Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция в Сербии и в Косово на постепенный вывод сил КФОР


Ирина Лагунина: С лета 1999 года мир в Косово поддерживают KFOR, Международные силы под командованием НАТО. И именно через десятилетие десятилетие, в июне этого года, Министры обороны государств-членов союза начали рассматривать вопрос постепенного вывода военного контингента из Косово. На днях Приштину посетил новый генеральный секретарь НАТО Андрес Фог Расмуссен. Для него это была вторая – после Афганистана – поездка в места дислокации контингентов союза после вступления в должность 1 августа. Расмуссен оценил, что ситуация в Косово налаживается и поэтому возможно сокращение численного состава KFOR. Десять лет назад там было 44 тысячи военнослужащих, на сегодняшний день их осталось 14 тысячи. По словам Расмуссена, цель - до начала следующего года сократить контингент до10 тысяч, а затем в течение нескольких лет и вовсе превратить KFOR в силы быстрого реагирования, в составе которых будет пара тысяч человек. Наш корреспондент Айя Куге выясняла реакцию за это заявление Андерса Фога Расмуссена.

Андрес Фог Расмуссен: Это решение лишь отражает улучшение ситуации с безопасностью в Косово. И я бы хотел добавить к этому, что это решение будет выполняться при одном условии - сокращение будет проводиться только в том случае, если ситуация будет продолжать улучшаться.

Айя Куге: Руководство косовских албанцев приветствует решение постепенно сократить миротворческий контингент НАТО, воспринимая это как выражение доверия к новому государству, его органам власти. Премьер-министр Косово Хашим Тачи.

Хашим Тачи: Присутствие KFOR в Косово имело жизненно важное значение для мира и стабильности, и таким оно является и сейчас. Сокращение численного состава военнослужащих НАТО - это ясный сигнал, что органы власти государства укрепляются – в том числе, и службы безопасности, и силы обороны.

Айя Куге: Официальный Белград, напротив, выражает озабоченность, требуя от НАТО как можно дольше сохранить существующую численность KFOR, признавая, однако, что Сербия на решения Североатлантического союза повлиять не в состоянии. Министр обороны Сербии Драган Шутановац заявил, что из всех структур безопасности в Косово сербы и не албанцы доверяют именно KFORу, и поэтому сокращение миротворческих сил может отразится на условиях их жизни.

Драган Шутановац: Мне кажется, что настроения такие, что определённое число подразделений в части Косово будет сокращёно. Я не уверен, что это решение правильное, однако мы получили заверения, что это не будет проведено в короткие сроки и что каждый раз при постепенном выводе войск будут проводиться оценки, насколько безопасна ситуация в крае, и сокращение произойдёт на основе этих оценок.

Айя Куге: Сербия озабочена тем, что место международных сил в Косово займут Косовская полицейская служба и недавно сформированные Силы безопасности Косово, в составе которых, главным образом, албанцы. Однако для многих наблюдателей кажется парадоксальным тот факт, что сербы долгое время называли военную миссию НАТО в Косово «оккупационными силами», а теперь призывают к её сохранению в как можно большем численном составе.
Белградский специалист по военной безопасности Зоран Драгишич считает, что ситуация в Косово всё ещё нестабильна, несмотря на то, что серьёзные межэтнические инциденты остались в прошлом.

Зоран Драгишич: Проблема состоит в том, что в Косово и Метохии всегда возможно неожиданное ухудшение ситуации. В таком случае, я опасаюсь, именно этих четырех тысяч военнослужащих, которые покинут край, и будет не хватать. Сокращение численного состава военных психологически будет действовать на сербов и других неалбанцев, порождать у них чувство жизни в постоянной угрозе. Они и так в Косово не чувствуют себя безопасно и не имеют особых перспектив.
У нас в Сербии, с одной стороны, на деле настоящая антинатовская истерика некоторых политических партий, а с другой – плач вокруг того, что НАТО собирается уходить из Косово. Правда, опросы общественного мнения показывают, что уровень поддержки вступления Сербии в НАТО очень низкий, и поэтому политики, избегая этой непопулярной темы, не пытаются объяснить народу, что такое НАТО и чем сотрудничество с ней полезно для страны. Если бы Сербия являлась членом Североатлантического союза, она могла бы предотвратить сокращение сил KFOR и включить в их состав и сербских военнослужащих.

Айя Куге: Это было мнение политиков и специалистов. А как к решение отвести часть миротворческих сил относятся обычные люди. Мы беседуем с сербской журналисткой из Косово Ясминой Щекич.
Ясмина родом из Приштины, после ввода миротворческих сил, летом 1999 года, покинула свой дом в столице Косово. Сейчас она живет и работает в сербской части города Косовска Митровица, в крупнейшем в Косово сербском анклаве, граничащем с Сербией.
Напомню, что международные силы KFOR, под командованием НАТО начали дислоцироваться в области с 12 июня 1999 года, после соглашения с Сербией об отводе сербских войск из Косово. А за несколько часов до того, совершенно неожиданно, группа российских военнослужащих из Боснии совершила ночной переход в Косово, названный «Бросок на Приштину».
Что вам запомнилось из той ночи на 12 июня 1999 года в Приштине, когда в город, после прекращения натовских бомбардировок, первым из миротворцев вошёл российский батальон?

Ясмина Щекич: Сербы, граждане Приштины, с воодушевлением встречали русский контингент KFOR – с цветами, с лозунгами «Сербия и Россия - братские народы». Однако, именно в тот день мы, сербы, пережили первое разочарование в миротворческих силах. Русский контингент как-то играючи прошёл через Приштину, поприветствовал нас и отправился дальше. У них была стратегическая цель – Слатина, это аэродром вблизи Приштины. Воодушевление сербов поубавилось – все мы думали, что русские останутся в городе. Когда они ушли, в сербов в Приштине вселился страх. Потом они медленно, но решительно начали собирать вещи, укладывать чемоданы, продавать квартиры и покидать Приштину.

Айя Куге: В Приштине потом сербов практически не осталось. А через четыре года российский военный контингент из Косово был выведён.
Важна ли для косовских сербов национальность миротворцев?

Ясмина Щекич: Это зависит от многих факторов. Однако, в принципе, сербы из Косово по одному смотрят на православных греков и болгар в составе KFOR, любят испанцев, и совсем по-другому относятся к тем иностранным военнослужащим, чьи государства признали независимость Косово. В последнее время кажется, что отношение к солдатам-американцам, французам, немцам, британцам такое, как будто они не люди, приехавшие охранять мир и правопорядок, а политические представители стран, признавших независимость Косово.

Айя Куге: То есть местные сербы в принципе не должны отрицательно относиться к объявленному постепенному выводу из Косово сил KFOR, по крайней мере, не всех?

Ясмина Щекич: Отношение сербов к KFORу на севере Косово и KFORу в центральной части совершенно разное. Причина состоит в том, что в северном Косово, где сербское население преобладает, сербы не чувствуют никакой угрозы. Сократит ли KFOR свою численность – их это абсолютно не интересует. С другой стороны, сербы в анклавах - это сербы, которые проживают в деревнях в центральном Косово, главным образом, в окружении албанского большинства. У них укоренился страх перед албанцами. Им присутствие KFOR, вернее, на самом деле, любое военное или полицейское присутствие, помогает преодолеть этот страх. Сербы в анклавах благодаря присутствию сил KFOR могут свободно ходить в магазин, обрабатывать свои поля. Для них, сербов из Центрального Косово, присутствие KFOR является жизненно важным.

Айя Куге: Если раньше Косово было похоже на огромные военные казармы, то в последнее время иностранных военнослужащих с оружием, кажется, редко можно встретить.

Ясмина Щекич: Присутствия KFOR на дорогах, улицах, перекрёстках, на административной границе с Сербией, сейчас намного, намного меньше, чем раньше. Военнослужащие KFOR появляются лишь тогда, когда случаются протесты, беспорядки, серьёзные инциденты - например, как у нас сейчас в одном районе сербской части города Косовска Митровица, в Брджаны, где сербы и албанцы восстанавливают свои дома. Когда сербы начинают протестовать против возвращения туда албанцев, когда сербы и албанцы начинают обмениваться оскорблениями, тогда миротворцы KFOR появляются в большом количестве. А так, можете гулять по городу, сидеть в кафе – их нигде не видно. Однако их на самом деле много именно в северной части Косово, в других районах меньше. Ведь у нас на севере Косово постоянно какие-то сербские протесты, были даже поджоги пограничных пунктов, и поэтому не зря в НАТО считают, что эта часть Косово самая нестабильная.

Айя Куге: А как относятся к идее частичного вывода KFOR обычные албанцы, они этого хотят?

Ясмина Щекич: Поверьте, для обычных людей, и сербов, и албанцев, есть намного более важные проблемы, чем вопрос о том, останутся ли в Косово десять, или три тысячи военнослужащих KFOR. Безработица и бедность являются двумя горящими проблемами как для сербов, так и для албанцев. Так считают и мои коллеги, и друзья, а среди них много албанцев. Принято считать, что теперь, когда албанцы получили своё государство в Косово, им не нужно присутствие ни KFOR, ни других международных миссий - они, якобы, подрывают суверенитет. Но на самом деле это не так. Если сербы чувствуют себя безопаснее в присутствии KFOR, то то же можно сказать и про албанцев на севере Косово, где они чувствуют угрозу со стороны сербов. Поэтому албанцы хотят, чтобы KFOR на севере оставался как можно дольше. И это никакая ни высокая политика! Международные силы помогают в борьбе за простое выживание, за свободу передвижения, за улучшение социального статуса. Это вам каждый албанец, каждый серб скажет.

Айя Куге: Мы беседовали с сербской журналисткой из Косово Ясминой Щекич.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG