Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
История ОДКБ началась в 1992 году, когда Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Белоруссия подписали в Ташкенте договор о коллективной безопасности. В феврале 2009 года в Москве лидеры стран Организации Договора о коллективной безопасности одобрили создание коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). Сегодня в Москве начинается первый этап военных учений.

Учения пройдут в три этапа – с 26 августа по 19 октября – на территории России, Белоруссии и Казахстана. В Белоруссию ввод войск запланирован на 19 сентября, однако эксперты не исключают, что Минск может пересмотреть целесообразность присутствия иностранных военных подразделений на своей территории.

Сценарий учений был спланирован еще в середине прошлого года. Однако тогда никто и предполагал, что поставить под сомнение детище ОДКБ может главнокомандующий Вооруженными силами Белоруссии Александр Лукашенко. За прошедший год в рамках организации принято несколько политических решений, одно из которых – создание Коллективных сил оперативного реагирования. Однако из-за особой позиции Минска эти силы существуют лишь на бумаге. Соглашение о КСОР подписано на заседании Совета коллективной безопасности 14 июня в Москве лидерами пяти государств. Документ не парафировали Узбекистан и Белоруссия. Лукашенко вообще отказался от участия в саммите из-за торгового конфликта с Россией – тогда Роспотребнадзор запретил ввоз в Россию более тысячи наименований белорусской молочной продукции. Из-за бойкота московского саммита Белоруссия так и не приступила к председательствованию в рамках организации.

Согласно уставу ОДКБ, пока все участники организации не присоединятся к соглашению о создании КСОР, эти силы не считаются силами ОДКБ. Была надежда, что точки над i будут расставлены 31 июля в Киргизии, где состоялся неформальный саммит ОДКБ. Однако Александр Лукашенко на днях дал понять, что в позиции официального Минска присутствует элемент торга:

– Я задаю вопрос: что я должен защищать у вас, у вас или у вас? За что должны гибнуть мои ребята, если вдруг что? За то, что меня в России на рынок не пускают? За то, что я не могу получить энергоресурсы из Казахстана, Таджикистана, России? За то, что мне загибают бешеные цены? Никто на меня не пытался надавить, потому что знают, чем это закончится. Если мы собираемся погибать друг за друга, то, ребята, давайте не будем накатывать один на одного, давайте не будем наезжать, давайте будем жить как в одном государстве, как это в Евросоюзе происходит. Станет тогда лучше понятна и структура НАТО, когда они воюют один за одного. Там сильные помогают слабым, а у нас все наоборот в данной ситуации.

21 августа Александр Лукашенко вылетел в Сочи, где запланирована его встреча с российским президентом Дмитрием Медведевым. Одной из тем эксперты называют согласование позиций по КСОР. Однако известно, что в этот промежуток времени Медведев встретился лишь с президентом Молдавии. По предварительной информации, встреча с белорусским лидером может состояться не ранее 27 августа.

В свою очередь, эксперты напоминают: пока на соглашении о Коллективных силах оперативного реагирования не появится подпись президента Белоруссии, они не могут называться силами ОДКБ. Узбекский президент, например, подписал соглашение, но при этом четко указал, что по четырем позициям его страна не готова участвовать в создании КСОР в полном объеме. А накануне стало известно, что военные формирования Узбекистана не будут принимать участия в военных учениях из-за особой позиции Ташкента.
Теперь – слово за Лукашенко.

Российские наблюдатели называют КСОР аналогом НАТО. Однако военный аналитик Виктор Баранец считает такое сравнение неуместным:

– Главный принцип деятельности организации – нападение на одного из членов считается, по уставу, нападением на всех. Можно констатировать, что это военно-политическая организация, которая должна коллективно обороняться в случае возникновения какой-то угрозы. Она существует с 1992 года, существует трудно, с огромными противоречиями. Естественно, Москва пытается играть какую-то объединяющую роль, но, к сожалению, с каждым годом растущий ком противоречий внутри ОДКБ не дает возможности Москве создать полноценную организацию, которая могла бы выполнять эти функции в полном объеме.

О каких я противоречиях говорю? Да о самых свежих. Возьмите, пожалуйста, самые недавние примеры – это когда Киргизия сначала отказала американцам в дислокации базы на своей территории, потом под нажимом американцев восстановила эту военную базу под видом транзитного центра, что не меняет сути. Но тут же выступил Узбекистан, который усмотрел в этом какую-то угрозу, и начались переговоры с США насчет того, чтобы в Узбекистане тоже разместить военную базу якобы для равновесия. Это одно противоречие. С другой стороны, поехал Медведев несколько месяцев назад в Таджикистан, молвил какое-то противоречивое слово, которое стало обидно Узбекистану, и Узбекистан стал отдаляться от ОДКБ. С другой стороны, на западе, казалось бы, самый надежный союзник России и самый активный член ОДКБ – Белоруссия, но и там были и газовые войны, и молочные войны. Если констатировать в целом, формирование ОДКБ идет достаточно драматично.

Некоторые эксперты полагают, что КСОР создан прежде всего для подавления выступлений демократической оппозиции в странах - участниках Организации Договора о коллективной безопасности. Обозреватель Радио Свобода Вадим Дубнов с этим не согласен:

– Теоретически и тем, кто защищает необходимость КСОР, и тем, кто по принципиальным позициям возражает против их создания, хотелось бы так думать. Но КСОР, как, собственно говоря, и ОДКБ, – это во многом абсолютно символическая организация. ОДКБ – это такое анти-НАТО. Очень хочется иметь структуру, которая бы воспринималась и позиционировалась альтернативой НАТО. В этом мысле КСОР – это ОДКБ, доведенный до логического предела. Это венец альтернативности. Конечно, можно предполагать, что это является угрозой демократическим силам, "оранжевым" революциям и так далее, но на самом деле, никаких "оранжевых" революций, во-первых, нигде не предвидится, а во-вторых, если бы даже где-то они случились, то, естественно, КСОР играл бы в судьбе этих революций, мягко говоря, не самую первую роль.

Другое дело, что эта позиция достаточно удобна – тому же Узбекистану, например. Узбекистан может мотивировать свое неучастие в КСОР такими глобальными причинами. На самом деле, у Узбекистана много вполне прагматических и конкретных оснований не участвовать в КСОР. У Узбекистана есть претензии к России, есть проблемы с Киргизией, с Таджикистаном. Есть проблемы связанные с водными ресурсами, с энергоносителями. С Белоруссией все немного более расплывчато, потому что Минск сам пока не очень четко формулирует свою внешнеполитическую доктрину. Но он уже очень хорошо понимает, что КСОР в эту доктрину не вписывается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG