Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Одиссею" разобрали на органы


Критики считают, что автор сенсации вернулся к жанру праоперы

Критики считают, что автор сенсации вернулся к жанру праоперы

Новаторская постановка оперы Клаудио Монтеверди "Улисс возвращается на родину" стала сенсацией Эдинбургского фестиваля.

Написанная и поставленная в 1640 году в Венеции опера Монтеверди претерпела тотальную реконструкцию на сцене эдинбургского "Королевского театра". В основе сюжета оперы - гомеровская "Одиссея": рассказ о возвращении царя Итаки Одиссея (в римской транскрипции Улисса) после Троянской войны на родину.

В постановке Уильяма Кентриджа действие перенесено в больницу Йоханнесбурга, где на одной из коек лежит умирающий Улисс, а точнее его марионетка, которой манипулирует певец Джулиан Поджер, исполняющий его партию.

Собственно, все персонажи оперы представлены марионетками в человеческий рост, изготовленными из дерева и папье-маше. Находящиеся на сцене артисты исполняют свои партии и одновременно управляют куклами. Над сценой установлен экран, на который проецируется анимационный фильм. Кадры демонстрируют внутренние человеческие органы.

Каждая оперная партия построена на теснейшем взаимодействии певца или певицы с марионеткой в соответствии с хореографическим сценарием, созданным при содействии кукольного театра "Хэндстринг". Продолжительность оперы Монтеверди сокращена до 1 часа 40 минут, партитура урезана, а музыку исполняет бельгийский ансамбль "Ричеркар консорт". Так что можно сказать, что слушатели в Эдинбурге знакомятся лишь с отрывками оперы выдающегося венецианского композитора.

Горячечный бред Улисса, который умирает в последней сцене оперы, британская критика называет аллегорией человеческой ранимости и зависимости от своей физиологии и тела. Эта идея как бы противопоставлена эмоциональному катарсису оригинальной оперы Монтеверди. Широчайший отклик, который вызвала эта новаторская постановка в британской прессе, сопровождается сдержанной реакцией слушателей.

О новой постановке оперы Монтеверди на Эдинбургском фестивале размышляет лондонский музыковед Ефим Брабан:

- Один из музыкальных критиков пишет, что во время премьеры оперы Монтеверди в Эдинбурге он поймал себя на том, что смотрит не на прекрасно выполненных огромных марионеток, а на лица сопровождающих их певцов. Даже критику трудно отвлечься от инстинктивного представления о том, что именно человеческое лицо – зеркало эмоций и переживаний, а отнюдь не безликие маски марионеток или манекенов. Постановка Уильяма Кентриджа полностью соответствует стилю деконструкции, очень модному сейчас в современном театре и опере. Эта постмодернистская постановка далека и от гомеровского эпоса, и от оперы Монтеверди, ее автор предлагает собственную вариацию на тему человеческой бренности. Впрочем, и саму оперу Монтеверди "Улисс возвращается на родину", авторство которого одно время оспаривалось, лишь условно можно назвать оперой. В эпоху ее создания самого слова "опера" еще не существовало, и театрально-музыкальные сочинения Монтеверди в то время именовали dramma per musica – "драма, положенная на музыку". Пожалуй, именно этот праоперный жанр больше всего подходит сюрреалистической постановке Кентриджа, в которой центральная в греческой трагедии идея рока заменена музыкальной медитацией на моральную тему. Трудно не усмотреть в этой музыкальной аллегории влияния традиционной итальянской комедии дель арте - комедии масок, спектакли которой строились на импровизациях. Музыкально-театральную композицию Уильяма Кентриджа и автора ее музыкальных аранжировок Филиппа Пьерло вполне можно назвать импровизацией на тему оперы Монтеверди – импровизацией изобретательной, но довольно далекой от оригинала.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG