Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Ростове-на-Дону нельзя писать о зарплате жены губернатора


Григорий Бочкарев: Недавно в одной из местных газет был опубликован материал о размере и источниках дохода "первой леди" Дона Зои Чуб. Речь, в частности, шла и том, что жена губернатора зарабатывает в месяц больше, чем муж за год. Публикация, основанная на открытых источниках, вызвала у местных исполнительных и правоохранительных органов какую-то странную, мягко говоря, не совсем адекватную, реакцию.
Вот что об этом рассказывает автор статьи "Кто в доме хозяин?", корреспондент "Газеты Дона" Олеся Дианова:

Олеся Дианова: После того, как вышел материал (у нас газета выходит по средам утром), буквально в полшестого вечера мне позвонили. Сотовый номер "Билайн" был, представились Игорем. Вначале даже вообще не сказали, откуда мой сотовый узнали, ничего. Просто Игорь из органов, а остальное не по телефону. Я говорю: "Что конкретно за статью вы хотите обсудить? Какие вопросы?" "Кто в доме хозяин?" Тут, естественно, у меня какие-то сомнения закрались. В этот же день позвонили выхода газеты.

Григорий Бочкарев: Хотя редактора издания Артура Рудакова и предупреждали о том, что публикации на тему "кармана первой леди" - запретны для всех местных СМИ, он всё-таки не ожидал такого резонанса от этой "рядовой", по его словам, информации.

Артур Рудаков: Прозванивать мобильный телефон журналистки и мобильный телефон ее родителей стали практически сразу же, в тот же день. Очень странно, когда человек, который представляется каким-то официальным лицом, назначает тайные встречи. А где вы взяли номер? Мы думаем, что это все-таки были силовые структуры какие-то. Какие – я не могу сказать.

Григорий Бочкарев: Понятно, что "Игорь из органов" названивал журналистке не по собственной инициативе, вскоре (точнее - уже на следующий день) объявились, судя по всему, и его "заказчики". Источниками информации, которые использовались при подготовке материала "Кто в доме хозяин?", заинтересовался один их первых заместителей губернатора. Он лично звонил Артуру Рудакову:

Артур Рудаков: Со мной разговаривал заместитель губернатора Сергей Кузнецов. Честно говоря, мне кажется, они немножко недопоняли, что у нас действительно официальная информация. Нас соединили через его приемную вполне официально. А в чем тайна, в чем политический момент – не объяснял. Кстати, мне самому интересно, в чем здесь такой политический момент? Если вы читали сам материал, он был абсолютно нейтральный. Ничего там такого страшного не было. В нем просто дежурная информация, интересная читателям, но не более того. Да, ее нигде и никто не публиковал раньше.

Григорий Бочкарев: Ситуацию комментирует генеральный директор информационного агентства "Северный Кавказ" Сергей Слепцов:

Сергей Слепцов: Такого рода попытки предпринимаются регулярно в отношении многих наших коллег. "Мы из органов и поэтому ответьте на наши вопросы". Если есть вопросы, приходите и задавайте, представьтесь. А то "Игорь из органов" – это уже анекдот.

Григорий Бочкарев: В Ростовской области всевозможные "органы" - исполнительные, законодательные, правоохранительные – реагируют, как правило, на любую (даже самую малейшую и конструктивнейшую) критику быстро и жёстко. Лишний тому пример – история, случившаяся в городе Азове. В местной газете "Читай-теленеделя" были опубликованы несколько журналистских материалов о закрытии городского онкодиспансера. Тут же в отношении издания была "объявлена война" (в кавычках) со стороны регионального Министерства здравоохранения. Рассказывает редактор газеты Юрий Голубев:

Юрий Голубев: Вот в Азове, который занимает первое место по оннкозаболеваемости… Если я скажу цифру, она, конечно, ужаснет. 495 человек вновь заболевших каждый год из расчета на 100 тысяч населения. Город Ростов примерно половину. Есть районы, в которых десятая часть заболеваемости. Азов, находясь на первом месте по онкозаболеваниям, вдруг неожиданно в 2005 году начал терять свое онкоотделение. Была запрещена хирургическая помощь. Люди ездили в Ростов. Нас не видели вообще никак. Более того, они нашим ведущим врачам угрожали, что им волчий билет дадут, если общественность будет их защищать, или они попытаются что-то сделать. Некоторые чиновники Министерства здравоохранения Ростовской области откровенно шантажировали людей и уголовными преследованиями, и проверками какими-то, еще что-то. Поэтому по Министерству здравоохранения, к сожалению, я не увидел реакции на критику, которая звучала в отношении всего врачебного корпуса. Казалось бы, они должны были приехать и сказать – чем помочь? А в результате кончилось тем, что порядка 19 человек из 23 работников отделения уволились и не работают!

Григорий Бочкарев: Министерство, проиграв вначале в городском, а затем и в областном судах, затеяло новое судебное разбирательство по тем же основаниям. И добилось таки опровержения. На днях это судебное решение вступило в законную силу. Продолжает Юрий Голубев:

Юрий Голубев: Я сейчас понимаю, что судебная система не просто коррумпирована, она угодливая. Там сидят угодники, которые выполняют чьи-то решения и поручения. Поэтому у меня появилось стойкое неуважение к судебному корпусу как у гражданина, как у человека.

Григорий Бочкарев: И хотя азовские журналисты намерены отстаивать свою точку зрения в вышестоящих судебных инстанциях, они будут вынуждены уже в ближайшем номере своей газеты опубликовать видение ситуации "по-министерски". Такая вот свобода слова "по-ростовски".
XS
SM
MD
LG