Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Педагоги считают ошибкой тотальный переход к ЕГЭ


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.

Кирилл Кобрин: Российские учителя направили высшему руководству страны резолюцию по итогам первого Всероссийского педагогического форума, который состоялся в конце июля в Санкт-Петербурге. В документе говорится о самых острых проблемах российской школы и предлагаются пути их решения. В частности, педагоги считают ошибкой тотальный переход к системе ЕГЭ.

Вероника Боде: Среди адресатов документа - президент России Дмитрий Медведев, правительство и Министерство образования. Основные проблемы российской школы, по мнению педагогического сообщества, - это бедственное положение учителей, опасность введения в школах религиозного обучения и несостоятельность системы единых государственных экзаменов. "Погоня за "баллами" в сертификате ЕГЭ и фактический отказ от аттестата зрелости делает из наших выпускников людей с пустыми от реальных знаний головами", - так считают учителя. Прокомментировать заявления педагогов я попросила Евгения Бунимовича, председателя комиссии по образованию Мосгордумы (фракция "Яблоко"), заслуженного учителя России.

Евгений Бунимович: Меня на самом деле радует сам факт появления такого рода документа. Одна из проблем нашего образования - это отсутствие реального профессионального сообщества и его голоса. Поэтому вот такая попытка мне кажется очень хорошим знаком по сути. Сами требования очень профессионально точны. Там речь идет не просто о том, что надо выбросить ЕГЭ или не выбросить, а о том, какие реальные проблемы возникают в связи с несовершенством, очевидным несовершенством системы ЕГЭ. Вот другие вопросы, связанные с финансированием школы, с нормативным так называемым финансированием, например, очень правильное замечание вообще о том, что сегодня командует нашим образованием не столько Министерство образования, сколько Министерство финансов. Я тоже не раз это говорил. И вот эта идея экономии средств на образовании, и в результате этого образование - как услуга, как в магазин заходишь: дороже колбаса - для тех, у кого больше денег, дешевле - для тех, у кого меньше денег. Но это безумие и это бессмысленно для образовательного процесса. Потому что образованием человек занимается не только для себя, но и для общества. Мы заинтересованы (мы - образовательное сообщество, вообще реальное сообщество) в образованных, грамотных, серьезных специалистах. И в этой ситуации, когда деньги становятся главными в образовательном процессе, это очевидная закупорка вот того естественного социального лифта, которым является образование, когда именно с помощью образования человек может подняться на высоты и реализовать свои возможности.

Вероника Боде: Учителя, подписавшие резолюцию, считают тотальный переход к системе единых государственных экзаменов ошибкой. А каково ваше мнение?

Евгений Бунимович: Сама по себе независимая аттестация была, будет и есть во всех странах, коль скоро мы хотим стать цивилизованной страной, нам никуда от этого не деться. Другое дело, что сама форма ЕГЭ достаточно сделана жестко, примитивно, в одной форме для всех предметов и так далее, она не адекватна ни цели, ни смыслу, ни содержанию предметов. Содержание государственного экзамена и форма его должны быть гораздо более разнообразны. Вот об этом говорят мои коллеги, говорят совершенно справедливо.

Вероника Боде: Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы школы в российских регионах?

Евгений Бунимович: Последняя, я бы даже сказал, не просто проблема, а некоторая государственная акция на грани цинизма заключается в том, что следующий год у нас, с одной стороны, объявлен Годом учителя, я все-таки рассчитывал на то, что как-то положение - социально и материальное - учителя изменится, и вот буквально вчера было заявление о том, что бюджетникам на будущий год замораживают зарплаты. Для регионов это просто катастрофа. Но это скажется и на качестве нашего образования, очевидно.

Вероника Боде: А как вы относитесь к внедрению в основную учебную программу религиозного обучения? Это тоже один из пунктов, по которому учителя возражают.

Евгений Бунимович: Дело даже не во внедрении самого религиозного образования, потому что это, вообще-то, серьезный вопрос, который разные страны решают по-своему и даже не учителя это решают, а все общество в целом. А вот то, о чем говорят педагоги, говорят абсолютно правильно, что та форма, в которой предложено это, во-первых, обязательность, во-вторых, то, что в следующем году это уже будет внедрено, это совершенно методически, педагогически недопустимо, потому что учителей нет по таким сложным и деликатным предметам, я уж не говорю о том, что учебные пособия по этому поводу тоже в основном вызывают критику. И такое внедрение - жесткое, нормативное, сверху, обязательное - мне кажется, это большая ошибка. Надо, по крайней мере, было пробовать по-другому - на факультативах, на необязательной основе, с согласия родителей и смотреть, что действительно работает в плюс на нравственное воспитание, а что работает на межэтническое, межрегиональное разделение детей.

Вероника Боде: Таково мнение Евгения Бунимовича, председателя комиссии по образованию Мосгордумы.
О наиболее острых проблемах российской школы рассказывает Людмила Флоренкова, директор школы №323 Невского района Санкт-Петербурга.

Людмила Флоренкова: Первое - это ветхость школы, потому что, конечно, проблемы финансирования ремонтных работ, замены, там, мебели, технических средств обучения - на это у школы сегодня денег практически нет. И поэтому школа в такой вид негодный приходит, особенно коммуникации всяческие. То есть проблема финансирования - мне кажется, это одна из самых глобальных проблем, которые нужно каким-то образом решать. Вторая проблема, тоже очень большая, - это старение школы. После института молодежь не идет. Ставка молодого специалиста 8317 минус 13% налога, на руки молодой специалист за ставку в месяц получает 7236 рублей. На семь тысяч не может молодой человек прийти, которому надо расти, который должен создавать семью. Поэтому до тех пор, пока молодые специалисты будут вот в таком положении, в школу молодежь не пойдет. Очень сложно с молодежью и школа с каждым годом становится все более ветхой и в этом отношении, в отношении педагогических кадров.

Вероника Боде: А как вы относитесь к введению религиозного обучения в школе?

Людмила Флоренкова: Мы с вами понимаем, что специалистов, которые могли бы серьезно заниматься введением предмета религиозного, этих специалистов нет. У меня школа многонациональная, у нас 26 национальностей детей учится в школе. Представьте себе, каким образом можно вести этот предмет. Это должен быть очень корректный человек и очень образованный. Скорее всего, вот мне видится, что введение этого предмета должно быть через мировую культуру, как один из аспектов мировой культуры, знакомить детей, начиная с древних религий и заканчивая таким обзором. Но все упрется только в одно, и я это хорошо понимаю, - в специалистов, потому что специалистов очень мало. Школы мы не заполним. А если сюда придут люди заниматься этим очень важным, очень тонким, очень философским вопросом, люди, которые будут требовать от детей каких-то знаний, каких-то ответов, а еще, не дай бог, скажут поставить оценку за этот предмет, то это будет конец.

Вероника Боде: Говорила Людмила Флоренкова, директор одной из петербургских школ.
В документе, адресованном властям, российские педагоги предлагают: разработать и вынести на общественное обсуждение стратегию развития системы образования в стране; пересмотреть систему финансирования образования; отказаться от существующей модели единых государственных экзаменов и ввести двухступенчатую систему итоговой аттестации, где первая часть экзамена являлась бы итоговой для получения аттестата, а вторая - вступительным экзаменом в вуз.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG