Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологи об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.

Андрей Шароградский: Авария на Саяно-Шушенской ГЭС дала повод экологам говорить о целесообразности независимого мониторинга состояния плотин российских гидроэлектростанций. О типичных проблемах, которые становятся, или могут в будущем стать причинами серьезных происшествий на объектах гидроэнергетики, в интервью Радио Свобода рассказал руководитель энергетического отдела Гринпис-Россия Владимир Чупров.

Евгения Назарец: Владимир, что с точки зрения экологов является существенным как в процессе строительства, так и обслуживания и дальнейшего мониторинга состояния гидроэнергетических объектов и крупных гидрогеологических сооружений в случае с ГЭС, прежде всего, конечно, плотин?

Владимир Чупров: Безусловно, гидротехнические сооружения и плотины, в частности, это сложные и опасные сооружения, особенно на крупных реках. Во-первых, считается, что если плотину построили, то вечно она может стоять, это чистая энергия и так далее. На самом деле это не так. Срок жизни тела плотины, как правило, тоже ограничено как и все в этом мире - это 100, может быть, больше лет. После чего она по естественным причинам, физическим процессам начинает потихонечку разрушаться, что требует дальнейшего обсуждения, что же делать с ней дальше. На самом деле, проблема эта не такой далекой перспективы, как нам кажется. Потому что многие плотины строились в середине и раньше прошлого века. Это значит, что ближайшие 20-40 лет те советские плотины, которые были построены примерно 70-80 лет назад, они уже будут требовать обсуждения, что же с ними делать дальше.
Если говорить о самом строительство, это известный факт, что в результате затапливаются огромные территории. Например, в Эвенкийской ГЭС - это до 1 миллиона гектар. Само строительство - это как обычная стройка, нагрузка на инфраструктуру и так далее. При эксплуатации энергия получается одной из самых дешевых по себестоимости, но возникает вопрос тех самых аварийных ситуаций, которая сейчас сложилась на Саяно-Шушенской ГЭС. И насколько известно, не только там такие ситуации могут происходить, потому что в зоне риска находится не только Саяно-Шушенская, как в нашем случае, но и любая станция, например, на вечной мерзлоте. У нас классический пример - это Вилюйская ГЭС. Тело плотины, которое зиждется на вечно мерзлых породах, всегда под угрозой риска. Насколько нам известно, это связано с тем, что происходит протаивание грунтов, падает их устойчивость, потому что на севере все на льду. Сверх этого - это сейсмоопасность, то есть любой горный регион (Саяно-Шушенская ГЭС не исключение) - это риск того, что тело плотины может быть разрушено от подземных толчков. И совершено новый фактор, который пришел в нашу жизнь последние 10 лет, - это угроза террористических актов. Как результат случай аварии, например, как нам известно, по Куйбышевскому водохранилищу. Плотина Куйбышевского водохранилища в случае прорыва, 9-метровая волна может пройти на несколько сот километров вниз по течению, в том числе затрагивая такие опасные объекты как Балаковская атомная станция.

Евгения Назарец: Владимир, а у экологов есть ли возможность, если не следить, то хотя бы наблюдать за состоянием объектов гидроэнергетики, в нашем обсуждаемом случае - плотин?

Владимир Чупров: Традиционно сложилось так, что гидротехнические объекты находятся вне поля внимания экологов. По крайней мере, общественных организаций. Не могу сказать - правильно это или неправильно, но точно известно, что информация о состоянии гидроэнергетических сооружений является информацией для служебного пользования по понятным причинам. И это абсолютно корректно. Но по этой же причине широкая общественность не имеет доступа к информации о состоянии вот этих сооружений. Поэтому здесь вопрос решен однозначно, что это не может быть предметом внимания общественных организаций, хотя, может быть, это неправильно. Потому что, например, по атомным станциям мы работаем, у нас есть какая-то информация. Там мы ее передаем. Возможно, что здесь ситуацию тоже нужно менять и раскрывать информацию о состоянии этих плотин, что-то предлагать. Как минимум, то, что экологи делают сейчас - это попытка помочь правительству, компаниям избежать ошибок, результаты которых мы наблюдаем сегодня, например, Саяно-Шушенская ГЭС, в будущем при планировании и проектировании новых гидроэлектростанций. Классический пример - это Эвенкийская ГЭС, где предполагается строительство плотины высотой 200 метров. Экологи и общественность уже обнаружили ряд инженерных ошибок, которые были допущены при проектировании. Это даже такой момент, как наличие в зоне затопления подземных ядерных взрывов.
XS
SM
MD
LG