Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Наследие Эдварда Кеннеди


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Владимир Морозов.

Юрий Жигалкин: Американская мусульманка предъявила судебный иск судье, потребовавшему от нее снять хиджаб, головной убор, во время слушания ее дела. Дело было простое. Ранин Альбагдади, натурализованная гражданка Соединенные Штатов, пришла в суд, где рассматривалось ее ходатайство об изменении имени. Судья окружного суда в Мичигане Уилльям Каллагэн попросил ее снять хиджаб, заметив, что в головном уборе в зал суда запрещено входить. Истица сняла хиджаб, услышала о том, что в ее просьбе из-за невыполнения определенных технических требований отказано, и вскоре вчинила иск судье и городским властям, требуя признать такую практику незаконной. Судья попытался оправдаться заочно, говоря, что он не знал, что этот атрибут - признак ее религиозных верований, но в штате с 500 тысячами мусульман это дело привлекло внимание. Интересно, что согласно постановлению Верховного суда, судьи обладают правом контролировать внешний вид истцов, ответчиков и свидетелей с целью обеспечения их надлежащей идентификации.
К небывалым извинениям прибег интернет-гигант "Майкрософт", пытаясь уберечься от обвинений в расизме. В среду корпорация попросила прощения у всех, кого оскорбил фотомонтаж, использованный "Майкрософтом" в одной из своих реклам. Как выяснилось, рекламная служба корпорации прибегла к смелому монтажу, заменив на фотографии, предназначенной для польского рынка, изображение афроамериканца изображением белого мужчины средних лет. При этом монтажеры заменили лишь голову, оставив в неприкосновенности все, что ниже головы. "Майкрософт" заявил о том, что такая подмена персонажей была маркетинговой ошибкой, за которую он приносит извинения. Профессионалы по рекламе говорят, что, удаляя афроамериканца из рекламного фото, на котором также изображены представители и двух других рас, корпорация исходила из того, что оригинальная реклама будет плохо встречена в этнически гомогенном польском обществе.
Каким будет наследие Эдварда Кеннеди, называемого сегодня "львом Сената", этого последнего столь видного представителя семейной династии, с которой у многих американцев связаны ностальгические чувства, этого осколка удивительной уходящей эпохи, подарившей стране немало гигантских фигур.
Слово - Владимиру Морозову.

Владимир Морозов: Кеннеди впервые был избран в Сенат в 1962 году в возрасте 30-и лет. Тогда его гораздо более известный соперник бросил ему в лицо: "Если бы не фамилия Кеннеди, ваша попытка попасть в Конгресс выглядела бы просто шуткой". 3 года назад Кеннеди был переизбран в 7-й раз. Говорит госсекретарь США Хиллари Клинтон.

Хиллари Клинтон: В Сенате никто не работал с такой высокой эфективностью, как Эдвард Кеннеди. Среди наших законодателей он добился, пожалуй, самого большого успеха.

Владимир Морозов: По его инициативе приняты законы, гарантирующие медицинскую страховку детям из малоимущих семей, материальное пособие и право на работу для инвалидов и многие другие. Говорит историк Адам Крамер.

Адам Крамер: Если у нас нет обязательного воинского призыва, то это благодаря закону, разработанному Кеннеди. Нет ни одного заметного закона о расширении гражданских прав, который был бы принят без Кеннеди.

Владимир Морозов: Его противники утверждают, что один из, так сказать, "законов Кеннеди" открыл ворота в Америку для миллионов нелегальных иммигрантов… Вспоминают, как в
1969 году машина, которой управлял Эдвард, упала в пруд Чаппакуиддик, и он не пытался спасти оставшуюся в кабине женщину. На суде Эдвард Кеннеди признал себя виновным в том, что оставил место аварии, и получил два месяца условно и год испытательного срока. Критики считают, что он легко отделался только потому, что был членом династии Кеннеди, которую американцы почитают чуть ли не как королевскую. Старший из четырех братьев Кеннеди - Джозеф - погиб на Второй мировой войне. В 1963 году президент Джон Кеннеди, а в 1968-м сенатор Роберт Кеннеди были застрелены убийцами. Говорит биограф покойного Джим Янг.

Джим Янг: Самое главное в наследии Кеннеди то, что он, либерал, был еще и прагматиком и умел договориться с республиканцами, в том числе и с консерваторами.

Владимир Морозов: Эксперты опасаются, что без Эдварда Кеннеди его однопартийцы не смогут этого сделать, что поставит под угрозу принятие закона о реформе здравоохранения.

XS
SM
MD
LG