Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Интернете появился рекламный ролик, высмеивающий антиамериканские настроения в России. Социолог Борис Дубин полагает, что такой смех делает антиамериканизм менее радикальным.

Ролик напоминает трейлер к мультфильму для взрослых, а закадровый текст звучит так:

"Ты молод? Красив? Ненавидишь американцев? Приезжай нас хоронить! Похоронное бюро в Джексонвилле приглашает на работу гробовщиков-любителей из России. Нет требований, кроме одного: ты должен ненавидеть американцев… Мы гарантируем … работу в коллективе таких же ненавистников Америки, как и ты сам. У тебя будет возможность собственноручно закопать в землю более трехсот американцев всего за один год. Хватит сидеть и ненавидеть нас. Приезжай и преврати свою ненависть в деньги. … Не забывай про карьерный рост. Может, именно тебе доверят закопать Джорджа Буша или даже двоих…"

Далее предлагается заполнить заявку на сайте с названием, которое в переводе звучит “Надеюсь, ты сдохнешь”.

Дальше начинается самое интересное: на указанном сайте – ссылка на ресурс с услугами не ритуальными, а наоборот, по организации развлекательных мероприятий.

– Тема ненависти к американцам злободневная, – говорит заказчик ролика Анна Кондратенко, специалист по маркетингу компании JustParty.ru. – Американскую нацию обвиняют во всех смертных грехах. Мы решили по этому поводу поиронизировать.

Впрочем, содержание этого ролика затмевает его рекламную цель, что в общем-то естественно для вирусного контента. Среднестатистический россиянин привык смеяться над американцами. А в ролике смеются над смеющимся россиянином. Этим-то он и примечателен.

– Это как акупунктура: у русского человека есть в мозгах несколько точек, – объясняет автор идеи ролика Юрий Дегтярев из студии My Ducks Vision. – Точка про Америку - очень активная в организме русского человека: советская тема, что во всем виноваты американцы, до сих пор существует. Всегда проще кого-то обвинить. Я с детства смотрю американские фильмы, читаю американских блогеров. У американцев менталитет более позитивный, их патриотизм другой. У нас патриотизм на грани с национализмом. Основная идея - посмеяться над российскими патриотами, которые не делают ни черта, только выходят на какие-то марши. Надеемся, что это волну какую-то поднимет, хотя бы приливчик маленький. Надо людям вправить мозги. Я буду рад, если что-то изменится, мы и дальше будем снимать подобные ролики. Не одно поколение пройдет, прежде чем антиамериканские настроения разрушатся.

Если антиамериканизм используют в торговле, маркетинге, шутке, – он перестает быть радикальным. Об этом в интервью Радио Свобода сказал социолог Борис Дубин, руководитель отдела социально-политических исследований Левада-Центра:

– Антиамериканизм стал товаром, рекламным ходом. Такое было бы возможно, если бы антиамериканизм “сидел” в обществе глубоко, всерьез?

– Все-таки рекламный ролик - это не мнение всего общества, это настроение или расчет на настроение в какой-то группе. Я не вижу, чтобы совсем пошел на убыль в России антиамериканизм: корни у него глубокие. Просто сейчас он смягчился в сравнении с ситуацией 2005 года, когда более 60 процентов россиян относились недружелюбно к Соединенным Штатам. Причем это не отношение к людям, и даже не отношение к руководству Америки. Это отношение к политическому имиджу, довольно смутному, который уходит корнями к идее противостояния двух держав, которое Россия проиграла. От этого тем больше раздражение в адрес победителя.

– Какая именно сторона американской жизни вызывает наибольшую неприязнь: политическая, экономическая, культурная, бытовая? Или Америка для русских антиамериканистов – это некий абстрактный символ?

– Это именно абстрактный символ. Доля людей, которые бывали в Америке, - крошечная, а во времена Советского Союза об этом и речи не шло. За исключением того тонкого слоя, к представлениям которого апеллирует рекламный ролик. Именно потому, что это абстрактный символ, в нем объединены все вещи, о которых вы говорите. Это и политический символ, и экономический, и отторжение массовой культуры, которая вроде бы разрушительным образом влияет на коренные российские ценности - что не мешает пропагандировать эти ценности по тем самым средствам массовой коммуникации и по тем технологиям, которые получены из Америки. Именно потому, что этот символ такой абстрактный, он позволяет объединять самые разные интересы и группы. Именно поэтому символ держится. Когда ситуация в России более стабильная, антиамериканизм снижается. Когда ситуация внутри России обостряется, обостряется и антиамериканизм.

– Потому что нужен внешний враг?

– Потому что других символов сплочения, по крайней мере, в настоящее время, для российского раздробленного общества нет. Победа во Второй мировой войне – символ, относящийся к очень далекому прошлому для большинства населения страны. А в настоящем символ сплочения – это Соединенные Штаты.

– Но есть еще футбол, каким бы он ни был?

– Да. Но все-таки футбол сплачивает 35-40 процентов населения до среднего возраста. Конечно, успехи в спорте, особенно в футболе и хоккее, – это сильный символический козырь, способный если не перекрыть значение политических символов, то с ними конкурировать. Но отношение к таким символам, как спортивные победы – тоже политическое. Это имеет мало отношения собственно к спорту. Как правило, речь идет о соревновании двух политических систем.

– По данным Левада-центра за июль 2008 года, больше половины россиян к Америке относятся плохо и считают, что у России есть основания бояться Запада. Что за слои населения и элиты так считают?

– К элитам это относится в меньшей степени. Это более пожилые, оттесненные на географическую и социальную периферию слои, которых напрягают социальные перемены последних пятнадцати-двадцати лет и которые не до конца к ним адаптировались. На Америку переносятся их собственная неудовлетворенность, в том числе неудовлетворенность собственной властью и самими собой. Это сложный механизм смещения и переноса, но он работает. В нынешнем году такие данные: 40 процентов недружелюбно относятся к Америке, а 47 - положительно. Это результат смягчения отношения к внешнему врагу, переноса интереса на собственные проблемы, что, в том числе, связано с кризисом.

– Смех по поводу антиамериканизма – это признак снижения его уровня? Это как анекдоты про Брежнева, когда все еще есть СССР, но уже не нужно воду включать во время разговоров на кухне?

– В этом смехе характерная российская двойственность. Давайте сопоставим его со смехом поддерживающим, одобряющим на выступлениях наших эстрадных юмористов, которые американцев называют америкосами. Зал явно поддерживает такого рода выступления. Эти настроения - более мощное явление, чем смех над антиамериканизмом.

Наряду с простоватыми и туповатыми конструкциями "там америкосы, а здесь мы с великой историей и духовностью" образуется более сложная конструкция смеха над собственным смехом и смехом над собственным смехом по поводу смеха. Она по-прежнему поддерживает то же явление, но в сложных формах и для отдельных групп. В советское время были схожие явления: позднесоветский соцарт, андерграунд вышли во многом из брежневской эпохи. Им была придана игровая, ненастоящая форма, но затрагивали они настоящие явления. И явления эти не исчезли, они мимикрировали, сменили форму, переходят от одного слоя к другому, но по-прежнему живут.

Ролик может изменить форму антиамериканизма и несколько сгладить радикальный заряд, но не уничтожить его.

– Один из самых больших любителей смеяться над Америкой сатирик Задорнов ругал Америку в течение нескольких лет, а потом появился начинающий тогда сатирик Галкин и начал смеяться над сатириком Задорновым. Получилось, что система массового смеха массового зрителя над “америкосами” сама себя выравнивает. Может, она сама себя и убьет?

– Может быть. Это конструкция "зеркало в зеркале", характерная для российского изоляционизма и самозамыкания. Одно “анти” отражается еще в одном “анти”, но эти отражения не разрушают само явление. Они даже могут продлить это явление, а не разрушить его изнутри. Хотя в узких группах и слоях российского общества настроения сегодня другие: без антиамериканизма.

– А эти узкие группы не всегда ли такими были? Может, они и не были никогда настроены антиамерикански?

– Влияние сильных символов нельзя исключить ни в одной группе, включая высшую элиту, в которой тоже зачастую двойственные конструкции. С одной стороны, модно посылать детей в Америку работать, а с другой стороны - вполне разделять антиамериканские стереотипы большинства населения. Такая конструкция двоемыслия, опять же, не разрушает антиобразы и антинастроения, а подкрепляет их в мягком варианте. Правда, благодаря этому американизм уже не жесткий, агрессивный, а хронический, страдательный, компенсаторный. Конструкция работает не на разрушение антиамериканизма, а на затягивание.

– Какую роль в разрушении антиамериканизма играет бытовая и культурная Америка в России: популярные американские фильмы, которыми завалены прилавки; американские Макдональдс и Старбакс, американские машины...

– Можно ходить в Макдональдс, но это символически не окрашенная Америка. Есть коллективное “мы”, которым противостоит коллективное “они". Когда есть запрос на сплочение этого коллективного мы, то работают прежде всего антипредставления, а Макдональдс превращается из места, где едят, в воплощение “страшной массовой американской культуры”.

– Антиамериканизм – это замкнутый цикл? Это не линейный процесс: была холодная война, в конце 1980-х антиамериканизм сошел на нет, после войны в Южной Осетии был рецидив – так называемая прохладная война, а сейчас – спад?

– В начале 1990-х годов до 80 процентов населения относились к Америке хорошо, сегодня это 47 процентов, почти вдвое меньше. Судя по этим цифрам, разрушения антиамериканизма не происходит. Но можно сравнивать и с другими странами. Антиамериканизм ведь не ограничивается одной Россией. Европейский антиамериканизм, к примеру, прочно держится на протяжении полувека, волнообразно захватывая определенные слои то в одной, то в другой стране. В Европе можно видеть и определенные антиамериканские движения. В России есть брюзжание на Америку, но нет антиамериканский движений. Так что пока я не вижу решающих аргументов, которые бы показали, что этот процесс в России или где-то в мире идет на спад. Привыкание - происходит. Особенно на уровне бытовом. Антиамериканизм чуть-чуть спадает, уходя из резких, острых форм в хронические, но пока средств решающего излечения или возможности радикально исцелиться я не вижу.

– Есть антиамериканизм высокий, например, в фильмах Ларса Фон Триера. Это своего рода конструктивная критика Америки, вакцина от крайности – американизма. России когда-нибудь понадобятся такие вакцины?

– Массового обожания Америки в России я не предвижу и не опасаюсь, даже в каких-то отдельных слоях населения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG