Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Цхинвали и Сухуми торжественно отмечают годовщину признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие абхазский журналист и политолог Беслан Кмузов и корреспондент Радио Свобода Елена Власенко.

Андрей Шарый: Большинство наблюдателей сомневаются в способностях Тбилиси в ближайшие годы вернуть себе контроль над Абхазией и Южной Осетией. Некоторые контакты между Грузией и гражданами ее мятежных территорий, тем не менее, сохраняются. Об этом я беседовал с работающим в Грузии абхазским журналистом и политологом Бесланом Кмузовым.
Я довольно много беседовал в эфире Радио Свобода с различными представителями абхазского общества - и с политиками, и с политологами, и с общественными деятелями, и с простыми гражданами. Все они уверяют, что жизнь с Грузией в одном государстве невозможна. Абхазия должна быть независимой. По вашим ощущениям, нет такого варианта внутри самой Абхазии, чтобы ситуация как-то поменялась?

Беслан Кмузов: Скорее всего, из политологов и представителей общественных организаций так большинство и думает. Тому есть большие предпосылки. Дело в том, что уже 15 лет фактически живут в разных политических реалиях - совершенно различные законодательства по избирательной системе, совершенно разные приоритеты развития, менталитет складывается совершенно по-разному. Если в Грузии сейчас молодежь больше знает грузинский и английский (люди 24-25 лет), а русский так себе, то в Абхазии больше все-таки ориентированы на русскоязычную культуру. Редко кого встретишь, кто не знает русский язык. Опять-таки различные интересы. Если, допустим, сейчас присоединиться Абхазия к Грузии, то это будет столкновение ментальности, столкновение каких-то политических интересов.

Андрей Шарый: Вы считаете, что этот вопрос Абхазией закрыт. Кто бы не пришел к власти в Абхазии в результате новых выборов, все равно ориентация на Россию, ориентация на независимость сохранится.

Беслан Кмузов: Кто бы не пришел. На сегодняшний день Абхазия видит защиту своих интересов только в России. Но в отличие от Южной Осетии, в Абхазии очень велико желание строить независимое государство, и очень болезненно воспринимаются проблемы языка. Язык собираются внедрять, расширять его присутствие - свой родной абхазский язык.

Андрей Шарый: Каким-то образом поддерживаются человеческие контакты на семейном уровне, на уровне приятельства с Грузией или этого нет вообще?

Беслан Кмузов: Поддерживаются, конечно. Правда, сейчас после закрытия границы на реке Ингур это очень затруднительно. Может кто-то приехать из Абхазии, еще реже из Грузии. Большей частью только жители приграничных регионов. Но получить пропуск возможно только, если есть какое-то свидетельство о том, что в Грузии находятся родственники и с целью визита. Тем не менее, контакты есть. Даже журналисты общаются между собой, политические деятели общаются. Пока это такие неофициальные контакты.

Андрей Шарый: Беслан, вы много времени проводите в Грузии. Как к вам там относятся? Абхазская проблема обсуждается в грузинском обществе, в том числе с вами?

Беслан Кмузов: Конечно, обсуждается. Я несколько на общественном радио открыто заявил о том, что лучшее, что может сделать Грузия для Абхазии, это признать ее независимость. Никаких угроз, никаких звонков, ничего не последовало. Со мной спорят - да, но приятия, агрессии у грузин это не вызывает.

Андрей Шарый: А вы говорите по-грузински?

Беслан Кмузов: Я учу этот язык.

Андрей Шарый: Вообще, много абхазов из Абхазии в Грузии?

Беслан Кмузов: Относительно немного, хотя есть. Они в Аджарии проживают. В принципе процент абхазов в Грузии очень невелик. Достаточно сказать, что самих-то абхазов во времена Советского Союза было 94 тысячи на территории Абхазии.

Андрей Шарый: В грузинском обществе, по вашим оценкам, есть какое-то разделение между югоосетинской проблемой и абхазской?

Беслан Кмузов: Однозначно дают больше прав и говорят о том, что где-то Абхазия всегда существовала, было Абхазское царство. Все говорят, что абхазы имеют какие-то предпосылки для того, чтобы строить свое самостоятельное государство, чего не видят в Южной Осетии. За 15 лет, которые прошли после конфликта, там не зародилось такого мощного желания строить государство и четких шагов, как это было сделано в Абхазии.

Андрей Шарый: Сегодня торжественно открылся в Южной Осетии новый газопровод, по которому топливо будет поступать напрямую из России, минуя Грузию. Но на самом деле этот газопровод пока еще не работает и должен вступить в срок через несколько месяцев. Но там возникли некоторые проблемы. Ожидалось также, что Цхинвали в этот день установит еще несколько мировых рекордов и начнется подготовка к другим мировым рекордам. С подробностями корреспондент Радио Свобода Елена Власенко.

Елена Власенко: Ожидалось, что сегодня в Южной Осетии будут побиты сразу два мировых рекорда. Один - по продолжительности национального танца на носках. Второй пока держат в секрете, но он тоже касается национальных традиций. Впрочем, установку обоих рекордов руководству Южной Осетии пришлось перенести на день независимости республики 20 сентября. Не успели договориться с представителями Книги рекордов, да и важных гостей сегодня много - всем надо уделить внимание, так что на рекорды нет ни секунды. Об этом в интервью Радио Свобода рассказала Жанна Зассеева, помощник президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты.

Жанна Зассеева: Рекордов много в этой республике. У нас было желание для того, чтобы поднять как-то настроение у людей, установить рекорд. Мы готовы к этому. Но, к сожалению, я хочу сказать, мы перенесли его на 20 сентября по ряду причин. Рекорд у нас по танцам будет и еще по одному такому, учитывая национальные традиции. Сейчас не хочу говорить. У нас мальчик и девочка танцуют на носках дольше, чем это зафиксировано где-либо. Вначале мы обратились к лицам из Книги рекордов России. Получили их добро. Потом мы будем вести переговоры с Книгой рекордов Гиннесса. Мы бы хотели получить их добро. Тогда уже будем громко об этом кричать. Я думаю, что эти переговоры приведут к тому, что они приедут к нам. Дух соперничества хорошего, доброго в каждом горце!

Елена Власенко: Это была Жанна Зассеева, помощник президента Южной Осетии.
В американской компании "Сейлор", которая улучшает имидж республики, не знали об идее своих клиентов. На условиях анонимности представители компании сказали, что скорее ожидали установки рекорда по газопроводу Дзуарикау - Цхинвал. Он будет самым высоким газопроводом над уровнем моря. Анонимность, кстати объяснили так: пусть в средствах массовой информации фигурируют сами южные осетины. А не их пиарщики. Не знали в компании "Сейлор" и о том, что уже два дня строительная техника для газопровода арестована.
Строительством занимается подрядчик компании "Газпром" - фирма "Стройпрогресс". Уже несколько дней техника подрядчика заблокирована на дорогах Южной Осетии правоохранительными органами по указу президента Эдуарда Кокойты. В самом "Газпроме" арест техники пока не комментируют, зато в "Стройпрогрессе" даже называют причину ареста: конфликт между Эдуардом Кокойты и генеральным директором "Стройпрогресса" Альбертом Джуссоевым. Об этом Радио Свобода рассказал заместитель Джуссоева Юрий Морозов.

Юрий Морозов: Двое суток как арестовано правоохранительными органами Южной Осетии по указу президента республики. Внятной причины не объясняют. Мы обратились в правоохранительные органы Российской Федерации. Пиратский захват, я думаю, будет отменен в ближайшее время. Изъяли документы у водителей и машинистов. Соответственно, техника встала. Она не может без документов... Она встала в местах работы, в местах передислокации, на дорогах, на газопроводе. Там, где работала, там, где двигалась, там и встала. Это указ президента. Его, видимо, неприязненное чувство к нашей компании. Наш руководитель является оппонентом действующему президенту. Поэтому такие шаги предпринимаются. Газопровод будет введен в эксплуатацию месяца через 2-3. Газопровод - это не только линия, это еще и определенная инфраструктура. Он будет в Книге рекорда Гиннесса. Книга эта заинтересовалась, потому что впервые в мире газ поднялся на высоту 3148 метров.

Елена Власенко: Это был Юрий Морозов, заместитель генерального директора компании "Стройпрогресс".
Очевидно, что нет между президентом Кокойты и генеральным директором “Стройпрогресса” Джуссоевым того “хорошего и доброго соперничества", о котором говорила Жанна Зассеева. По-доброму пока соперничают только рекорды. Какой установят быстрее: по высоте газопровода над уровнем моря или по длительности стояния на носках в осетинском танце. А за ними последуют новые рекорды: в Южной Осетии их много.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG