Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гидротехнические объекты находятся вне поля внимания экологов


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Евгения Назарец.

Лейла Гиниатулина: По последним данным, 12 человек погибли, более 60 числятся пропавшими без вести в результате аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Это данные, которые сообщил глава МЧС России Сергей Шойгу. В ликвидации последствий аварии участвуют уже не 300 спасателей, а 1200. В результате аварии полностью уничтожены три блока электростанции. Накануне поздним вечером премьер-министр России Владимир Путин побывал в национальном центре управления кризисными ситуациями, где он провел совещание по поводу этой аварии. Как сообщается, по оценке одного из участников этого совещания, восстановление станции займет минимум четыре года, а ущерб, нанесенный гидроэлектростанцией, оценивается в миллиарды рублей. Причины аварии сейчас выясняются, одна из основных версий - гидроудар в результате поломки оборудования и, как говорят эксперты, причиной этой аварии мог стать как человеческий, так и технический фактор.
Авария на Саяно-Шушенской ГЭС дала повод экологам говорить о целесообразности независимого мониторинга состояния плотин российских ГЭС. Моя коллега Евгения Назарец побеседовала о типичных проблемах, которые становятся или могут в будущем стать причинами серьезных происшествий на объектах гидроэнергетики, с руководителем энергетического отдела Гринпис Россия Владимиром Чупровым.

Евгения Назарец: Владимир, что с точки зрения экологов является существенным как в процессе строительства, так и обслуживания и дальнейшего мониторинга состояния гидроэнергетических объектов и крупных гидрогеологических сооружений в случае с ГЭС, прежде всего, конечно, плотин?

Владимир Чупров: Во-первых, считается, что если плотину построили, то вечно она может стоять, это чистая энергия и так далее. На самом деле это не так. Срок жизни тела плотины, как правило - это 100, может быть, больше лет. После чего она по естественным причинам начинает потихонечку разрушаться, что требует дальнейшего обсуждения, что же делать с ней дальше. Проблема эта не такой далекой перспективы, как нам кажется. Потому что многие плотины строились в середине и раньше прошлого века. Это значит, что ближайшие 20-40 лет те советские плотины, которые были построены примерно 70-80 лет назад, они уже будут требовать обсуждения, что же с ними делать дальше.
При эксплуатации возникает вопрос тех самых аварийных ситуаций, которая сейчас сложилась на Саяно-Шушенской ГЭС. И насколько известно, не только там такие ситуации могут происходить, потому что в зоне риска находится не только Саяно-Шушенская, как в нашем случае, но и любая станция, например, на вечной мерзлоте. У нас классический пример - это Вилюйская ГЭС. Тело плотины зиждется на вечно мерзлых породах, оно всегда под угрозой риска. Сверх этого - это сейсмоопасность. Любой горный регион (Саяно-Шушенская ГЭС не исключение) - это риск того, что тело плотины может быть разрушено от подземных толчков.

Евгения Назарец: Владимир, а у экологов есть ли возможность, если не следить, то хотя бы наблюдать за состоянием объектов гидроэнергетики, в нашем обсуждаемом случае - плотин?

Владимир Чупров: Гидротехнические объекты находятся вне поля внимания экологов. Информация о состоянии гидроэнергетических сооружений является информацией для служебного пользования по понятным причинам. И это абсолютно корректно. Но по этой же причине широкая общественность не имеет доступа к информации о состоянии вот этих сооружений. Хотя, может быть, это неправильно, потому что, например, по атомным станциям мы работаем. Возможно, что здесь ситуацию тоже нужно менять и раскрывать информацию о состоянии этих плотин, можно что-то предлагать. Как минимум, то, что экологи делают сейчас - это попытка помочь правительству, компаниям избежать ошибок, результаты которых мы наблюдаем сегодня, например, Саяно-Шушенская ГЭС, при планировании и проектировании новых гидроэлектростанций. Классический пример - это Эвенкийская ГЭС, где предполагается строительство плотины высотой 200 метров. Экологи и общественность уже обнаружили ряд инженерных ошибок, которые были допущены при проектировании. Как по одному из вариантов затопления и строительства плотины мы обнаружили, что вода будет переливаться через водораздел и затоплению подлежит огромная, до нескольких миллионов гектар территория правого берега реки Енисей. Вот, например, такой момент. Состояние вечно мерзлых грунтов очень ненадежная основа для таких сооружений. Это проблема, связанная с трещиноватостью вообще геологической структуры того места, где будет стоять плотина. Это сейсмоопасность, это даже такой момент, как наличие в зоне затопления подземных ядерных взрывов. Как поведут себя эти камеры с радиоактивным рассолом на глубине нескольких сотен метров, проникнет ли туда вода, попадет ли она в водохранилище, - все это должно стать центром внимания, но, к сожалению, пока у нас не получается диалога по Эвенкийской ГЭС с компанией "РусГидро", вместо этого мы получаем обвинения в экстремизме, хотя это, наверное, признак того, что мы правы.
XS
SM
MD
LG