Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы в двусторонних отношениях Венгрии и Словакии


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шарый и Ефим Фиштейн.

Александр Гостев: В Венгрии и Словакии сейчас активно обсуждают проблемы двусторонних отношений после скандала, вызванного намерением венгерского президента Ласло Шойома принять участие в открытии памятника королю Штепану, по-венгерски - Иштвану, в словацком придунайском пограничном городе Комарно. Наблюдатели обращают внимание на рост националистических настроений в обеих странах и серьезную обеспокоенность, которую межнациональные проблемы в Центральной Европе вызывают среди участников Европейского союза. Мой коллега Андрей Шарый беседует с международным обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном.

Ефим Фиштейн: Фактическая сторона дела ясно: в городе Комарно, населенном преимущественно этническими венграми, собирались открыть памятник святому Штепану - это был венгерский король, который, собственно говоря, заложил основы венгерского государства, включавшего в себя и Словакию, именовавшуюся в Средние века Верхней Венгрией. То есть король он как бы общий для многих словаков, по меньшей мере. Но все это - пустая фотография, которая служит только лишь в качестве фона для реальной напряженности венгерско-словацких отношений. А напряженность эта уже приобрела характер какого-то фольклора. Продолжается она не первый день и связана с ростом национальных настроений как в Венгрии, так и в Словакии. В Венгрии, в частности, национально мыслящие, национально ориентированные партии указывают на то, что по условиям Трианонского договора Венгрия потеряла две трети своего населения и значительную часть своих территорий, в том числе, кстати, и Словакию, которая в 1918 году вошла в состав Чехословакии. Эта этническая напряженность то уходит как бы под воду, становится невидимой, латентной, то выходит на поверхность. Сейчас она как раз на поверхности. Словакия принимает языковые законы, по которым ущемляются, с точки зрения венгерского меньшинства, их права на собственные учебники истории, на собственное понимание истории и так далее. В Венгрии хотя и запрещены сейчас гвардейские формирования националистической партии Jobbik, тем не менее, они существуют, принимают и рекрутируют новых граждан. Вот эта напряженность выливается в отдельные всплески, и в данном случае мы наблюдаем как раз такой всплеск.

Андрей Шарый: Мне не очень понятно, какие задачи пытался решить и решал венгерский президент Ласло Шойом. Ясно, что есть какие-то внутриполитические, скажем, резоны, которые заставили его ехать в Комарно. И скажу слушателям, что он дошел до середины моста, но на территорию Словакии, собственно говоря, не пошел, хотя никаких полицейских там не было, это Европейский союз, и пограничный контроль не существует. Националистов или тех, кто с симпатией относится к идее возвращения венгерских территорий, он не порадовал, потому что цветы к памятнику он не возложил. То есть он не сильный президент. В таком случае зачем он шел? Тогда уж надо было идти до конца. В чем, собственно говоря, политический маневр заключается?

Ефим Фиштейн: Нет, он шел с намерением дойти до конца. Словаки предупредили его, что они просто физически не пустят его на территорию Словакии. Хотя, как вы сказали, оба государства не просто члены Евросоюза, но и члены Шенгенской зоны, и никаких виз в отношениях между ними не нужно, как и других пограничных формальностей. Тем не менее, существует определенный протокол, дипломатический протокол, который утверждает, что президенту одной страны негоже отправляться, даже с частным визитом, в другую сторону, никак не предупредив и даже против воли местных властей. Думается мне, ошибку совершили и местные власти города Комарно, которые не пригласили на торжество по случаю открытия памятника словацких официальных лиц никаких, а пригласили венгерских, демонстрируя тем самым свою умозрительную принадлежность именно к Венгрии, а не к Словакии.

Андрей Шарый: Как относятся к этой ситуации в так называемой Старой Европе? И Словакия, и Венгрия - это "свежие" члены Европейского союза, и вот тебе на - перед глазами Франции и Германии, других почтенных членов Европейского союза два молодых члена этой организации вот таким образом выясняют отношения.

Ефим Фиштейн: Относятся в старой Европе к этой ситуации как к очевидному признаку незрелости политической восточно-европейских элит, как к опасному проявлению национализма на достаточно высоком официальном уровне. Ведь оба государства - Венгрия и Словакия - являются членами НАТО, то есть они фактически являются союзниками, однако напряженность в отношениях между ними достигла сейчас своего пика. Мы понимаем, что это крайне с точки зрения будущего неприятная ситуация, и она грозит вылиться в другие какие-то конфликты, которые могут дееспособность НАТО, дееспособность Евросоюза серьезно поставить под угрозу. Кроме того, здесь наблюдается еще одна линия разлома: Венгрия националистическая и даже при нынешнем социалистическом правительстве тяготеет к германской зоне интересов, она очевидно видит своих покровителей в Австрии и в Германии, в то время как "социалистическая" Словакия, руководимая социал-демократическим премьер-министром, проводит прорусскую политику в Европе. То есть линия разлома в данном случае, геополитического разлома вполне очевидна, и она восстанавливает былые какие-то исторические, уже фактически полузабытые, а для Западной Европы и полностью забытые вещи. Сегодня невозможно себе представить подобных конфликтов в отношениях между Францией и Германией или другими европейскими странами, где в прошлом было немало подобных конфликтов, они их изжили преодолели. А вот Центральная и Восточная Европа, к сожалению, восстанавливает старые исторические тяжбы, исторические конфликты, что чревато серьезными последствиями в будущем.
XS
SM
MD
LG