восстановление финансового положения компаний, если говорить о производственно-промышленном спросе, или восстановление денежных доходов и восстановление уверенности потребителей, если говорить о населении. А это процесс достаточно длительный. Потому что даже если начнут улучшаться финансовые показатели компаний и прекратится рост безработицы, скажем, компании начнут постепенно увеличивать объемы найма, все равно очень многие компании и население будут находиться под давлением такого психологического фактора - фактора кризиса. Я думаю, что потребители сейчас будут менее готовы к наращиванию долгов. А ведь многие машины покупались в кредит, равно как и квартиры, недвижимость. Поэтому спрос здесь может оказаться достаточно слабым, даже если в целом экономика начнет себя чувствовать лучше.

Сергей Сенинский: Первые признаки этого, похоже, уже проявились. В первом квартале 2009 года реальное сокращение общего экономики России, по данным Министерства экономического развития, учитывающим сезонные колебания, составило 7,6% к уровню октября-декабря прошлого года. А во втором квартале нынешнего года - лишь 0,3% к уровню января-марта.
XS
SM
MD
LG