Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год назад Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Лейла Гиниатулина: Ровно год назад 26 августа Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Власти Абхазии и Южной Осетии заявляют о том, что в республиках создана благоприятная ситуация для построения полноценных государств. По мнению некоторых экспертов, и Абхазия, и Южная Осетия по-прежнему находятся в полной зависимости от Москвы, что только отдаляет перспективу обрести самостоятельный политический и экономический курс.

Олег Кусов: Прошедший год показал, что зависимость Абхазии и Южной Осетии от России только усилилась, полагает московский политолог Дмитрий Шушарин.

Дмитрий Шушарин: Ни о какой экономической, военной, политической самостоятельности речь не идет, конечно. До признания они еще занимались какой-то непонятной игрой, а с признанием России они становятся просто ее вассалами абсолютными. И политические элиты этих стран, особенно, конечно, Абхазии, понимают, что им боком выходит все это дело. С одной стороны. А с другой стороны, вот мы видим, что последняя новость из Южной Осетии очень смешная, что там арестована техника "Газпрома", и Эдуард Кокойты делает все, что хочет, особо не считаясь даже с таким российским монстром, как "Газпром", который вроде бы полный хозяин в России. Так что все это двойственно, но, конечно, ни о каком признании, ни о каком полноценном государстве речи там не идет. И вообще, по моим наблюдениям, в России тот угар, который был год назад, он сильно проходит. Даже у тех людей, которые были целиком на стороне вторжения в Грузию, их очень сильно отрезвил последний год. Вот заявления Кокойты о том, чтобы Россия по-прежнему защищала, воспринимаются все более и более неприязненно, по моим наблюдениям. Потому что все понимают, что такое защита Южной Осетии за счет русских армии, за счет русских жизней.

Олег Кусов: Тбилисский политолог Арчил Гегешидзе подчеркивает, что в Южной Осетии до сих пор идея независимости не стала всеобщей.

Арчил Гегешидзе: Если под государством мы будем считать работающие институты, не абсолютно, но довольно-таки высокая степень независимости принятия решений, я имею в виду все решения, высокая степень, если не абсолютная степень выбора внешнеполитического вектора и осуществление этого вектора, признание мировым сообществом этого государства, результатом которого должно становится признание государства предметом международного права, - если строго по этим критериям оценивать, то эти государства - несостоявшиеся. Особенно Южная Осетия. Там даже консенсуса нет во внутреннем обществе, нужна ли им независимость, нужно ли им присоединяться к России или нет. То есть там идея независимости не является национальной идеей. В Абхазии - другое дело, там особенно политическая элита, она давно стремилась к независимости. Но по тем же критериям, о которых я говорил, если судить, то там, конечно, тоже все не так, чтобы считать государство состоявшимся.

Олег Кусов: По мнению экспертов, в Абхазии и Южной Осетии пока удалось успешно решить только проблему символики, которая несет в себе идею независимости.
XS
SM
MD
LG