Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

70 лет назад Красная армия разбила японские войска в районе реки Халхин-Гол


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский военный историк и писатель Борис Соколов.

Андрей Шарый: Президент России Дмитрий Медведев завершил визит в Монголию участием в торжественных мероприятиях, посвященных 70-летию победы советской и монгольской армий над японскими войсками у реки Халхин-Гол. В конце августа 1939 года советская военная группировка под командованием Георгия Жукова, прибывшего в район боевых действия после относительных весенних неудач Красной армии, нанесла поражение шестой отдельной японской армии. О значении военной кампанией у Халхин-Гола я беседую с московским военным историком и писателем Борисом Соколовым.
Оценивают значение победы советско-монгольских сил в районе реки Халхин-Гол как событие, которое заставило Японию отложить планы вступления в войну против Советского Союза. Так ли это?

Борис Соколов: Думаю, что это все-таки преувеличенное значение. Потому что у японцев, когда они начинали операцию на Халхин-Голе, не было планов, скажем, широкомасштабной войны против Советского Союза. Даже вот маршал Жуков впоследствии, уже после, оценивал, что это была такая широкомасштабная разведка боем со стороны японских войск, которые пытались прощупать боеспособность Красной армии. То есть даже Монголию, собственно, не собирались завоевывать, а хотели захватить вот спорную территорию в районе реки Халхин-Гол. Но то, что это действительно была спорная территория, и на старых картах она показывалась как территория, собственно, Манчжурии, будущего государства, марионеточного, Манчжоу Гоу(?), прояпонского.

Андрей Шарый: Для советских войск небольшая война, которая продлилась несколько месяцев, складывалась не всегда и не совсем успешно. Собственно, насколько можно понять из мемуаров, и прибытие генерала Жукова было вызвано неудачами в весенние и первые летние месяцы. Насколько велика роль Жукова в Победе?

Борис Соколов: Жуков был человек с очень большой волей, он умел заставить войска сражаться. То есть там вот до этого наблюдались случаи паники иногда, и ему это путем жестких репрессий удалось прекратить. И он организовал наступление по окружению японской группировки. На самом деле, японские потери были не так велики, как утверждалось в нашей пропаганде, где говорилось, что японцы потеряли 60 тысяч человек. На самом деле, японцы потеряли убитыми тоже порядка где-то 16 тысяч человек и примерно столько же потеряли советские войска. Вот по пленным там был перевес с советской стороны. Но в целом это не была катастрофа для японской армии. Более того, даже после разгрома основной группировки у Халхин-Гола, так сказать, на другом участке фронта в начале сентября японцы предприняли такое частное наступление, немножко потеснили советские войска, но это было типа гола престижа. А закончился конфликт в 1942 году, в мае, было подписано окончательное соглашение об урегулировании. Причем было, так сказать, компромиссное и во многом в пользу японцев урегулирование на основе этой старой карты. Потому что ситуация была достаточно сложная для Красной армии, которая терпела поражения на советско-германском фронте, и поэтому урегулирование было тогда прояпонским. Но оно существовало всего до 1945 года.

Андрей Шарый: Красная армия была тогда почти постоянно воюющей армией, если учесть практику боевых действий в Испании, в Китае. Относительно только что закончилось подавление басмаческого движения в Средней Азии. Но все-таки получилось, что Халхин-Гол - это крупнейшая такая войсковая операция, если я не ошибаюсь, около 75 тысяч советских солдат и офицеров принимали участие в этих боевых действиях. Сколь велико было значение такой военной практики, проверки боем для тогдашней Красной армии, обкатки новой техники?

Борис Соколов: Ну, это было большое значение. Довольно много солдат и офицеров получили боевой опыт, были применены новейшие советские по тем временам истребители, которые смогли справиться с японской авиацией, которая в первые месяцы господствовала над полем боя, а потом с появлением советских истребителей японцы утратили свое господство. Надо сказать, что у японцев был очень большой дефицит пилотов. Они были хорошо подготовлены, но их было очень мало, поэтому где-то уже к концу Халхин-Гола у них не хватало пилотов просто-напросто для боевых самолетов. Кроме того, у японцев были очень большие транспортные проблемы, у них не хватало ни автомобилей, ни лошадей, мулов для перевозки, снабжения своих войск. Здесь вот Красная армия, кстати, была в более выгодном положении. И, кстати, здесь была заслуга командующего Дальневосточным фронтом Штерна, который во многом организовывал снабжение для советских войск на Халхин-Голе. И ему, в общем, тоже тогда присвоили звание Героя Советского Союза, как бы считались Штерн и Жуков победителями под Халхин-Голом. Но в 1941 году Штерн был репрессирован, расстрелян, и его имя забылось.

Андрей Шарый: Так же как и другой видный командир Халхин-Гола Яков Смушкевич. Скажите, пожалуйста, монгольская армия принимала какое-нибудь серьезное участие в этих боевых действиях?

Борис Соколов: Она принимала очень ограниченное участие. То есть там были стычки монгольской конницы с японцами, но там потери даже были какие-то ничтожные, буквально несколько десятков человек, по-моему, убитых и раненых с монгольской стороны.

Андрей Шарый: С точки зрения военного искусства, тактики это была успешная война для советской армии?

Борис Соколов: Она была успешная, конечно, но следует учесть, что японская сухопутная армия была относительно слаба, основной упор все-таки в Японии делался на военно-морской флот. То есть Япония не обладала современными по тем временем танками, то есть что-то противопоставить даже советским танкам БТ, Т-26 японцы не имели в тот момент. Хотя уже с точки зрения европейского театра боевых действий очень скоро эти танки устарели.
XS
SM
MD
LG