Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия выходит из состава СНГ


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе.

Лейла Гиниатулина: 18 августа завершаются юридические процедуры выхода Грузии из состава СНГ. Президент Саакашвили заявил о выходе из Содружества 12 августа прошлого года, через несколько дней после начала российско-грузинского вооруженного конфликта в Южной Осетии. Впрочем, Грузия хотела бы сохранить некоторые преимущества, которые дает членство в этой организации.

Георгий Кобаладзе: О выходе Грузии из состава СНГ президент Саакашвили заявил на митинге в центре Тбилиси 12 августа 2008 года. По его словам, "Грузия не может оставаться в одном содружестве с агрессором". Глава государства распорядился немедленно начать все юридические процедуры, которые завершаются 18 августа текущего года.
Таким образом, Грузия окончательно прекращает свое членство в СНГ. Впрочем, как сообщили Радио Свобода в государственной канцелярии, Тбилиси рассчитывает заключить со странами СНГ двусторонние соглашения для сохранения с ними безвизового режима, льготных таможенных тарифов и других преимуществ, предусмотренных документами СНГ для стран - членов организации. В первую очередь имеются в виду крупнейшие торговые партнеры Грузии - Украина и Казахстан.
Один из лидеров правящей в стране партии "Единое национальное движение", вице-спикер парламента Михаил Мачавариани считает, что после августа 2008 года у Грузии не было иного выхода, как покинуть Содружество.

Михаил Мачавариани: После агрессии со стороны России находиться в организации СНГ было абсолютно нелепо, потому что эту организацию погубила Россия. Вы знаете, какие напряженные отношения у России с Украиной, Белоруссией, с другими странами СНГ. Что касается экономических отношений. Начиная с 2006 года, Россия объявила эмбарго на поставку грузинской продукции и в Грузию продукцию. Эти действия были предприняты до того, как Грузия приняла решение выйти из СНГ. Находиться вместе с Россией в СНГ или находиться вместе с агрессором в СНГ, я думаю, это абсолютно нелепо.

Георгий Кобаладзе: Но ведь СНГ - это не только Россия, но и другие государства. Не пострадают ли отношения с этими государствами?

Михаил Мачавариани: У нас есть двусторонние отношения со всеми государствами, которые находились в СНГ. У нас и с Украиной, и с Белоруссией, я не говорю об Армении, Азербайджане и Казахстане договора.

Георгий Кобаладзе: Предшественник Михаила Саакашвили на посту президента Эдуард Шеварднадзе заявил о вступлении в СНГ также на фоне грохота орудий - осенью 1993 года, то есть в самый разгар гражданской войны и войны в Абхазии. Официально грузинский парламент ратифицировал устав СНГ 1 марта 1994 года в ходе бурного заседания, переросшего в рукопашную схватку между партией Шеварднадзе и оппозицией. Некоторые оппозиционеры в знак протеста пели гимн СССР. Если оппозиционные партии сегодня в чем-то и упрекают власти, то лишь в том, что те не покинули содружество еще раньше.

Лейла Гиниатулина: Приняв решение о выходе своей страны из СНГ, президент Грузии Михаил Саакашвили призвал руководство Украины и других стран – участниц Содружества последовать его примеру. Могут ли другие члены СНГ прислушаться к его совету? Ускорит ли выход из Содружества Независимых Государств вступление Грузии в Европейский союз? Ведь Михаил Саакашвили, заявил, что его страна не может висеть в воздухе, должна где-то находиться, а естественное пространство для нее – Европейский союз? Эти вопросы я задала историку и политтехнологу Дмитрию Шушарину.

Дмитрий Шушарин: Дело в том, что тезис "СНГ кончился" я услышал несколько лет тому назад от одного достаточно высокопоставленного кремлевского чиновника. Сказано это было в связи с результатом выборов президента Ющенко. После победы так называемой "оранжевой" революции, после поражения Кремля (назовем вещи своими именами) в украинской политике, был сформулирован этот тезис для внутреннего потребления и для некоего распространения. Поэтому можно было судить, что такое СНГ для нынешней российской власти. Это исключительное средство осуществления своей гегемонии на постсоветском пространстве. С этой точки зрения, конечно, СНГ был обречен и, слава богу, что он постепенно не кончается, но трансформируется, скажем так. Если в 90-е годы это было средство мирного развода, то при Путине СНГ превратилось в средство не мирного объединения. Не мирного, поскольку на постсоветском пространстве путинская Россия не конкурентоспособна. Единственное, что она может предложить другим государствам в конкуренции, скажем, с США и Китаем, условно говоря, это только угроза применения силы и применение силы, как это выяснилось в истории с Грузией. С этой точки зрения, я бы рассматривал выход Грузии из СНГ, кстати говоря, абсолютно процедурно оформленную, в соответствии с установленным порядком, так вот, этот выход я бы расценил как развод с Россией, но вовсе не развод с другими странами постсоветского пространства. Вот на это, конечно, рассчитывать невозможно. Ибо если кто и остался в изоляции на постсоветском пространстве по итогам прошлогодней войны, то это Россия. Как известно, отчаянный и, по-моему, совершенно нелепый шаг по признанию Южной Осетии и Абхазии загнал Россию окончательно в правовой тупик. Она не была поддержана даже Лукашенко. Хотя почему - даже? У него свои интересы и очень серьезные интересы. Этот политик вполне самостоятельный. Он только на словах такой весь из себя друг России. Поэтому, собственно, Грузия разводится с этой Россией, оказавшейся в изоляции. Но как будут строиться отношения с другими странами СНГ, то это уже покажет время. Во всяком случае, нет никаких оснований говорить о том, что Грузия порывает с ними.

Лейла Гиниатулина: Не последуют ли примеру Грузии другие страны - участники Содружества?

Дмитрий Шушарин: Формальный выход из СНГ неформально означает, прежде всего, то, что означает для Грузии, то есть разрыв отношений с Россией. Пока кроме нагнетания антиукраинских настроений, мы не видим такого явного противостояния России с кем-либо из других стран. Разве что российское руководство допечет окончательно и дойдет до применения силы в отношениях с Украиной или окончательно допечет батьку Лукашенко.

Лейла Гиниатулина: Дмитрий, как вы думаете, поможет ли Саакашвили выход Грузии из СНГ быстрее вступить в Европейский союз?

Дмитрий Шушарин: Мне представляется, что все-таки надо ориентироваться на документ Евросоюза, на нормы его гласные и негласные, формальные и неформальные приемы в это сообщество. СНГ здесь, конечно, совершенно не при чем, поскольку несопоставимые объединения по всем параметрам - и по внутренней сплоченности, и по экономической и политической интеграции. Тут все прекрасно понимают, что речь идет не о том, чтобы завтра вступить или не вступать. Это не от Саакашвили зависит. От него зависит другое - какие ориентиры он поставит перед нацией. Вот если поставлен такой ориентир, значит разрыв с СНГ - первый этап на этом пути. Но это же процесс. Мы все понимаем, что вступление в Евросоюз или в НАТО - это процесс, а не одноразовое решение.
XS
SM
MD
LG