Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Великобритания первая откликнулась вместе с Францией на нападение Гитлера на Польшу


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.

Кирилл Кобрин: Великобритания фактически первая откликнулась вместе с Францией на нападение Гитлера на Польшу. Рассказывает Наталья Голицына.

Наталья Голицына: 3 сентября 1939 года в 11 часов 15 минут утра англичане услышали по радио голос тогдашнего премьер-министра Великобритании Невиля Чемберлена, объявившего, что страна находится в состоянии войны с Германией. 70 лет спустя в лондонском Имперском музее войны открылась выставка под названием "Начало, 1939 год" ("Outbreak, 1939"), посвященная дню объявления войны и ее первым месяцам, периоду так называемой "странной войны". Самое интересное на выставке не пиджак короля Георга Шестого, в котором он выступил по радио 3 сентября с обращением к народу, и даже не кошелек и монетки 11-летнего мальчика, спасшегося после торпедирования германской подлодкой первого британского пассажирского судна "Athenia", и даже не медаль, которой был награжден Томас Прайдэй - первый британский солдат, убитый во Второй мировой. Главное и самое интересное - это воспоминания о начале войны рядовых англичан и первые журналистские репортажи. Всё это можно прочесть или услышать в записи. В первые дни и даже месяцы, в период "странной войны", когда военные действия почти не велись или велись в основном на море (с сентября 39-го по март 40-го), новости о войне были редки. И англичанам казалось, что германское вторжение на Британские острова маловероятно. Тем не менее, в Лондоне сразу же была введена светомаскировка, в небе появились аэростаты, а населению выдали противогазы. Тогда же впервые в британской истории были введены удостоверения личности, впрочем, сразу же отмененные после войны.
Еще до объявления войны, 31 августа, когда правительство признало, что война неизбежна, вступил в силу план эвакуации населения из городов, подготовленный на случай войны. По этому плану миллионы детей были эвакуированы в сельские районы, а лондонские станции метро были переоборудованы в бомбоубежища. Однако извещающие о налетах германской авиации сирены зазвучали в Лондоне только в 40-м году, когда Уинстон Черчилль сменил на посту премьер-министра Чемберлена и начались активные военные действия.
Главный историк Имперского музея войны Терри Чарман в канун 70-й годовщины начала Второй мировой опубликовал книгу под названием "Начало, 1939 год: мир идет на войну", в которой рассказывает о начале войны и британском участии в ней. В интервью Радио Свобода Терри Чарман объясняет, почему Великобритания вынуждена была объявить войну Германии.

Терри Чарман: Причиной, по которой Британия начала войну в 39-м году, было наше обязательство, данное Польше в апреле 39-го, что мы гарантируем ее независимость. После нацистской оккупации Чехословакии в марте 38-го года возникло подозрение, что Польша станет следующей жертвой Гитлера. Гитлер сказал Чемберлену, а затем повторил это публично, что у него нет больше территориальных притязаний в Европе. Однако ему нельзя было верить, и его нужно было остановить, и, если понадобится, то силой оружия. Стало ясно, что его ничто не удержит в стремлении стать хозяином, по крайней мере, Восточной Европы, а возможно, и всего континента. Британский народ и его правительство вынуждены были принять решение остановить Гитлера. Через два дня после нападения на Польшу, в воскресенье 3-го сентября 1939 года, Британия и Франция объявили Германии войну.

Наталья Голицына: Мюнхенское соглашение с Гитлером остается на совести Британии и Франции. Однако эта капитуляция перед нацизмом послужила Британии уроком. Пришло осознание, что Гитлера невозможно умиротворить. Как известно, Великобритания и Франция, пытаясь предотвратить надвигающуюся войну в Европе, перед самой войной начали переговоры или, как их иногда называют, консультации с советским правительством о заключении союза против Германии, что могло бы остановить Гитлера. Часть историков винит в провале этих переговоров Британию, другая часть - Советский Союз. Терри Чарман считает, что вина лежит на обеих сторонах.

Терри Чарман: Русские были очень раздражены и не верили, что англичане и французы серьезно относятся к союзу с СССР. Возможно, это было вызвано тем, что в то время как Чемберлен лично ездил в Мюнхен и трижды посещал Германию для переговоров с Гитлером, для переговоров с русскими мы направили в декабре 39-го года невысокого ранга чиновника Форин-офиса Уильяма Стренга. Затем мы отправили в Москву военную миссию, состоящую не из высокопоставленных военных, вроде главы Генштаба или первого лорда Адмиралтейства, а среднего ранга военных, большинство из которых никто не знал. И это тогда, когда советскую делегацию возглавлял тогдашний нарком обороны маршал Ворошилов. Все это создало у русских впечатление, что англичане и французы были настроены несерьезно, и что на самом деле они хотели натравить Гитлера на Советский Союз. Надо сказать, что подозрения были обоюдными. Мы не хотели тогда отдавать Сталину то, что он требовал - свободу действий в прибалтийских странах, Финляндию и часть Восточной Европы. Думаю, что трудно одобрить причины, по которым все это произошло.

Наталья Голицына: Говорил известный британский историк, автор работ о Второй мировой войне Терри Чарман.
XS
SM
MD
LG