Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вопрос о независимости в Абхазии закрыт


26 августа Абхазия и Южная Осетия отметили годовщину признания их независимости Россией

26 августа Абхазия и Южная Осетия отметили годовщину признания их независимости Россией

Большинство наблюдателей сомневается в способностях Тбилиси в ближайшие годы вернуть контроль над Абхазией и Южной Осетией. Некоторые контакты между Грузией и гражданами ее мятежных территорий, тем не менее, сохраняются. Об этом - работающий в Грузии абхазский журналист и политолог Беслан Кмузов.

- Многие представители абхазского общества - политики, политологи, общественные деятели, простые граждане - уверяют, что жизнь с Грузией в одном государстве невозможна, Абхазия должна быть независимой. По вашим ощущениям, нет такого варианта внутри самой Абхазии, чтобы ситуация как-то поменялась?

- Скорее всего, из политологов и представителей общественных организаций так большинство и думает. Грузия и Абхазия уже 15 лет фактически живут в разных политических реалиях - совершенно различные законодательства по избирательной системе, разные приоритеты развития, менталитет складывается совершенно по-разному. Если в Грузии сейчас молодежь (24-25 лет) больше знает грузинский и английский, а русский - так себе, то Абхазия больше ориентирована на русскоязычную культуру. Редко кого встретишь, кто не знает русский язык. Опять-таки, различные интересы. Если, допустим, Абхазия сейчас присоединится к Грузии, это будет столкновение ментальности, столкновение каких-то политических интересов.

- Вы считаете, что этот вопрос Абхазией закрыт? Кто бы ни пришел к власти в Абхазии в результате новых выборов, все равно ориентация на Россию, ориентация на независимость сохранится?

- Кто бы ни пришел. На сегодняшний день Абхазия видит защиту своих интересов только в России. Но, в отличие от Южной Осетии, в Абхазии очень велико желание строить независимое государство и очень болезненно воспринимаются проблемы языка. Язык собираются внедрять, расширять его присутствие - свой, родной абхазский язык.

- Контакты между проживающими в Грузии и Абхазии поддерживаются на семейном уровне, на уровне приятельства?

- Конечно. Правда, после закрытия границы на реке Ингур это затруднительно. Может кто-то приехать из Абхазии, еще реже - из Грузии. Большей частью только жители приграничных регионов. Но получить пропуск возможно, только если есть какое-то свидетельство о том, что в Грузии находятся родственники. Тем не менее, контакты есть. Даже журналисты общаются между собой, политические деятели общаются. Пока это такие неофициальные контакты.

- Вы много времени проводите в Грузии. Как к вам там относятся? Абхазская проблема обсуждается в грузинском обществе, в том числе, с вами?

- Конечно, обсуждается. Я несколько раз на общественном радио открыто заявлял: лучшее, что может сделать Грузия для Абхазии, это признать ее независимость. Никаких угроз, никаких звонков, ничего не последовало. Со мной спорят - да, но агрессии у грузин это не вызывает.

- В Грузии много абхазов?

- Относительно немного, хотя есть. Они в Аджарии проживают. В принципе, процент абхазов в Грузии очень невелик. Достаточно сказать, что самих-то абхазов во времена Советского Союза было 94 тысячи на территории Абхазии.

- В грузинском обществе есть какое-то разделение между южноосетинской проблемой и абхазской?

- Абхазии однозначно дают больше прав и говорят о том, что где-то Абхазия всегда существовала, было Абхазское царство. Все говорят, что абхазы имеют какие-то предпосылки для того, чтобы строить свое самостоятельное государство, чего не видят в Южной Осетии. За 15 лет, которые прошли после конфликта, там не зародилось такого мощного желания строить государство и не было четких шагов, как это было сделано в Абхазии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG