Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские экологи о последствиях аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и о состоянии других гидроэлектростанций


Ирина Лагунина: Авария на Саяно-Шушенской ГЭС унесла жизни многих людей. Большой ущерб нанесен российской экономике - по предварительным данным, на восстановление ГЭС потребуется более 10 миллиардов рублей. Ну а российские защитники природы с тревогой говорят об экологических последствиях чрезвычайного происшествия: по их данным, в результате аварии в Енисей попало свыше 40 тонн трансформаторного масла, содержащего опасные диоксины. С российскими экологами беседовала Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Профессор, доктор биологических наук, советник РАН, руководитель экологической организации "Зеленая Россия" Алексей Яблоков полагает, что последствия аварии на Саяно-Шушенской ГЭС будут очень серьезными…

Алексей Яблоков: На сегодняшний день можно сказать вот о чем - известно, что вылилось 40 тонн трансформаторного масла, и это масло, по разным оценкам, занимает уже территорию десятки километров, покрывает и водохранилище, которое расположено ниже ГЭС, и уже через турбины этого водохранилища прошла часть и пошла по Енисею. Дело в том, что трансформаторное масло, то есть масло, которое используют для охлаждения трансформаторов, оно необычное, это не машинное масло, которое сравнительно безвредно, разлагается и так далее, вроде мазута, нефти. Это масло с огромным количеством диоксинов, органических соединений первого класса опасности. Диоксины очень долго сохраняются в природе. Они по цепочкам питания, то есть от водорослей - к планктону, от планктона - к рыбе, от рыбы - к человеку или к птице, к зверю будут курсировать, мигрировать, путешествовать по экосистеме без конца, уничтожая все живое или нанося огромный ущерб живому. Диоксины несовместимы с жизнью. Это вещества первого класса опасности. Они такие же токсичные, как химическое оружие. И когда они доберутся до человека, то это значит, что будет рак, будет нарушен иммунитет, будет букет самых разных заболеваний. Когда и где доберутся эти диоксины до человека, непонятно. Сейчас можно говорить только о том, что, с экологической точки зрения, по объему и количеству выброшенных диоксинов произошла экологическая катастрофа.
Ну, плотина пока стоит, слава богу, и никаких других больших происшествий, кроме перелива воды, не происходит. Другое дело, если эта плотина будет разрушаться, тогда это колоссальные и социальные, и экологические проблемы, связанные с массой воды, которая может пойти вниз.

Любовь Чижова: Почему российские экологи традиционно выступают против строительства новых гидроэлектростанций?

Алексей Яблоков: Я, например, подписал коллективное письмо, которое инициировано было экологами из Улан-Удэ и из Сибири, письмо премьер-министру Путину, где мы говорим об опасности всех других электростанций, о том, что их надо немедленно проверять, а те, которые предполагается строить, нужно срочно проверять на экологическую безопасность. Почему экологи против больших ГЭС? Под воду везде уходят большие плодородные земли. Яркий очень пример - это Рыбинская ГЭС, которая построена была на Волге. Подсчитали (подсчеты были сделаны примерно 15 лет тому назад), что если бы на заполненной водой территории рос бы лес, росли бы луга, были бы овощи, фрукты и так далее, то, что ушло под землю, то, что реально там было, это бы больше уже принесло прибыли, чем вся электроэнергия, проданная с этой ГЭС. Давным-давно есть такая комиссия по гидроэлектростанциям, комиссия по плотинам Организации объединенных наций. Она работала примерно лет 10 тому назад. Она просмотрела все плотины мира и пришла к выводу, что плотины - это плохое дело, их надо разрушать, чтобы восстанавливать природу.

Любовь Чижова: Как вы думаете, существует альтернатива российским гидроэлектростанциям?

Алексей Яблоков: Конечно, существует. Давным-давно экологи пришли к выводу: небольшое - это прекрасно. Это касается в первую очередь и электроэнергетики. Любые большие энергетические станции, гидро-, атомные и так далее, - это опасность не только террористическая, экологическая, какая угодно, это потери природных ресурсов, потому что если вы строите огромную ГЭС, вот эта самая Сибирская... вы знаете, сколько теряется электричества от этой самой ГЭС, которая идет по Сибири? 30% электричества теряется, которое она производит. В российской действительности нужно строить небольшие газотурбинные теплоэлектростанции. Это показано уже. Экономика за это. Только нужна политическая воля. На Енисее - да пожалуйста, да постройте бесплотинные станции, ради бога, сколько угодно можно строить бесплотинных станций, будете получать немереное количество энергии экологически чистой.

Любовь Чижова: Говорил профессор, доктор биологических наук, эколог Алексей Яблоков. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС, возможно, скорректирует планы по строительству новых ГЭС в Сибири - Богучанской и Эвенкийской. Об этом в интервью РС рассказал руководитель красноярской общественной организации "Плотина" Алексей Колпаков...

Алексей Колпаков: Сразу после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и.о. председателя "РусГидро" Зубакин настойчиво продвигает идею скорейшей достройки Богучанской ГЭС на Ангаре. Про Эвенкийскую ГЭС пока речи не ведется в его выступлениях, а вот про Богучанскую ГЭС он говорит активно. Наша позиция заключается в том, чтобы приостановить строительство Богучанской ГЭС до полного выяснения причин аварии на Саяно-Шушенской, ужесточить контроль государства, госорганов на этой строящейся гидроэлектростанции и провести технические обследования на действующих станциях, потому что износ оборудования на многих станциях на Ангаре, Енисее уже подходят к 50 годам. В сентябре состоятся общественные слушания по двум гидроэлектростанциям. Одной - на Ангаре, Мотыгинская ГЭС, и в Эвенкии - Эвенкийская ГЭС. Я думаю, что одним из основных аргументов сейчас "РусГидро" будет как раз то, что эти станции необходимо строить в связи с тем, что не хватает энергомощностей в регионе после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Общественное мнение нужно развернуть в другую сторону, как раз на то обратить внимание - на безопасность этих проектов.

Любовь Чижова: Напомните, что из себя представляет Богучанская ГЭС.

Алексей Колпаков: Богучанская ГЭС - это четвертая плотина, которая строится сейчас на Ангаре. Это крупная плотина. Строится она уже более 20 лет. Был большой период консервации этой гидростанции. Вот сейчас она уже несколько лет назад расконсервирована, идет ее достройка. За это время само тело плотины, бетонное основание плотины серьезно пострадало. Это одна из угроз безопасности этой гидроэлектростанции. Было проведено исследование в рамках банковского ТЭО специалистами "Эколайна" как раз Богучанской ГЭС. И в этом заключении "Эколайна" содержится ряд серьезнейших замечаний в разделе аварийность, безопасность этой гидростанции. Учтены ли эти замечания "Эколайна" нашими гидростроителями или нет, мы не знаем, мы не можем получить ответ на это. При этом еще не выполнена оценка воздействия на окружающую среду ложа водохранилища этой Богучанской ГЭС.

Любовь Чижова: Что сейчас со строительством Эвенкийской ГЭС?

Алексей Колпаков: Собственно, строительство самой Эвенкийской ГЭС, конечно, не ведется, еще идет стадия проектировки. 17 сентября должны состояться общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду Эвенкийской ГЭС. Возможно, что там какая-то ясность будет внесена, когда начнется дальнейшая разработка этих планов, когда начнется строительство, если оно начнется. Пока информация о каких-то ускоренных темпах проектировки и строительства Эвенкийской ГЭС нет. Но я думаю, что этот проект "РусГидро" всячески будет продавливать в любом случае как раз на волне аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и образовавшегося энергодефицита.

Любовь Чижова: Это было мнение красноярского эколога Алексея Колпакова. Руководитель энергетического проекта российского отделения "Гринпис" Владимир Чупров напоминает, что предприятия российской гидроэнергетики закрыты для экологической общественности. Поэтому проверить, все ли там в порядке, практически невозможно. По мнению эксперта, техническое состояние большинства российских ГЭС оставляет желать лучшего, потому что все они были построены в начале или середине прошлого века…

Владимир Чупров: Безусловно, гидротехнические сооружения и плотины, в частности, это сложные, опасные сооружения, особенно на крупных реках, требующие внимательного подхода, осторожности. Считается, что если плотину построили, то, скажем, она навечно и она может стоять и это чистая энергия и так далее. На самом деле это не так. Срок жизни тела плотины, как правило, тоже ограничен, как и все в этом мире. То есть это 100, может, больше лет, после чего она по естественным причинам, физическим процессам начинает потихонечку разрушаться, что требует дальнейшего обсуждения, что же делать с ней дальше. На самом деле проблема эта не такой далекой перспективы, как нам кажется, потому что многие плотины строились в середине и раньше прошлого века. Это значит, что в ближайшие 20-30-40 лет те советские плотины, которые были построены примерно 70-80 лет назад, уже будут требовать обсуждения, что же с ними делать дальше. С этой точки зрения, крупная гидроэнергетика - это не совсем та "зеленая" энергия, которую хотелось бы.
Если говорить о самом строительстве, это известный факт, что в результате затапливаются огромные территории. Например, Эвенкийская ГЭС - это до 1 миллиона гектар земель уникальных лиственничных лесов и территории традиционного природопользования для местного коренного населения эвенков. Само строительство - это как обычная стройка, естественно, приезжие люди, это новые дороги, нагрузка на инфраструктуру и так далее. Здесь, наверное, ничего такого необычного нет. При эксплуатации действительно энергия получается одна из самых дешевых по себестоимости, если не брать капиталовложения, но возникает вопрос той самой аварийной ситуации, которая сейчас сложилась, например, на Саяно-Шушенской ГЭС. И, насколько известно, не только там такие ситуации могут происходить, потому что в зоне риска находится не только Саяно-Шушенская, как в нашем случае, но и любая станция, например, на вечной мерзлоте. У нас классический пример - это Вилюйская ГЭС. То есть тело плотины зиждется на вечномерзлых породах, оно всегда под угрозой риска. Насколько нам известно, Вилюйская ГЭС может тоже испытывать такие риски. Это связано с тем, что происходит протаивание грунтов, падает их устойчивость, потому что на Севере все на льду, и, соответственно, риск того, что плотина может разрушиться. Сверх этого это сейсмоопасность, то есть любой горный регион, Саяно-Шушенская ГЭС - не исключение, это риск того, что тело плотины может быть разрушено от подземных толчков. Ну, и совершенно новый фактор, который пришел в нашу жизнь последние 10 лет, - это угроза террористических актов. То есть если знать, как правильно закладывать в нужное место взрывчатое вещество, то можно, скажем так, получить очень большую проблему. Как результат, в случае аварии, например, плотины Куйбышевского водохранилища, в случае прорыва, девятиметровая волна может пройти на несколько сот километров вниз по течению, в том числе затрагивая такие опасные объекты, как Балаковская атомная станция. Вот пример тех проблем и даже угроз, которые несут гидротехнические сооружения в нашем современном мире, в нашей жизни.
Традиционно сложилось так, что гидротехнические объекты находятся вне поля внимания экологов, по крайней мере, общественных организаций. Информация о состоянии гидротехнических сооружений является информацией для служебного пользования, по понятным причинам. И это абсолютно корректно. Но, по этой же причине, широкая общественность не имеет доступа к информации о состоянии вот этих сооружений. Поэтому здесь вопрос решен однозначно, что это не может быть предметом изучения, внимания общественных организаций, хотя, может быть, это неправильно, потому что, например, по атомным станциям мы работаем, у нас есть какая-то информация, и там мы ее передаем. Возможно, что здесь ситуацию тоже нужно менять и раскрывать информацию о состоянии этих плотин, может, что-то предлагать.

Любовь Чижова: Об угрозах, исходящих от российских гидротехнических сооружений, говорил руководитель энергетического проекта "Гринпис" Владимир Чупров.
Российские СМИ сообщают о первых последствиях аварии на Саяно-Шушенской ГЭС: на Енисее, куда попало трансформаторное масло, началась массовая гибель рыбы. Всемирный фонд дикой природы (WWF) со ссылкой на источники в Хакасии сообщает, что местные рыбные хозяйства потеряли свыше 400 тонн форели.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG