Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сюжеты

Вторая мировая: северный фронт


Морское сражение возле Нарвика (Норвегия)

Морское сражение возле Нарвика (Норвегия)

С началом Второй мировой войны Дания и Норвегия объявили о своем нейтралитете, однако планируя вторжение во Францию, немецкое командование было обеспокоено тем, что англо-французские войска могут занять эти скандинавские страны, получив плацдарм для атак на Германию. План захвата Дании и Норвегии был утвержден в декабре 1939 года, а 9 апреля 1940 года началась масштабная войсковая операция под кодовым названием "Везерские маневры" (Unternehmen Weserübung).

Для Дании и Норвегии нападение фашистской Германии стало полной неожиданностью. Утром 9 апреля немецкие войска высадили крупный десант в Копенгагене, массированная атака с воздуха уничтожила на земле малочисленную датскую авиацию, а моторизованные части вермахта перешли датско-германскую границу и начали продвижение в Ютландии. Датские войска пытались оказать сопротивление, однако уже через несколько часов после нападения король Кристиан X под угрозой бомбардировки жилых кварталов был вынужден подписать акт о капитуляции. В результате, всего за сутки немецкая армия беспрепятственно заняла Данию, потеряв убитыми только двух человек.

Совсем иначе развивались события в Норвегии, где немецкие оккупанты с первых же часов встретили упорное сопротивление. Норвежская береговая артиллерия смогла нанести существенный урон немецкому флоту, а из страны удалось вывезти золотой запас и эвакуировать членов правительства и королевскую семью, сформировавших позже правительство в изгнании. Однако силы были неравными, и к 16 июня 1940 года немцам удалось взять под контроль всю территорию Норвегии. Таким образом, Германия получила стратегически важный плацдарм на севере Европы, улучшив базирование своих подводных лодок и авиации, обеспечив подвоз стратегического сырья из скандинавских стран.

Оккупация Дании нацистской Германией завершилась 5 мая, Норвегии – 8 мая 1945 года после капитуляции немецких войск в Европе. За пять оккупационных лет Норвегия потеряла 10 300 своих граждан – многие из них погибли во время бомбежек, были замучены в концлагерях или казнены за участие в движении Сопротивления. Потери датской стороны существенно меньше – 2 685 человек, и некоторые считают, что малые жертвы – это заслуга датских политиков. В оккупированной Дании коалиционное правительство под руководством премьера Торвальда Стаунинга и министра иностранных дел Эрика Скавениуса до лета 1943 года пыталось сохранить управление внутренними делами, выступая активными сторонниками сотрудничества с немецкой администрацией. Однако в результате роста антигерманских настроений и активизации датского движения Сопротивления сотрудничество с оккупантами было прервано. Эта страница в истории Дании до сих не закрыта, считает один из самых жестких критиков политики коллаборационизма, бывший премьер-министр Дании, а ныне Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен:

– Если бы в Европе и Америке все думали так же, как датские политики, то никто бы не оказал сопротивления Гитлеру. Победа досталась бы нацистам и Европа выглядела бы совершенно иначе, чем сейчас.

Однако прежний коллега Расмуссена по правительственному кабинету, министр иностранных дел Дании Пер Стиг Меллер более осторожен в оценках прошлого:

– Это очень сложный вопрос. Одно дело самому участвовать в движении Сопротивления, и совсем иное – призывать к этому других. Легко посылать на смерть десятки тысяч молодых людей, легко принимать решения, в результате которых множество городов подвергнется ковровым бомбардировкам. Но если это не способствует поражению противника, то следует умерить пыл. Надо выждать верный момент – иначе можно погубить массу людей, утеряв возможность вести борьбу. Это вечная дилемма – прагматики, стремящиеся сохранить нас целыми и невредимыми, и герои-подпольщики, сражающиеся за честь Родины и готовые любой ценой победить врага. Думаю, однозначного решения тут не найти.

Однако, в отличие от политиков, у большинства простых датчан взгляд на события военной поры вполне определенный. Об этом говорит внук датского ветерана-подпольщика Фрица Биструпа, Эсбен Биструп Халворсен:

– День, когда мы отмечаем освобождение Дании от фашистской оккупации, воспринимается моим поколением как нечто весьма отдаленное, во что трудно верится. Но за событиями тех лет стоят реальные, живые люди – мой дед, например. И сегодня Дания может по праву гордиться им и всеми другими участниками датского Сопротивления. Прошлое нельзя забывать – оно ведь совсем не закончилось, и нацисты снова могут поднять голову в Европе. Так что и сегодня история может нас многому научить.

Об уроках Второй мировой не забывают и в Норвегии, где в этом году отмечают 150-летие со дня рождения писателя Кнута Гамсуна. Имя одного из классиков мировой литературы самими норвежцами воспринимается неоднозначно – в годы войны Гамсун открыто симпатизировал нацистам и поддерживал коллаборационистское правительство Видкуна Квислинга. Юбилейные торжества разделили норвежское общество – и сегодня многие здесь считают, что гениальный романист, называвший Гитлера "борцом за человечество" и "реформатором высшего класса", всенародных почестей недостоин.

Известный норвежский писатель Пер Петтерсон предлагает такой коспромисс:

– Да, Кнута Гамсуна надо читать обязательно. По-прежнему надо преподавать его произведения в школе. Однако называть улицу или площадь в честь того, кто поддерживал нацистов, нельзя. Нельзя ставить ему памятник. Знаете, что я думаю? Мне сейчас пришло это в голову – нужно дать улице имя одного из гамсуновских героев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG