Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мемориал": самооборона без оружия


Следствие не нашло оснований для охраны свидетеля по делу об убийстве Эстемировой

Следствие не нашло оснований для охраны свидетеля по делу об убийстве Эстемировой

Правозащитный центр "Мемориал" заявляет, что за его сотрудниками в Чечне - свидетелями по делу об убийстве Натальи Эстемировой - установлена слежка. По мнению правозащитников, именно такие действия злоумышленники предпринимают перед тем, как похитить и убить человека. Не дождавшись помощи от государства в рамках программы защиты свидетелей, мемориальцы решили спасаться сами.

Быть правозащитником в Чечне, где гражданских активистов, по свидетельству многих очевидцев, часто приравнивают к преступникам, не легкая задача. После убийства Натальи Эстемировой эта задача стала еще сложнее и драматичнее. За сотрудниками "Мемориала" ездят неизвестные машины, иногда их останавливают вооруженные люди и долго и многозначительно проверяют документы. Люди, за которыми следят, являются одновременно свидетелями по делу Эстемировой и делам, рассматриваемым сейчас в Европейском суде по правам человека.

Об одном из своих коллег рассказывает сотрудник правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов:

- Ахмед Гисаев занимался одним из очень важных расследований этого лета, занимался вместе с Наташей Эстемировой. Речь идет об исчезновении человека в Грозном, Апти Зайналова. Через несколько дней после исчезновения он вдруг обнаружился в Ачхой-Мартановской райбольнице, а потом, когда Эстемирова и Гисаев обратились по этому поводу в прокуратуру и следствие началось, его похитили уже из больницы.

Еще в июле обнаружилась слежка за Гисаевым: некая машина "Волга" стояла около его дома, ездила за ним. Гисаев сообщил об этом следователю, следователь ничего не сделал для того, чтобы выяснить, что это за машина. Надо сказать, что самого Гисаева несколько лет назад пытали федералы и дело его находится в Страсбургском суде. А после того, как Страсбургский суд начал производство по делу Зайналова по срочной процедуре, Гисаев оказался по этому делу одним из ключевых свидетелей. А после убийства Эстемировой - ключевым и единственным свидетелем по этому делу тоже.

И вот в последние недели за ним ездили какие-то странные машины, которые не значились, судя по номерам, ни в каких базах данных. При этом ни следователь, ведуший дело Зайналова, ни следователь, ведущий дело Эстемировой, не могли обеспечить Гисаеву безопасность, - сказал Александр Черкасов.

Как ранее отметила в интервью корреспонденту Радио Свобода сотрудник "Мемориала" Екатерина Сокирянская, "именно такие действия, как слежка и зачистка, предшествовали похищениям и бесследным исчезновениям людей", о которых писал "Мемориал", и поэтому возникли опасения за жизнь Ахмеда Гисаева.

Между тем, местные жители отрицают факты, о которых говорит Гисаев, и следователь не счел необходимым обеспечить охрану свидетеля. Об этом в интервью корреспонденту Радио Свобода рассказал руководитель следственной группы Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре России по Южному Федеральному округу следователь Игорь Соболь, занимающийся расследованием убийства Эстемировой:

- Приняты ли меры по защите Ахмеда Гисаева, как вы планировали ранее, или нет?

- Дело в том, что не подтвердилось то, что он говорил. Мы следственным путем проверили - не подтвердилось. Допрошены люди в качестве свидетелей, установлены машины, которые якобы следили за ним. Установлено, что это машины местных жителей, там же проживающих. Поэтому факты, о которых он упоминал, не нашли объективного подтверждения в ходе расследования.


- Гисаев говорил еще про "зачистку" на его улице.

Но вот именно о том, что он говорил, что зачистка была там, где он живет, ничего не известно. Местные жители допрошены, они всё отрицают

- А этого факта вообще не было. Мероприятия по проверке паспортного режима периодически в любых частях города проводятся. Но вот именно о том, что он говорил, что зачистка была там, где он живет, ничего не известно. Местные жители допрошены, они всё отрицают. Это надуманные все вещи.


- Вы не знаете, Гисаев сейчас в республике?

- Нет, за пределами. Черкасов из "Мемориала" мне звонил, он Гисаева вывез. Черкасов говорит: "Мы опасаемся. Он нам сказал, что есть опасность для его жизни. Мы опасаемся и мы его из республики вывозим". Вместе с женой куда-то вывезли.


- То есть, они почему-то боятся.

- Ну, они информацию получают только от него, понимаете. Ко мне никто не обращался за информацией. А его информацию мы проверили. Поэтому оснований для защиты, обеспечения ему охраны не имеется, - сказал Игорь Соболь.

Можно ли ориентироваться на показания местных жителей, ставших свидетелями похищения Натальи Эстемировой 16 июля и не заявивших в милицию, как рассказала Екатерина Сокирянская, неизвестно. Поэтому в "Мемориале" решили действовать сами. И вывозом из Чечни своего сотрудника не ограничились.

Правозащитники известили о происходящем Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина.

"Мемориал" также запросил Европейский Суд о применении "промежуточных мер" по защите заявителя. Ахмед Гисаев является заявителем в Европейский Суд (в жалобе, принятой судом к рассмотрению в 2007 году, Гисаев утверждает, что в конце 2003 года его похитили и пытали сотрудники Оперативно-розыскного бюро №2 в Чечне и освободили только после того, как родственники заплатили выкуп 1500 долларов). Кроме того, Гисаев является свидетелем по еще одному делу, рассматриваемому Европейским судом.

При этом Ахмед Гисаев - не единственный сотрудник "Мемориала" в Грозном, за которым в последнее время следили, отметил Александр Черкасов:

- Из всех "мемориальцев", за которыми следили, которым угрожала реальная опасность, я могу назвать имя Ахмеда Гисаева лишь потому, что сейчас он находится, надеюсь, вне зоны досягаемости своих недругов, - сказал правозащитник.

Давление на "Мемориал" в целом может быть связано с тем, что решение о приостановке его работы в Чечне - временное, рассказала Екатерина Сокирянская. В настоящее время сотрудники грозненского отделения "Мемориала" находятся в отпуске. Но что будет в сентябре, пока не ясно.

Ну, каждое расследование заканчивается результатом. Какой результат будет - это уже, так сказать, зависит и от нас, и не только от нас, а от разных обстоятельств, да....

Между тем, расследованию убийства Натальи Эстемировой отсутствие свидетеля Гисаева не помешает: раскрытие преступления зависит от разных обстоятельств, - заверил корреспондента РС следователь Игорь Соболь. На вопрос, как же теперь будут допрашивать Гисаева по "делу Эстемировой", Соболь ответил:

- А он мне не нужен, я уже допросил его. Все, что он знал, мы получили от него.

- Как идет расследование убийства Эстемировой?

- Движется, на месте не стоит. Движемся. Тяжело, конечно, идет, но идет.

- Будут результаты?

- Ну, каждое расследование заканчивается результатом. Какой результат будет - это уже, так сказать, зависит и от нас, и не только от нас, а от разных обстоятельств, да....

Как отмечает правозащитник Татьяна Локшина, заместитель председателя московского отделения "Хьюман Райтс Вотч", после убийства Натальи Эстемировой федеральный центр посылает противоречивые сигналы в отношении Чечни:

- Президент Медведев просто оказался в крайне неловком, неудобном положении. Ведь, действительно, прямо перед встречей с ним канцлер Меркель получила информацию о давлении на сотрудников правозащитного центра "Мемориал" в Чечне. И когда на официальной встрече публично Меркель заявила об этой проблеме, у Медведева вряд ли оставался какой-то другой выбор, кроме как сказать: да, ситуация серьезная, да, президент Чеченской республики должен разобраться, да, я со своей стороны обещаю сделать все возможное. Вопрос, наверное, в том, насколько за этими словами последуют реальные действия. В принципе, сигналы, которые посылает федеральный центр в отношении Чечни, мне кажутся достаточно противоречивыми.

То есть, вроде бы Медведев говорит, что ситуация в Чечне требует внимания, там не все в порядке, нужно разбираться, Кадыров должен предпринять усилия. Но проходит буквально несколько дней - и господин Устинов, медведевский же полпред в Южном федеральном округе, встречается с Кадыровым, выезжает в регион и говорит нечто абсолютно противоположное, а именно: Чечня прочно стоит на пути к демократии, во всех областях огромный прогресс, а Кадыров - человек духовный и нравственный, - отмечает Татьяна Локшина.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG