Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уголь меняет воду


После провального начала года спрос на российский уголь начинает восстанавливаться

После провального начала года спрос на российский уголь начинает восстанавливаться

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС "выключила" из энергосистемы Сибири более 4 тысяч мегаватт. Замещать их предстоит за счет угольной тепловой генерации.


В результате аварии на Саяно-Шушенской гидроэлектростанции энергетическая система Сибири потеряла более 4 тысяч мегаватт мощности. Сразу после трагедии дефицит электроэнергии удалось компенсировать за счет повышения выработки на Братской и Красноярской ГЭС. Но вечно так продолжаться не может, отмечает аналитик инвестиционного банка "ВТБ Капитал" Михаил Расстригин — ГЭС ограничены объемом накопленной воды и скоростью ее притока в водохранилища, так что даже если сейчас они и выработают чуть больше, то потом им придется генерировать меньше. Зимой же возникнет еще одна сложность. По словам руководителя Енисейского бассейнового водного управления Анатолия Хмелькова, которые приводит агентство "Интерфакс", при морозах ниже минус 30 градусов Красноярская ГЭС не сможет сбрасывать воды столько, сколько, по подсчетам энергетиков, необходимо для возмещения выпавших мощностей СШГЭС.


Так что основная нагрузка в грядущий осеннее-зимний сезон ляжет на тепловые электростанции. Причем только на те, что расположены в самой Сибири — с европейской частью России энергосистема региона хоть и связана, но крайне слабо. Доля ТЭС газовой генерации здесь традиционно невелика — основным топливом служит уголь. По данным руководителя управления сырьевых рынков и добывающих отраслей "ВТБ Капитал" Александра Пухаева, в прошлом году Сибирь "сожгла" 72 миллиона тонн угля против неполных 40 миллионов тонн в остальных регионах страны вместе взятых.


Чтобы заместить вышедшие из строя мощности СШГЭС, по экспертным оценкам, только до конца года потребуется от 4,5 до 6 миллионов тонн угля. В числе потенциальных "выгодоприобретателей" от этого аналитик управляющей компании "Арбат Капитал" Артем Бахтигозин называет разработчиков энергетических углей в Кузнецком бассейне — СУЭК, "Кузбассразрезуголь", "Мечел".


"Кузбассразрезуголь", в частности, буквально спустя два дня после аварии на СШГЭС открыл в Кемеровской области шахту "Байкаимская" мощностью 2,5 миллиона тонн энергетического угля в год. До конца года компания планирует извлечь из нее не менее 500 тысяч тонн топлива, особо подчеркивая, что этот объем уже законтрактован российскими и зарубежными покупателями — слишком свежи воспоминания о провале спроса, с которым отрасль столкнулась в конце прошлого - начале этого года. Впрочем, энергетический уголь еще как-то держался благодаря сезонному фактору. А вот продажи коксующихся углей рухнули вместе с металлургией, резко сократившись и в денежном (из-за падения цен), и в физическом выражении. В декабре - январе, вспоминают наблюдатели и участники рынка, никто ничего не покупал в принципе.


По словам главы Кемеровской области Амана Тулеева, за первые шесть месяцев года в Кузбассе скопилось 15 миллионов тонн нераспроданного угля — в три раза больше нормы. До кризиса регион, на долю которого приходится около 60 процентов российской угледобычи, вышел на третье место в мире по поставкам угля на внешние рынки. "Мы смогли интегрироваться в экономику 85 стран мира. И хлопнулись", — признает губернатор.


До недавнего времени российская угледобыча ориентировалась прежде всего на внутренний спрос, объясняет аналитик "ВТБ Капитал". Все три угольных бассейна (Кузнецкий, Воркутинский и Якутский) расположены не самым удобным для внешней торговли образом — места добычи и портовые терминалы разделяют тысячи километров. Резкое повышение мировых цен на энергоресурсы в последние годы привело к началу развития необходимой для поставок российского угля за рубеж инфраструктуры и росту объемов экспорта. Но стоило мировым ценам пойти вниз, как экспорт с большинства месторождений стал нерентабельным, а возникший при этом избыток предложения внутри страны заставил российские цены "просесть" существеннее мировых. По словам Александра Пухаева, если в прошлом году "Распадская" продавала в стране коксующийся уголь по 220 с лишним долларов за тонну, то в первые два квартала этого года — по 50. Соответствующий перепад мировых цен куда менее значителен — сейчас стоимость контракта составляет 129 долларов за тонну против 300 долларов год назад.


Цены на энергетический уголь внутри страны сейчас находятся в диапазоне 25-30 долларов за тонну. Рост их из-за аварии на СШГЭС большинство опрошенных Радио Свобода считает маловероятным: по сравнению с годовым объемом добычи (240 миллионов тонн) объемы невелики, дефицита нет, к тому же власти уже неоднократно обещали не допустить существенного подорожания электроэнергии в регионе.


Впрочем, и при нынешнем уровне цен финансовое положение угледодобывающей отрасли у экспертов особого волнения не вызывает. Девальвация рубля позволила снизить издержки, так что на операционном уровне все предприятия рентабельны, полагает руководитель управления сырьевых рынков и добывающих отраслей "ВТБ Капитал", а убытки единичны и связаны с высокой долговой нагрузкой отдельных компаний. По сравнению с "мертвым" первым полугодием угольный рынок заметно оживился. Потребители уже исчерпали свои запасы, и пусть понемногу, но начинают покупать, тем более, что загрузка металлургических предприятий выросла до сопоставимых с докризисными уровней. Есть спрос со стороны Индии, стран Юго-Восточной Азии и Европы. И, как ни странно, Китая — после закрытия тысячи старых шахт КНР стало выгоднее импортировать металлургический уголь из Кузбасса, чем возить с собственных месторождений. Вряд ли это продлится долго — максимум через два-три года Китай перейдет обратно на собственное сырье, — но пока что китайская "великая сталелитейная гонка" помогает Кузбассу смотреть в ближайшее будущее с гораздо большим оптимизмом, чем полгода назад.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG