Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вампиры и гопники на СТС: партия КВНщиков дала порулить подросткам


Шабан Муслимов

Шабан Муслимов

Елена Рыковцева: И по телевизору мы смотрим сегодня проект, который, вообще-то, для нас с вами, уважаемые слушатели, не предназначен. Он для подростков. Они там хозяева: сами снимаются, сами консультируют взрослых, которые все-таки этим проектом заправляют. Отсюда и название – «Все по-взрослому!». Первый выпуск этого шоу вышел 24 мая, но лично я увидела его только в минувшую субботу. Мне понравилось, я смеялась. Рядом со мной сидел наш гость из Киева, 11-летний Назар, который тоже очень веселился. Это значит, юмор не знает границ, потому что, считай, товарищ из-за рубежа веселился, понимал местный юмор. И я подумала, что хорошо бы пригласить создателей и участников этого шоу и поговорить на тему: могут ли взрослые и подростки смеяться над одним и тем же? Представляю вам наших гостей – это продюсеры и авторы шоу «Все по-взрослому!» Нина Муслимова и Шабан Муслимов, с нами исполнитель одной из главных ролей в этом шоу Рома Керимов и руководитель группы консультантов Маша Иванович. 15 лет Маше, 14 лет Роме. Все правильно?

Роман Керимов: Немного неправильно. Мне 16 лет.

Елена Рыковцева: 16 лет! А смотритесь так хорошо.

Шабан Муслимов: Когда начинали снимать, ему было 14. А пока программа вышла в эфир, мальчик немножко подрос.

Елена Рыковцева: Ну, ничего, 16 лет – тоже не срок, все еще впереди.

Шабан, раньше же вы работали для взрослых. КВН – это все-таки шоу для взрослых, это пока еще не для детей. Вы были капитаном «Махачкалинских бродяг». Самый известный ваш проект «Счастливы вместе». Я знаю, что у нас есть слушатели, которые его смотрят. И я даже видела некоторые сообщения, которые приходят на наш пейджер, что проект «Счастливы вместе» им нравится. Вы созрели для того, чтобы заниматься подростками, наконец-то? Повзрослели настолько, что уже можно и к подросткам. Так?

Шабан Муслимов: Да.

Елена Рыковцева: А как вы почувствовали, что готовы к этому? Потому что дело-то непростое.

Шабан Муслимов: Мы раскроем тайну. Маша (вы не представили) – это наша с Ниной дочь.

Елена Рыковцева: Вы сами раскрывайте свои семейные тайны. Что ж я буду вмешиваться. Мало ли...

Шабан Муслимов: У нас «семейная» программа по всех смыслах. Когда я делал «Счастливы вместе», она смотрела, ей нравилось. А потом был период, когда она совершенно потеряла интерес к нашей работе, ей было неинтересно, чем мы занимаемся. Все остальные проекты уже ее, как она говорила, «не вставляли».

Елена Рыковцева: Так и говорила?

Шабан Муслимов: Ну, говорила по-разному. Это мягкий вариант. И у нас взыграло самолюбие, нам очень хотелось сделать проект, который будет нравиться собственному ребенку и ее знакомым, чтобы опять вернуть уважение.

Елена Рыковцева: Надо же! Затравила она вас.

Шабан Муслимов: И поэтому мы очень рады, что у нас получилось. То есть не только для подростков страны, и вы хорошую для нас информацию сообщили, что для СНГ...

Елена Рыковцева: И за рубежом это понимают, да.

Шабан Муслимов: ...но и для собственного ребенка программу, которую он смотрит, которую он любит, которую он рекомендует друзьям.

Елена Рыковцева: То есть для девочки вы старались – это была ваша мотивация – для своей собственной для начала. Так, Нина?

Нина Муслимова: Наши желания совпали со стремлениями, наверное, продюсеров канала «СТС» и компании «ЛЕАН-М», мы с ними совместно делаем этот проект. И мы рады были поводу углубиться и в общение с собственным ребенком.

Елена Рыковцева: И теперь она вас признает?

Нина Муслимова: Надеюсь, что так было и раньше, но теперь – особенно. Может быть, она как-то по-другому может охарактеризовать влияние этой программы на нашу семейную жизнь. Но надеемся, что мы от этого стали ближе.

В группе много взрослых людей, у которых как раз дети-подростки, и это очень важно. Мы даже задавали вопрос во время собеседования: есть ли дети, и какого возраста? Это не было главным критерием отбора, но это было важно. То есть это было плюсом, если дети или уже прошли подростковый возраст, или находятся в нем. Потому что с большей отдачей, с большей душой и с большим знанием деталей и правдивых взаимоотношений между взрослыми и подростками мы подходим. И очень важно в этой программе соблюдать какой-то баланс между тем, что называют иногда пошлостью, и нам бы не хотелось, чтобы это было, и нормальным, может быть, стремлением подростков узнать побольше о любви с каким-то здоровым подростковым эротизмом и так далее. Поэтому нам важно, чтобы люди, которые занимаются этой программой, уже прошли этот путь, знали, о чем можно говорить в присутствии детей, с детьми, а о чем не стоит.

Шабан Муслимов: И как говорить.

Елена Рыковцева: Я прочитаю, как это официально формулируется на вашем сайте, про что. Потому что уверена, что очень многие наши слушатели не видели, если уж я-то случайно, собственно, ткнула – и обрадовалась. Пишется так про это шоу: «Скетчи, сценические номера, музыкальные пародии, розыгрыши, звездные гости – все это и многое другое в новом искрометном шоу (на тот момент новом - 24 мая) для всей семьи «Все по-взрослому». Это не «Ералаш» и не «Утренняя звезда», здесь «все по-взрослому».

Но я бы все-таки с «Ералашем» сравнила, это «Ералаш» для более взрослого поколения детей.

«Главные герои программы - современные подростки. Ребята разыгрывают скетчи и выступают на сцене с миниатюрами на тему «уроки взрослой жизни»: как впервые поцеловаться или побриться, как вести себя на дискотеке или как «отмазаться» от злобной географички. В пародийной форме они преподают уроки ликвидации безграмотности (ликбез) для взрослых. Учат родителей разбираться в компьютерах, мобильных телефонах, Интернете и так далее».

И я сразу уточню, уважаемые подростки. Мне кажется, что вы учите, как бы издеваясь над взрослыми, что они ничего не понимают. Вы на самом деле их учите разбираться или вы просто шутите на тему «как бы мы могли учить взрослых разбираться в компьютерах и в мобильных телефонах»? Как на самом-то деле обстоит? Я просто не разобралась сходу.

Нина Муслимова: По-моему, мы все-таки шутим.

Елена Рыковцева: Все-таки шутите. То есть посмотреть ваше шоу и овладеть написанием SMS-сообщений не получится?

Роман Керимов: Можно. И было пару уроков в ликбезе, как Т-9 включать на телефоне.

Елена Рыковцева: Что включать на телефоне?

Роман Керимов: Вот-вот!

Шабан Муслимов: А если бы вы смотрели программу, вы бы знали.

Елена Рыковцева: А можно еще раз повторить, что включать?

Роман Керимов: Т-9 – это режим такой – очень-очень быстро печатать можно.

Елена Рыковцева: А, с подчеркиванием, да?

Роман Керимов: Да-да.

Елена Рыковцева: Да, это сложно освоить сразу. Я даже и не пытаюсь, честно сказать. Это писать очень быстро SMS-сообщение. И если бы я посмотрела ваше шоу, я бы их писала со стремительной скоростью? То есть этому вы всерьез обучили?

Роман Керимов: Если бы вы тренировались, то я думаю, что да.

Елена Рыковцева: А чему еще вы обучили за это время, за несколько выпусков, взрослых?

Шабан Муслимов: Маша скромничает, на самом деле, буквально полтора последних месяца ее бабушка, которая с роду не подходила к ноутбуку и не пользовалась Интернетом, активно пользуется Интернетом, она ходит все время с ноутбуком, она зарегистрировалась на всех сайтах...

Елена Рыковцева: В «Одноклассниках»?

Шабан Муслимов: Естественно. И это произошло как раз во многом после просмотра программы. Потому что пошутили-пошутили, а она говорит: «А чего это, действительно, вы всех учите, а я не в курсе».

Елена Рыковцева: Но вы потом ее научили в свободное, конечно, от подготовки шоу время, если честно, да? То есть все-таки просто посмотрев программу, она бы не освоила.

Шабан Муслимов: Но заинтересовалась.

Елена Рыковцева: И давайте тогда честно, реально уважаемым слушателям скажем, что вы, конечно, уроков не получите, вы толком ничего этого не сумеете сделать, но посмеетесь, по крайней мере, над тем, как вы ничего не умеете и ничего не знаете.

Нина Муслимова: Ну, может быть, главное даже не навыки, которым мы не брались обучать ни в коем случае никого. Я думаю, взрослые люди со своими детьми разберутся и попросят их научить тому, что для них действительно важно. Для нас важно, чтобы в каждом из наших скетчей, из сценических номеров можно было понять, что для нас важно, чтобы в семье была любовь, чтобы было взаимопонимание, чтобы мы могли с иронией относиться к тому, что мы представители разных поколений, потому что сложно угнаться за детьми взрослым людям. И для нас очень важно, что это не просто для подростков, а это семейное шоу на самом деле. Вот вы сравнили с «Ералашем», и нам приятно. Сначала мы старались отойти от «Ералаша»...

Елена Рыковцева: Нет, не надо.

Нина Муслимова: ...потому что это уже современное, может быть, больше по оформлению, по подаче, но мы любили «Ералаш». И «Ералаш» был очень доброй и любимой нами программой, и любимой не одним поколением. «Ералаш» всегда был доброй, всегда был семейной программой.

Елена Рыковцева: В общем, вы настаиваете на том, что шоу «Все по-взрослому!» не только для подростков.

Нина Муслимова: Да, мы настаиваем.

Елена Рыковцева: Шабан, вот вы, конечно, положа руку на сердце, ставите задачу насмешить подростков. А зачем это делать? Зачем их смешить?

Шабан Муслимов: Не только насмешить, на самом деле.

Елена Рыковцева: А что же еще, хотела бы я знать.

Шабан Муслимов: Когда СТС поставил задачу сделать программу для подростков, мы начали всерьез изучать вопрос, и удивились, поняв, что телевизор они не смотрят совершенно. То есть из «Ералаша» они уже немножко выросли, они любили эту программу, они достигли 15-16 лет, а нового ничего, что они смотрят, что им интересно, не появилось для них.

Елена Рыковцева: То есть задача была подтащить их к телевизору.

Шабан Муслимов: Да. Они «живут» в Интернете. Понятно, что мы все, так или иначе, там «живем». Но согласитесь, что там можно видеть все, что нужно, что не нужно, что полезно, что не полезно. Поэтому нам хотелось программу сделать, во-вторых, интересную им, которая их смешит, которая, надеюсь, их учит еще и чему-то хорошему.

Елена Рыковцева: Вот вы надеетесь. А чему же она их хорошему учит? Я смеяться-то смеялась. Но чему она учит?

Шабан Муслимов: Например, терпеливо относиться к тому, что бабушка не владеет Т-9.

Елена Рыковцева: Ага! Ну да, наиздеваться вдоволь над бабушкой – это все называется «терпеливо относиться».

Шабан Муслимов: Почему же издеваться? Мы только что привели вам пример удачного взаимодействия. И все-таки видеть какие-то свои недостатки со стороны.

Елена Рыковцева: Самоирония?

Роман Керимов: Там много знакомых ситуаций. То есть ты сидишь, наблюдаешь – и видишь точно такую же ситуацию, которая с тобой произошла, может быть, две недели назад.

Елена Рыковцева: То есть какая-то воспитательная задача в этом.

Шабан Муслимов: Конечно. Ведь это возраст все-таки неприятия, возраст соперничества: «А я вот такой!». А когда они видят себя с экрана, свои недостатки, которые со стороны очень выпукло выглядят...

Елена Рыковцева: Ну, может быть, да.

Шабан Муслимов: Например, у нас есть рубрика, которая называется «Все пацаны ко...», где сидят четыре девочки, которые откровенно пародируют гламурных, взрослых барышень и говорят: «Все пацаны – козлы». Так вот, сначала наши актеры, актрисы, потом уже большая группа фанатов программы, они вдруг нам буквально через месяц после начала эфира заявили: «А мы перестали говорить слово «козел». То есть мы вдруг поймали себя на том, что мы перестали так общаться в жизни, потому что видно, как это идиотски выглядит с экрана, и уже включается барьер. Мы так уже не разговариваем». И это уже маленькая, я считаю, победа, потому что мы чуть-чуть вычистили их речь. И по-моему, это неплохо.

Елена Рыковцева: Понятно. И я спрошу у подростков, что они думают о современном телевидении, правда ли, что они отошли от телевидения, потому что переросли «Ералаш», а ничего другого оно им предложить не может. Так ли это, Рома?

Роман Керимов: Просто в Интернете всегда можно было найти все, и это, по-моему, всем ясно. А телевизор...

Елена Рыковцева: «Отстой»?

Роман Керимов: Нет, это не «отстой».

Нина Муслимова : Покатит.

Елена Рыковцева: Как?

Нина Муслимова: Два критерия. Бонтон и моветон заменены сейчас словами «отстой» и «покатит».

Роман Керимов: Телевизор «покатит». Но «покатит» только сейчас. Потому что я считаю, что проект для тинэйджеров, это правда. Вот что-то для тинэйджеров начало развиваться только сейчас. Потому что взять год назад, ну, были программы для взрослых. Ну да, это юмор, но юмор и знакомые ситуации для более взрослых людей. То есть если мальчик 25 лет будет лежать и смотреть юмористическую программу для взрослых, он будет понимать свои, может быть, ошибки. А тут ты лежишь и смотришь на свои ошибки. То есть тинэйджерам тоже нужно уделить время.

Елена Рыковцева: Что-то вы все на ошибки упираете. А просто поржать?

Роман Керимов: И достоинства, и поржать. Просто вы как раз говорили про ошибки. Я, допустим, очень смеюсь над своими ошибками. Для меня это юмор.

Елена Рыковцева: То есть все-таки не было ничего до появления вашего шоу, вот появилось – и можно смотреть телевизор.

Роман Керимов: По-моему, да. Вот для меня, если честно, да.

Елена Рыковцева: А что скажет Маша? Как у вас складывались отношения с телевизором до того, как вы начали заниматься этим шоу?

Мария Иванович: Я его не смотрела вообще. Я его года два практически не включала.

Елена Рыковцева: А почему?

Мария Иванович: Нечего смотреть.

Елена Рыковцева: Подростку нечего смотреть. С ума можно сойти.

И я вот о чем хочу еще с детьми поговорить. Мне просто любопытна технология создания юмора для подростков. Я нашла в Интернете страничку человека, не знаю, кто это, может быть, он известен, мне он не известен, по фамилии Михаил Безух. И вот как он рассуждал на тему: подростки и современный сленг: «Детские стихи и песни, популярные лет 20 назад, сейчас воспринимаются уже совсем по-другому. И дело тут не в идеологии, а просто многие слова обзавелись еще одним, часто нелицеприятным, значением. Вот самый яркий, пожалуй, пример из мультфильма «Голубой щенок»:

«Голубое ухо! Голубое брюхо!

Голубой чубчик! Как дела, голубчик?

Голубой!!! Голубой!!!

Не хотим играть с тобой!».

И он говорит очень смешную вещь, что теперь некоторые мультфильмы нужно смотреть детям с ограничением «до 10 лет», потому что после 10-ти он начнет неправильно все это воспринимать.

И еще он рассказывает смешную историю. Говорит, что никогда заранее не знаешь, какие слова могут рассмешить подростков. «В моей школе учитель географии как-то признался, что он на уроках в 6-8 классах с некоторых пор не упоминает о месторождениях вольфрамовой руды. Как будто и нет такой руды в природе. Причиной этому было то, что Вольфрам - это фамилия директора школы. Старшие классы более-менее спокойно реагировали на это слово, а 13-летним это было дико смешно. Нашему географу надоело каждый раз успокаивать толпу хохочущих оболтусов, и в результате несколько выпусков нашей школы получили аттестат, так и не узнав, что слово «вольфрам» иногда пишется с маленькой буквы». То есть учитель исключил это слово из обихода.

И я хочу спросить вас, уважаемые подростки, чем можно насмешить современного ребенка вашего возраста? Как вы придумываете смешные ситуации? Как вы подсказываете взрослым, какая у вас технология? Хотя, наверное, взрослые все-таки прописывают это, а дети подсказывают, что может быть смешно, а что нет.

Нина Муслимова: Сначала группа авторов пишет текст сценария, вот как мы работали с группой консультантов. И конечно, нам очень помогали наши актеры, потому что они все того же возраста. Сначала мы проводили кастинг и параллельно писали сценарий. Во время кастинга мы поговорили... у нас было около 500 детей на кастинге, и с каждым мы провели беседу просто о том, что ему интересно. Для нас это тоже было источником информации очень мощным на тот момент. А потом авторы стали писать сценарий. Маша как раз собирала сначала просто своих друзей, а потом мы попросили расширить круг, чтобы были дети из разных слоев, из разных школ, хотя бы из разных компаний. Они приходили. Прочитав заранее определенную партию сценариев, они критиковали. Им от 13-ти до 17-ти было, поэтому они говорили примерно «отстой» и «покатит». А если уж совсем «отстой», то они брали диалоги, выходили на 10 минут и переписывали.

Елена Рыковцева: А это все-таки антонимы – «отстой» и «покатит».

Нина Муслимова: «Покатит» - это «хорошо», «пойдет». А «отстой» - это «совсем никуда не годится». Мы уже два года в теме, поэтому...

А иногда ребята нам переписывали диалоги буквально полностью. То есть они редко вмешивались в ситуации, ну, бывало, что они их корректировали, бывало, что просто говорили, что слишком уж неправдоподобно, даже в пародийном ключе. И диалоги переписывали поначалу целиком. Очень трудно было нам самим перестроить мозг. Потому что, занимаясь программой для детей, для подростков, тебе хочется поностальгировать, вспомнить себя в этом возрасте. Какие-то вещи да, совпадают. Например, все точно так же влюбляются, и в принципе, взаимоотношения не особо изменились. Возможно, выражения изменились, но тоже очень внешне.

Елена Рыковцева: Но чувства те же.

Нина Муслимова: Да, приблизительно. А диалоги, конечно, совершенно иначе звучат. Мы пишем о разных молодежных течениях или просто социальных течениях, и тут уж совсем нам без них не обойтись бы было поначалу. Сейчас мы и авторы уже немножко адаптировались. И у нас есть консультант по зрительскому восприятию, психолог.

Елена Рыковцева: А ему можно доверять? Вы доверяете этому психологу?

Роман Керимов: Конечно. Только ему мы, в принципе, и доверяем.

Елена Рыковцева: А глаза у Ромы глаза хитрые.

Нина Муслимова: Вот Маша хорошо с ним знакома, а Рома не очень, потому что тот больше на уровне сценариев. Но это тоже очень важная вещь. Например, у нас есть скетч – разговор про Интернет. Это пародия на то, как отцы разговаривают с мальчиками о первом поцелуе, первом сексе, а тут наоборот. И в таких ситуациях очень важно нам было посоветоваться с психологом, как это может восприниматься не пошло, ни в коем случае с каким-то намеком...

Елена Рыковцева: С намеком на намеки.

Нина Муслимова: Да. И он нас научил, что какие-то темы, связанные с межполовыми отношениями, не нужно обсуждать в кадре... допустим, смеяться над ними или издеваться над ними, даже в шутливом ключе, одновременно детям и взрослым. То есть либо дети отдельно, либо взрослые отдельно. Либо, если взрослый и ребенок в кадре одновременно, более-менее серьезный разговор. Он должен быть шутливым, исходя из жанра, но более-менее по делу. Какие-то такие детали. И если дети хулиганят по отношению к взрослым...

Елена Рыковцева: Где, в кадре или вообще?

Нина Муслимова: Допустим, они придумали пакость. И как в «Ералаше» было, их обязательно в конце должны наказать. То есть иначе мы просто научим их плохому.

Елена Рыковцева: Ага! То есть любая пакость должна быть наказана. В «Ералаше» он просто прыгал в лужу, все облиты, он счастлив – и на этом заканчивался сюжет. Никто его в угол не ставил в «Ералаше», между прочим, этого мальчика.

Нина Муслимова: Правильно, это сюжет, в котором присутствуют одновременно в кадре только дети. А мы сейчас говорим о тех историях, где дети, например, пытаются поиздеваться над дедушкой. Мы сами чувствовали, что это как-то нехорошо, а тут еще и психолог подтвердил: «Да, нехорошо». И мы решили рассказать об этом детям.

Шабан Муслимов: Вот тоже знаменитый сюжет из «Ералаша», когда Хазанов играл учителя в итальянской школе. В конце он побеждал, он заставлял-таки нехорошего Гварески учить правильно спрягать глаголы.

Елена Рыковцева: Уважаемые подростки, вспомните все-таки какие-то, может быть, эпизоды, как вы корректировали взрослых? Вы сами-то помните? А то они все за вас рассказывают... Вы, например, одну сцену от них получили, а переделали ее в другую.

Роман Керимов: Сейчас вспомним. Что у нас со взрослыми было?

Шабан Муслимов: Да ты мне в половине выпусков ликбеза просто мозги проел, что так не говорят, так не разговаривают.

Мария Иванович: Например, скетч «Гопники». Когда мы его увидели, мы были в ужасе, потому что гопники разговаривали каким-то литературным языком, потрясающими фразами.

Елена Рыковцева: И какие же они гопники после этого?!

Мария Иванович: Да. И пришлось просто все диалоги переписывать.

Шабан Муслимов: В наше время гопники разговаривали именно так, цитировали Блока.

Елена Рыковцева: Рома, вы поучаствовали в коррекции?

Роман Керимов: В общем, был «отстой». Меня очень сильно поразило, что люди не знали, что гопники сидят не на мысочках, а они сидят на полной стопе, между прочим. И это было очень важно.

Елена Рыковцева: А гопники сейчас – это кто?

Роман Керимов: Это веселые ребята, которые...

Елена Рыковцева: Я знаю, что один чиновник кремлевской администрации «гопотой» обозвал когда-то движение «Наши», и они очень обиделись. «Ликующей гопотой». А гопники – это что-то другое.

Роман Керимов: Гопники – это хулиганы. У них есть своя определенная форма – спортивный костюм. Это грубо говоря. Они могут разнообразно одеваться. Сегодня – это синие штаны и синяя спортивная куртка, белые носки и туфли, борсетка и кепчик.

Елена Рыковцева: И сидит на полной стопе.

Роман Керимов: Они сидят и ждут ребят, которые должны пройти, с телефончиком каким-нибудь, а может быть, с кошелечком.

Елена Рыковцева: Так они еще и уголовники, то есть хулиганы реальные.

Роман Керимов: Конечно.

Елена Рыковцева: Так и что вы поправили? Вы поправили стопу?

Роман Керимов: Конечно. Ребята обиделись бы просто, если бы увидели, как они сидят на мысочках.

Шабан Муслимов: Ну, конечно, он утрирует, не только стопу. Там были поправлены и элементы костюма, и сленг, там много всего, что ребята нам поправили. Причем одевались они практически и в 80-ые, и сейчас одинаково, как раз ничего не изменилось. Мода у них очень консервативная. А вот сленг и аксессуары, которые они используют, да, это уже другое.

Елена Рыковцева: Пришло время отравить нашим гостям настроение, потому что я все время настаиваю на том, что их шоу - только насмешить, сесть и посмеяться. Нет, они говорят, что это воспитывает, это прививает детям любовь к хорошему русскому языку, потому что пародируется жаргон и так далее. Нет, так не кажется серьезному критику из газеты «Московская правда». И мы послушаем рецензию на ваше шоу.

Диктор: «Первое июня канал СТС отметил запуском в утренний эфир «забойного» слогана «Новое поколение выбирает плохого парня с пистолетом». На этом канале, прежде всего, маленьких зрителей обучают не умной, содержательной русской речи, а жаргону. Иначе и не назовешь активно внедряемые в здешний словесный обиход формулы-уродцы: «это по-нашему», «все по-честному», «сделаем по-взрослому», «успеем по-любому», «заводит не по-детски». Видимо, не случайно шоу «Все по-взрослому» запущено в эфир на каникулы глядя. Чтобы и летом не забывали о ценностях общества безудержного потребления. Жизнь - вечный отдых, без заботы о будущем, без намека на серьезную учебу сейчас и на какой-либо труд и трудности во взрослой жизни. Жизнь - вечный праздник непослушания, который отравляют своими запретами и поучениями противные взрослые, родители там, бабушки с дедушками. Об учителях СТС поет особо «прикольную» песню, одних показывая восторженными недоумками, других - под стать учащимся, где тупой, тупая и еще тупее. В почете же телеперсонажи, дающие «вредные советы», мол, ребенок и должен расти безбашенным, отвязным, ни во что не ставящим мнение семьи и школы. (Знали бы юные зрители, как строго держат и образовывают своих собственных отпрысков подобные телепедагоги, как учат их и иностранным языкам, и музыке, и хорошим манерам. И, кстати, не спешат выпускать на телеподиум).

А юные дарования «юморят»: представляют ровесников-вампиров и оборотней, и маленьких ведьм, и бог весть какую еще нечисть. Кощунственно выворачивают наизнанку андерсеновскую бессмертную «Русалочку», над героиней этой сказки более полутора столетий во всем мире проливаются чистые, просветляющие душу слезы. Хочу напомнить авторам канала, наверняка имеющим неплохое образование, мысль Юрия Тынянова из его работы «О пародии». Там ученый утверждал, что, если пародией на трагедию является комедия, то, пародируя комедию, можно на выходе получить трагедию. И вот доиронизировались, досмехачествовались до трагической потери высоких смыслов, без которых нельзя существовать серьезному народу, каким мы были на протяжении столетий. Показательно, что обществу навязывали одновременно и школьный ЕГЭ (о нем шла дискуссия в «Национальном интересе» по «России»), и неуважительное отношение к школе в развлекательных телепередачах, подобных шоу «Все по-взрослому».

Елена Рыковцева: Вот приговор.

Шабан Муслимов: Вот чем мы занимаемся, оказывается, все это время.

Нина Муслимова: Я сразу про «Русалочку» хочу сказать. Мы «Русалочку» не пародировали еще, хотя, возможно, будем. Ну, понятно. Мы готовы к таким мнениям тоже. Когда мы готовили шоу, во-первых, мы себя пытались контролировать, во-вторых, мы понимали, что нам придется и на эту тему разговаривать тоже. Ну, пародия, юмор – это очень субъективные вещи, субъективные оценки. И иногда очень сложно объяснить друг другу, что тут смешного, если не посмеялся над одним и тем же. Я объясню, может быть, автору и вашим слушателям, что девочка из фильма «Звонок» в длинной рубашке, с черными волосами - это ребенок, который очень похож на многих подростков, которые отличаются от толпы, не находят себе друзей, которые одиноки, которые не очень, при всей любви мамы, находят общий язык с ней. Но постепенно наш мини-сериал про девочку из «Звонка» приобретает хэппи-энд. Потому что если сначала она у нас ползает и ходит всюду одна и грустная, потом у нее появляются друзья, потом в нее влюбляется мальчик, который на нее похож. Он встретил ее в школьном коридоре и подарил ей цветы. Потом в нее влюбляется мальчик, который на нее не похож. И у них целый «любовный треугольник». Потом к ней начинают приходить домой друзья.

Шабан Муслимов: Встречает подругу.

Нина Муслимова: Встречает подругу с беленькими волосами. В конце концов, она приходит на школьный праздник, и у нее самый красивый наряд, и все оценивают его. Она поет солисткой в школьном хоре. То есть это ребенок с хорошо развивающейся судьбой. И как раз мы с большой нежностью к этому персонажу отнеслись, он нам очень дорог, и нравится многим ребятам, судя по отзывам, по крайней мере, в Интернете. И мне кажется, что это очень поучительная, жизненная судьба.

Елена Рыковцева: А что вы скажете в свое оправдание, уважаемые подростки?

Роман Керимов: Даже я ее полюбил, если честно.

Елена Рыковцева: Нет, я по поводу рецензии. Вот издеваетесь над школой, неуважительно относитесь к учителям, тупой и еще тупее. Что это такое?

Роман Керимов: Все, что было сказано, я ничего близкого к себе не услышал. Может быть, потому, что половину из этого, честно и объективно вам скажу, не понял. Потому что там настолько умные слова были... Видимо, так нужно было вдаваться в подробности, чтобы...

Елена Рыковцева: Смотрел человек, конечно, и не один выпуск, наверное.

Роман Керимов: Я думаю, вряд ли 15-летний мальчик будет думать об этом.

Нина Муслимова: Я приведу пример. У меня есть тетя в Москве, она директор школы. Она немолодой человек, ей около 60 лет. И я боялась показать ей это шоу, боялась ей сказать, в котором часу оно идет. Потому что она человек старой закалки. Я очень ее люблю, с большим уважением к ней отношусь, поэтому я не хотела ее, честно говоря, расстроить, потому что подозревала, что, возможно, она не поймет юмора. Она посмотрела премьеру. Она сама посмотрела по программе. И она звонила нам с большой радостью и благодарностью. Она говорит, что очень похоже на взаимоотношения между учителями и очень хорошо спародировано. Есть же у учителей черты, которые есть смысл спародировать.

Елена Рыковцева: Неужели? Я думала, что они безупречны.

Нина Муслимова: Когда прекрасные, мирные взаимоотношения, то о чем тут говорить, все здорово. И ведь учителя, даже обладающие качествами, которые сложно стерпеть, мы не заметили, чтобы дети к ним неуважительно относились. Для нас как раз очень важно, мы даже работали над этим, даже в первых выпусках мы сами заметили, что дети иногда не очень уважительно разговаривают с «режиссером шоу». Это не настоящий режиссер, а у нас есть персонаж такой «режиссер шоу». Мы специально скорректировали этот момент. То есть они могут стараться его как-то хитроумно отослать, чтобы он не мешал им вести шоу, но ни в коем случае не хамить.

Елена Рыковцева: Хороший глагол «отослать», мне нравится.

Шабан Муслимов: Выпроводить.

Нина Муслимова: Да. Любящий ребенок всегда найдет, как выпроводить родителей из своей комнаты, ласково. А хамящий ребенок будет хамить. То есть для нас важно, чтобы был любящий ребенок. И надеюсь, что мы придерживаемся этих принципов. Возможно, где-то есть какие-то вещи, на которые нам стоит обратить внимание, ну, в общем-то, будем рады, если кто-то обратит, мы согласимся с этим человеком и просто скорректируем эти вещи. Сложно, конечно. Мы работаем с подростками, и малейшая фальшь их просто отвернет. Потерять их доверие гораздо легче, чем завоевать вновь или завоевать изначально.

Елена Рыковцева: Послушаем Ивана из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я сам педагог, и мне кажется, что вопросами детей должны заниматься только профессионалы в области детских вопросов. Это касается всяких шоу и так далее.

Елена Рыковцева: То есть самим детям нельзя, только специалисты внешние. Но я так понимаю, что ваш психолог, он же взрослый.

Нина Муслимова: Да, это взрослый человек, взрослый специалист. Ну и все остальные специалисты по воспитанию своих детей.

Шабан Муслимов: Мы начнем с того, что мы сами, в общем-то, педагоги по образованию.

Елена Рыковцева: Вот так! Что же касается рецензии, о которой мы только что говорили, я-то, конечно, с юмором к ней отношусь, потому что нельзя на полном серьезе относиться к смешному. Это все равно, что сесть и разобрать по полочкам юмор «Comedy Club», подсчитать количество слов, которые там употреблены, и сказать, что нельзя это смотреть, нельзя над этим смеяться, потому что слова плохие. Но если всерьез говорить о вашем шоу, то, конечно, какие-то пародии делаются более качественно, какие-то менее. Я не считаю, что хорошо у Жанны Эппле, например, получается Тина Канделаки. Я считаю, что после того, что сделала уже Нона Гришаева в «Большой разнице» с Тиной Канделаки, нужно эту тему закрыть, больше не пародировать.

Шабан Муслимов: Есть нюанс: пародия на Канделаки в исполнении Эппле снималась два года назад, задолго до появления программы «Большая разница». Так получилось, так сложилось, что вышла в эфир она...

Елена Рыковцева: Понятно. И это уже ощущается, и не в пользу Жанны, к сожалению, хотя это прекрасная актриса, она чудесно справляется с ролью учительницы, очень смешно. Но вот этого, наверное, уже не нужно было.

Шабан Муслимов: Скажем так, на период 2006 года это была лучшая пародия на Тину Канделаки.

Елена Рыковцева: Да. Но она запоздала немножко.

Нина Муслимова: Запоздала с эфиром. И все-таки смысл этого скетча не спародировать Тину Канделаки, это много раз уже делалось...

Елена Рыковцева: Вот из-за этого два года Маша не смотрела телевизор.

Нина Муслимова: Мы пилотную программу просто сняли полтора года назад, потом были определенные изменения на канале «СТС», потом грянул кризис. И дети подросли. И программа вышла в эфир гораздо позднее, чем планировалось изначально.

А скетч, о котором вы говорите, «Ну что, самый умный?», на самом деле, даже это название – это пародия, скорее, на то, как общаются дети, пародия на слишком заумного мальчика, пародия на мальчика-репера, для которого классика – это Тупак Шакур, и он совершенно не знает Штрауса. Может быть, это не так уж и плохо, но лучше бы знать и то, и другое. Пародия на девочку-гота, которая упивается своей жестокостью, тем, что она из АДлера. Ну, Тина Канделаки и пародия на ведущую – это всего лишь одна из составляющих.

Елена Рыковцева: Это не главное.

Нина Муслимова: Просто мы это сделали в рамках пародии на это шоу.

Елена Рыковцева: Послушаем Кирилла из Москвы. Здравствуйте, Кирилл.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, такие передачи имеют очень важное значение, над чем мы смеемся и как мы смеемся. То есть это формирует культуру общества и культуру молодежи, культуру взрослых даже. Например, мой брат жил в ЮАР, и когда он сюда приехал, он где-то год не понимал, над чем мы смеемся. То есть у них там совсем другая культура. Поэтому надо быть здесь внимательнее и не забывать, что даже такие шутки, они формируют мнение у молодежи и формируют общую мораль общества.

Елена Рыковцева: Спасибо большое, Кирилл. Это очень серьезное мнение. То есть вы должны понимать, вообще-то, свою ответственность перед обществом, когда делаете это шоу. Потому что, действительно, по тому, над чем вы смеетесь, о вас будут судить. Практически, становится вашей одежкой ваш юмор.

Юрий Владимирович из Волгоградской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сейчас вы обсуждаете вопрос детского телевидения. А не было ли у вас мысли сделать какой-либо детский проект, скажем, для детей в возрасте от 8 до 14 лет, на самом Радио Свобода?

Елена Рыковцева: Юрий Владимирович, спасибо вам огромное за эту идею. Мы подумаем над ней. Вы знаете, желание всегда есть, а вот какой-то, действительно, светлой идеи, которая была бы в духе традиций нашего радио и отличала бы это шоу от всех остальных, пока в голову не пришло. Если наши слушатели пришлют нам идеи такого шоу, чтобы было похоже и на Радио Свобода, и все-таки для подростков, ну, мы будем только счастливы.

И вот какое еще важное зерно я увидела в вопросе Кирилла, нашего слушателя. Ведь это же не адаптация, вы же не покупали лицензию на этот проект. Или покупали все-таки?

Шабан Муслимов: Нет.

Елена Рыковцева: Это очень редкий случай для канала «СТС», который, вообще-то, весь на кальках и на адаптациях.

Шабан Муслимов: Прошу прощения, я за коллег вступлюсь, «Папины дочки»...

Елена Рыковцева: А надо было Наумочкину приходить к нам в эфир. Надеялась, что исполнительный продюсер Константин Наумочкин придет, но у него сегодня семинар. И вот я специально решила устроить эту провокацию.

Шабан Муслимов: Поговорим про адаптации. Я уже сказал про «Папиных дочек» на СТС, это оригинальный продукт, который делают наши друзья, наши коллеги целиком. Более того, насколько я знаю, он даже продан уже, наоборот, в Европу.

Елена Рыковцева: Самые яркие шоу СТС – «Моя прекрасная няня» и «Кто в доме хозяин?» - это же все-таки кальки.

Нина Муслимова: Это было несколько лет назад, с этого начиналось.

Елена Рыковцева: Давайте перечислим, что «свое». «Папины дочки» - раз. «Счастливы вместе» на ТНТ – это калька, адаптация.

Нина Муслимова: Это очень непростая штука, на самом деле.

Елена Рыковцева: Я знаю, да.

Шабан Муслимов: Сейчас будет выходить оригинальный сезон «Счастливы вместе», которого не было, он будет сниматься.

Елена Рыковцева: А что еще «свое»?

Шабан Муслимов: «Кадетство».

Нина Муслимова: «Ранетки».

Елена Рыковцева: Это все сериалы. Хорошо.

Шабан Муслимов: Все скетч-шоу – «Даешь молодежь!», «Шесть кадров» - все это оригинальные форматы, которые не куплены.

Нина Муслимова: Мы, на самом деле, представители производящей компании «KISS from the Universe», которая занимается производством скетч-шоу для подростков, скажем, комедийного шоу. Поэтому, может быть, не совсем корректно нам отвечать полностью от имени канала «СТС», мы можем только перечислить то, что мы точно знаем.

Елена Рыковцева: А у вас выхода другого нет.

Нина Муслимова: И мы с удовольствием. Лишь бы не допустили каких-то неточностей, поскольку мы не представители канала. Как раз СТС – это один из немногих каналов, где много в комедийном жанре оригинальных проектов. Да, «Кто в доме хозяин?» - это адаптация, и «Моя прекрасная няня» - это адаптация, но это было много лет назад. И Константин Наумочкин как раз был передовиком этого движения.

Елена Рыковцева: Да. И он это делает очень здорово, то есть делал, по крайней мере, до тех пор, пока были деньги у «АМЕДИА» и была возможность делать эти сериалы, это было замечательно. А особенно «Кто в доме хозяин?», потому что «Няня» уже надоела просто. О ней сложно сейчас говорить объективно, потому что до того она уже своими повторами...

Нина Муслимова: Рейтинг у «Няни» очень хороший.

Елена Рыковцева: До сих пор. Вадим из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Кратко три тезиса. Первое. Аудитория молодежная, которая смотрит эти передачи, она вряд ли воспринимает это как пародию. Она воспринимает это как продвинутый продукт, с которого надо брать пример. Второе. Вы только что говорили о передачах, проектах и так далее. В общем-то, все понятно, используя лексику героев этих передач. Цель-то одна у взрослых дядей, которые детишек показывают, - «бабло срубить». И третье. Все замечательные участники этой передачи, они будут в старости жить среди тех, кого они сейчас воспитывают. Поэтому старая максима: наши внуки отомстят нашим детям.

Елена Рыковцева: Вот так вы это все воспринимаете. Хорошо.

С чего начнем?

Нина Муслимова: Если ребенок воспринимает это всерьез, наверное, все-таки стоит родителям с ним поговорить. Потому что если ребенок в 13-17 лет воспринимает всерьез подобную программу, у него, вероятно, есть какие-то проблемы в общении.

Елена Рыковцева: Это правда. Вот смотреть «Оздоровительный лагерь «Сумерки» и думать: «Ага, есть такой лагерь, где живут дети-вампиры, которые кусают друг друга». Трудно представить себе ребенка, который это все всерьез воспринимает. Как ваши ровесники воспринимают ваше шоу? Кстати, вы какие-то отзывы собирали у них уже?

Роман Керимов: Ну да.

Елена Рыковцева: Очень неуверенно вы это говорите. У вас нет времени с ними общаться?

Роман Керимов: Я вспоминал, сколько людей я опросил. Сначала был мой лучший друг, ему 18 лет. Честно сказать, он говорит: «Есть шутки, от которых даже я смеюсь. Есть шутки, которые улыбают. И есть несмешные шутки». То есть наша передача не может быть освоена просто для всех, чтобы все смеялись над нашими шутками. Но большая часть людей, которых я спросил: «Как тебе шоу? Как тебе шутки?», - сказали, что смеялись, причем честно и искренне.

Елена Рыковцева: То есть в этом смысле цель, от которой вы, правда, все время отпихиваетесь, потому что это я вам навязываю цель – насмешить просто подростков, а вы все время добавляете какие-то еще сопутствующие обстоятельства, вроде «повоспитывать», эта цель достигнута, по крайней мере, - они смеются.

Роман Керимов: Да.

Елена Рыковцева: Маша, а что говорят в вашем окружении? Или у вас окружение – это только съемочная группа?

Мария Иванович: Нет. Серьезно уж точно эту передачу никто из моих знакомых не воспринимает.

Елена Рыковцева: Как учебное пособие по жаргону, по сленгу, нет? А по отношению к учителям?

Мария Иванович: Нет, конечно. У каждого свое отношение к жизни. Все прекрасно понимают, что персонажи довольно утрированы, преувеличены какие-то их качества. Я думаю, что нет вообще, в принципе, людей, которые особо воспринимают это все всерьез.

Елена Рыковцева: Шабан, а что вы ответите на это ужасное обвинение в ваш адрес: развратить подростков и «срубить бабла»?

Шабан Муслимов: Я даже не знаю, корректно ли в этом признаваться, что мы расписываемся в том, что мы не самые крутые продюсеры. Скажем так, я делал много проектов, которые гораздо прибыльнее, чем «Все по-взрослому!».

Елена Рыковцева: А детское телевидение ведь на самом деле не сильно прибыльное.

Нина Муслимова: Да. И тут сработала именно история. Мы снимали пилот, как мы уже говорили, около двух лет назад, и была совершенно другая ситуация экономическая. И пилот был снят с большим бюджетом, чем снимаются сейчас программы, намного. И после того, как мы сняли пилот, он понравился нам, он понравился каналу, мы полюбили его, мы действительно полюбили ту работу, которую мы сделали. А сейчас мы снимаем с гораздо меньшим бюджетом, а хочется видеть то, что мы снимали в пилоте, по качеству. И нам кажется, мы добились того же качества. Но о зарабатывании, как выразился уважаемый слушатель, «бабла»...

Елена Рыковцева: А еще нас упрекают за жаргон, укоряют. А сами...

Нина Муслимова: Мы будем рады в дальнейшем заработать на этом шоу, но пока это очень небольшой заработок. Но для нас важно это шоу, мы считаем, что оно качественное, имиджевое, необычное. И эти люди работают не только за деньги. Мы с удовольствием его делаем. И когда у нас была премьера, как раз мы собирали ребят, собирали всю съемочную группу. И наш телевизионный режиссер Кирилл Пухонто, его дочери тоже 13 лет, он подошел, расчувствовался и сказал: «По-моему, получилось. Не знаю, что будет в цифрах, но главное, что своих детей и детей наших актеров мы обрадовали». Это очень дорогого стоит. Мы работали тяжело, с переработками – во-первых, новая форма, во-вторых, нам хотелось бы, чтобы у нас было немного больше съемочных дней. Ребята очень уставали, очень уставала группа. Но после премьеры подходили члены съемочной группы и говорили: «Спасибо за то, что мы вместе отработали этот цикл первый. Потому что первый раз я просыпаюсь после очень тяжелой работы, и жалею о том, что сегодня нет съемок». Это тоже редчайший случай, и дорогого стоит. Мы же творчеством занимаемся, и это для творческой среды очень важный эффект.

Елена Рыковцева: Мы сказали о том, что это отечественное шоу, на «своей» почве сделанное. Как вы считаете, уважаемые гости, если иностранный подросток посмотрит это, если перевести ему, он поймет?

Шабан Муслимов: Думаю, что да.

Елена Рыковцева: Он будет смеяться?

Нина Муслимова: Скорее всего.

Елена Рыковцева: Ведь это же все-таки другая среда...

Роман Керимов: Те же «Сумерки» как раз про вампиров... я узнал только из этого шоу, я не знал, что такое «Сумерки», я не знал, что в Европе половина тинэйджеров «тащится» от этого фильма. А оказывается, до сих пор дети, тинэйджеры смотрят этот фильм в Европе.

Нина Муслимова: Сейчас выходит вторая часть.

Роман Керимов: И я об этом узнал из нашей программы.

Елена Рыковцева: Это, кстати, тот случай – «Сумерки», когда совершенно необязательно даже знать про существование прототипа. Потому что я смотрела, не зная тоже, положа руку на сердце, о том, что эти «Сумерки» существуют, и мне было просто смешно. А оказывается, каждый персонаж там имеет своего еще и героя реального. Но можно смотреть совершенно полноценно просто так.

Шабан Муслимов: Значит, задача выполнена. Мы как раз и рассчитывали, что для тех, кто любит «Сумерки» американские, те будут смотреть это с одним чувством, а те, кто не видел, не знает, будет просто смеяться.

Елена Рыковцева: Да, будут просто смеяться, и все.

Нина Муслимова: Но в Ромку просто влюбились девочки.

Елена Рыковцева: А проблема поклонниц уже началась у вас?

Роман Керимов: А почему проблема-то сразу?

Елена Рыковцева: Это я уж штампом, извините.

Роман Керимов: Счастье появилось. Ну, подваливает, по крайней мере.

Елена Рыковцева: И вам задает очень серьезный вопрос слушатель: как вы, уважаемые детские авторы, относитесь к образованию, к Единому госэкзамену, что вы думаете о школе? Интересно послушать. Кстати говоря, 1 сентября вы идете в школу, а с какими чувствами?

Роман Керимов: Я, допустим, очень радостный.

Мария Иванович: А я не очень.

Роман Керимов: А я очень.

Елена Рыковцева: Маша, а что вас огорчает?

Мария Иванович: Год учебы. Кого же это радует?

Роман Керимов: А меня радует то, что мой год учебы будет проходить экстернатом. Я до этого учился каждый день, а теперь два дня в неделю буду учиться.

Мария Иванович: Я бы тоже радовалась на его месте.

Шабан Муслимов: Вот Рома – это не самый лучший представитель с точки зрения любви к учебе. Мы надеемся, что он будет прогрессировать и меняться. И для этого наша программа. Практически все наши актеры, они учатся на «отлично», успевают.

Елена Рыковцева: Вот как! Вы должны вывесить в титрах оценки каждого, против каждой фамилии.

Евгений пишет всерьез: «Что же, они думают, что гопники выведут страну из кризиса?». Они так не думают.

Мы завершаем на этом программу «Смотрим телевизор».

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG