Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия пошла своим путем


Грузия вышла из состава СНГ

Грузия вышла из состава СНГ

О выходе своей страны из состава Содружества Независимых Государств президент Грузии Михаил Саакашвили заявил после "пятидневной войны" в августе 2008 года. Тогда он обвинил Россию в агрессии и оккупации части территории Грузии. Президента 14 августа поддержал грузинский парламент, а 18 августа прошлого года МИД Грузии известил нотой исполнительный комитет СНГ о выходе страны из Содружества Независимых Государств.

В соответствии с Уставом СНГ, официальная процедура выхода страны из объединения завершается через 12 месяцев, которые истекли во вторник. Вместе с тем, Грузия остается участником ряда международных соглашений в рамках СНГ, которые распространяются и на те государства, которые не являются членами содружества. Это около 75 документов.

Вот что по этому поводу сказал один из лидеров правящей партии "Единое национальное движение", вице-спикер парламента Грузии Михаил Мачавариани:

— У нас есть двусторонние отношения со всеми государствами СНГ — и с Украиной, и с Белоруссией, я не говорю уже об Армении, Азербайджане и Казахстане.

Владимир Кара-Мурза: Содружество независимых государств сократилось на одну страну. Его официально покинула Грузия, год назад после войны в Южной Осетии объявившая о намерении выйти из клуба постсоветских держав. Однако официальный Тбилиси стремится к тому, чтобы изменения были минимальными, расторгать заключенные с другими странами договоры Михаил Саакашвили не готов. Во вторник флаг Грузии убрали со здания исполкома СНГ в Минске, а накануне он исчез с сайта организации. Однако в силе остаются соглашения о безвизовом сообщении между странами-участницами СНГ, соглашение о создании свободной торговой зоны, конвенция о правовой помощи, гражданском, семейном и уголовном праве, о правовых отношениях и так далее. О том, как скажется на судьбе СНГ официальный выход Грузии из состава Содружества спустя год после югоосетинского конфликта, мы говорим с директором Центра экстремальной журналистики Олегом Панфиловым и главным редактором журнала «Дружба народов» Александром Эбаноидзе. Насколько естественным выглядит спустя год после югоосетинского конфликта выход Грузии из СНГ?

Александр Эбаноидзе: Что касается естественности этого шага, то совершенно очевидно, что иначе не могло быть после тех событий, которые год назад произошли, после войны, после, скажем, это называется и принуждение к миру, терминологически используются всякие формулы. Но в общем-то Россия нарушила государственную границу Грузии, проводя эту операцию, и в политическом смысле мировым сообществом это как нарушение суверенитета воспринято, естественно, такая реакция грузинского руководства.

Владимир Кара-Мурза: С какими чувствами официальный Тбилиси расстается с Содружеством независимых государств?
В грузинской истории было много поводов для того, чтобы не признавать то, что происходило на постсоветском пространстве, начиная с 1921 года

Олег Панфилов: Я только что встречался с несколькими депутатами. И думаю, что нет никаких особых чувств – это совершенно формальная процедура. И тут я должен добавить к тому, что сказал Александр, о том, что не только война прошлого года могла стать такой явной причиной для того, чтобы Грузия предприняла шаги по выходу из постсоветского пространства, давайте будем называть вещи своим языком - это советская империя. Я думаю, что все-таки в грузинской истории было много поводов для того, чтобы не признавать то, что происходило на постсоветском пространстве, начиная с 1921 года, то есть после того, как советские войска захватили демократическую Грузию и установили свой режим. То есть в Грузии относятся к советской истории, я бы так сказал, снисходительно к тому, что произошло в Грузии за эти годы. Поэтому то, что сейчас произошло, то есть сегодня, когда Грузия официально вышла из состава СНГ - это вполне естественный шаг. Я думаю, что в Грузии наверняка очень мало людей, которые стали бы сожалеть по этому поводу.

Владимир Кара-Мурза: Насколько равноправным было для Грузии в подлинном смысле этого слова пребывание в Союзе независимых государств?

Александр Эбаноидзе: Я все-таки должен несколько слов сказать по поводу высказывания уважаемого Олега Панфилова. Я как раз отношусь к числу тех людей, которые несколько иначе видят этот исторический отрезок в истории Грузии, я имею в виду 70
В течение 20 лет обе сепаратистские республики и вооружались, нравственно, политически, экономически, всячески поддерживались из Москвы
советских лет. Я не вижу только в черном цвете. Более того, во многих отношениях это именно время моей жизни в Грузии, моего подрастания и обучения в школе, в вузе и так далее. Словом, я хорошо знаю ситуацию тех лет. Пожалуй, это было бы несправедливо так одной краской красить тот период. О времени 90 годов и о роли России в событиях, которые в эти годы в Грузии произошли, о неприглядной роли, об этом я бы хотел сказать дополнительно несколько слов. И вот каких. По поводу этого замечательно точно, при этом в своей манере исключительно деликатно и мягко сформулировал Святейший католикос-патриарх Грузии Илья Второй. Он назвал действия России в эти 20 лет подстрекательством к сепаратизму. Это, пожалуй, точное, но при этом наиболее мягкое определение действий России в течение всего постсоветского периода.

И то, что произошло в августе - это было результатом, итогом. В течение 20 лет обе сепаратистские республики и вооружались, нравственно, политически, экономически, всячески поддерживались из Москвы. А события августа, мы скоро узнаем из доклада, тоже, наверное, не последняя инстанция, в конце сентября мы ждем доклада экспертной комиссии о начале войны, о том, кто был зачинщиком и так далее. Здесь тоже есть нюансы и оттенки, которые следовало бы отметить. Например, я помню в «Известиях» статью журналиста, знающего местные географические, климатические условия, он высказывал удивление, что грузины в августе, летом начали эту операцию, если у них была задумана короткая локальная во времени операция по введению конституционного порядка в Осетии, то естественно, это было бы сделать в январе-феврале, когда лавины естественным образом сходят с гор, закрывают единственно возможный путь - тоннель Рокский. Во всяком случае, колонны танков неизбежно вызвали бы сход лавин. И поэтому, видимо, какие-то особые обстоятельства, это совсем не исключено, что грузинское руководство было вынуждено особыми обстоятельствами в совершенно неподходящее время начать эти действия.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли считать, что СНГ расплатилось за деструктивную роль России выходом Грузии из состава содружества?

Олег Панфилов: Я думаю, что да, конечно. Вообще на самом деле, если оценивать постсоветскую историю, а ее очень хорошо заметно в Грузии по общественно-политической жизни, есть какое-то количество людей, которые вспоминают о советском прошлом, о том, что в Советском Союзе жилось как-то иначе. Да, действительно, многие люди об этом говорят. Но в Грузии появилось много людей, которые говорят: да, мы скорее всего тоскуем по своему детству или по своей юности. Советскую историю нельзя вычеркнуть просто так, но в Грузии сейчас происходит так много интересного, что позволяет говорить о том, что Грузия так быстро уходит от Советского Союза, от советской идеологии, от советской ментальности, от советского образа жизни и так далее, что для Грузии выход из СНГ совершенно не означает тоску по тому, что происходило в последние 70 или 80 лет. Я думаю, что Грузия в отличие от многих других стран, где не было революций, как это происходило в Грузии, будут переживать выход из постсоветского пространства, наверное, намного тяжелее, чем это происходит в Грузии. Повторяю, что в Грузии особой тоски по Советскому Союзу нет. Есть воспоминания детства, воспоминания юности и, пожалуй, все. Об идеологии, об образе жизни уже никто не тоскует.


Полная стенограмма программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой появится на сайте в ближайшие часы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG