Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дипломатический редактор газеты "Таймс" Майкл Биньон о возможной экстрадиции Закаева


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Дмитрий Волчек: Способны ли новые обвинения, выдвинутые против Ахмеда Закаева, повлиять на британское правосудие? На этот вопрос лондонского корреспондента Свободы отвечает дипломатический редактор газеты "Таймс" Майкл Биньон.



Майкла Биньон: Думаю, что Британия с большой неохотой решилась бы на его экстрадицию. Маловероятно, что Закаев будет выдан России, потому что даже если будет доказано, что он употреблял в своих интервью и заявлениях те слова и выражения, которые ему приписывают, он сможет доказать, что они вовсе не направлены на прославление терроризма и не являются нарушением британского закона о терроризме. Думаю, что русским будет трудно доказать, что Закаев продолжает оставаться угрозой миру и порядку.



Наталья Голицына: Были ли в Британии случаи экстрадиции по обвинениям, которые российская Генпрокуратура сейчас предъявляет Ахмеду Закаеву?



Майкла Биньон: Не могу припомнить никаких прецедентов экстрадиции человека, который уже до этого получил политическое убежище. Если в отношении прибывшего в Британию лица возбуждено дело об экстрадиции, то экстрадировать его значительно легче до того, как уже было принято решение о его пребывании в стране. Если же ему уже было разрешено проживание в Британии, то для принятия после этого решения об экстрадиции суду должны быть предъявлены доказательства в высшей степени серьезного нарушения закона. При этом должно быть доказано, что господин Закаев не только лгал, обращаясь за политических убежищем, но и нарушил условия, на которых это убежище было ему предоставлено. Думаю, что это будет трудно доказать.



Наталья Голицына: Господин Биньон, как, на ваш взгляд, отказ в экстрадиции Закаева, если он, конечно, произойдет, повлияет на российско-британские отношения?



Майкла Биньон: Это очень трудное дело, потому что русские относятся к нему чрезвычайно серьезно и воспринимают как тест на желание Британии сотрудничать в том, что они считают важным делом о терроризме. Для России продолжать предоставлять убежище человеку, защищающему идеи чеченского сепаратизма уже само по себе серьезное испытание этих отношений. Британия не относится к этому таким образом. Она не считает Закаева ни террористом, ни уголовным преступником. В ситуации, когда российско-британские отношения на политическом уровне весьма удручают, особенно после недавнего саммита "большой восьмерки" в Петербурге, где супруга Тони Блэра обещала помощь российским оппозиционным организациям, новое "дело Закаева" воспримут в Москве как проверку того, насколько Британия искренна в двустороннем, а не одностороннем сотрудничестве в борьбе с терроризмом.


XS
SM
MD
LG