Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская электроэнергетика после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС


Ирина Лагунина: Правительство России на заседании в четверг одобрило проект Энергетической стратегии страны на период до 2030 года. Она предполагает, в частности, завершение либерализации внутренних цен на энергоносители, а также расширение доли нетопливной энергетики, использующей энергию рек и других несырьевых источников.
В России на гидростанциях производится сегодня шестая часть всей электроэнергии. На одной лишь крупнейшей в стране ГЭС – Саяно-Шушенской – примерно 3%. Недавняя авария на ней вновь напомнила об острых проблемах отрасли, которые предстоит решить гораздо раньше, чем через 20 лет, определяемых новой Энергетической стратегией. Тему продолжит Сергей Сенинский...

Сергей Сенинский: ... Как и авария на подстанции Чагино в Подмосковье в 2005 году или энергоблока на тепловой станции на Среднем Урале в 2007 году, нынешняя авария на Саяно-Шушенской ГЭС вновь напомнила о проблеме изношенности фондов в энергетике России. Для ее решения нужны очень большие деньги, которые энергетики могут получить лишь через более высокие цены на электроэнергию в России.
Да, этот внутренний рынок постепенно либерализуется: по крайней мере, предприятия уже сейчас закупают половину необходимой им энергии не по регулируемым тарифам, а на свободном рынке. В будущем году эта доля составит уже 70%.
Но в целом – насколько нынешние цены на электроэнергию в России должны повыситься, чтобы энергетика окончательно стала прибыльной настолько, чтобы самой обеспечивать собственное развитие? Например, насколько отличаются нынешние российские тарифы от среднеевропейских? Из Москвы – аналитик по электроэнергетике из инвестиционного банка "ВТБ-Капитал" Михаил Расстригин:

Михаил Расстригин: Среднеевропейские цены сейчас находятся в районе 6-7 центов за киловатт-час, в России цена составляет порядка двух центов за киловатт-час. Разница такая большая по причине того, что цены на топливо в России намного ниже, чем цены в Европе. И действительно, цены должны повышаться и толчком к ценам будет служить повышение цен на топливо. У правительства есть планы по либерализации рынка газа, уровень цен газа и, соответственно, других видов топлива будет расти, этот подтолкнет тарифы вверх и они как раз достигнут уровня европейских цен, потому что уровень энергоносителей в стране должен достичь уровня европейского, за вычетом транспортной составляющей. Определенно после этого повысятся доходы энергетических компаний, у них будет больше средств на инвестиции, на восстановление фондов, которые находятся сейчас в достаточно плачевном состоянии, и компании будут приносить какую-то прибыль своим акционерам.

Сергей Сенинский: Речь идет о так называемой "равновесной" цене на тот же газ для России и Европы. Чтобы поставки в Воронеж, Варшаву или Вену обеспечивали "Газпрому" в итоге одинаковую прибыль...
Более половины всей электроэнергии в России вырабатывают тепловые станции, работающие именно на природном газе. О поэтапном повышении внутренних цен на газ, чтобы уже к 2011 году вывести их на уровень "равновесных", решение было принято еще два года назад. Тимур Хайруллин, в то время – аналитик инвестиционной компании "Антанта-Капитал", из интервью в июле 2007 года:

Тимур Хайруллин: Дело в том, что расходы на транспортировку газа на европейские рынки существенно выше, чем расходы на реализацию газа внутри России. Это связано, с одной стороны, как с большим транспортным плечом, а во-вторых, с необходимостью платить за транзит тем странам, по территории которых проходят экспортные газопроводы.
Поэтому, если экспортная цена газа составляет, например, 250 долларов за тысячу кубометров, то внутренняя цена, для обеспечения равной доходности поставщика, должна быть примерно вдвое ниже, то есть 120-125 долларов...

Сергей Сенинский: Тогда разница между ценами на газ внутренними и экспортными была пятикратной. С тех пор внутренние цены повышали, но эффект свела на нет недавняя девальвация рубля. И сегодня эта разница – почти такая же... А достижение "равновесности" внутренних и экспортных цен на газ отсрочили на четыре года, теперь – до 2015-го...
В целом на фоне нынешнего кризиса потребление электроэнергии в России уже упало на 6-7%, и в отрасли - впервые за последние годы – образовался избыток мощностей. По идее, такой избыток с лихвой покрывает нехватку электроэнергии, образовавшуюся из-за нынешней аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Но здесь возникает проблема перетока энергии из региона в регион.

Михаил Расстригин: В России существует объединенная энергосистема, это значит, что электроэнергия, выработанная на Урале, допустим, может быть передана в центральные регионы страны. При этом связи между регионами не везде существуют. Допустим, связь между Сибирью и европейской Россией раньше осуществлялась через территорию Казахстана. После распада Советского Союза связи были утеряны и линии, которые осуществляли передачу энергии из Сибири в Европу, частично были демонтированы и сейчас этого перетока практически не существует. Тот факт, что система объединенная и, допустим, в Сибири она объединена между регионами, позволил аварией на Саяно-Шушенской ГЭС создать меньшее количество проблем, к примеру, если бы система была не объединена. И система пережила аварию без значительных потерь.

Сергей Сенинский: Избыток мощностей, образовавшийся сегодня – явление кратковременное?

Михаил Расстригин: Сейчас потребление действительно находится на низких уровнях, но это не означает, что мощностей достаточно. Кризис рано или поздно закончится, пойдет стадия восстановления экономики, и она будет требовать новых и новых мощностей и это может опять привести к дефицитам. То есть то, что сейчас опять упало потребление, это абсолютно не говорит о том, что нужно прекращать инвестиции, инвестиции нужно продолжать.

Сергей Сенинский: Несмотря на аварию на крупнейшей гидроэлектростанции России – Саяно-Шушенской - долю ГЭС в общей выработке электроэнергии в России будут только расширять, что следует и из проекта новой Энергетической стратегии. Ведь "природное" конкурентное преимущество страны перед многими другими - обилие крупных рек. А гидроэнергия - самая дешевая... Из Москвы - директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин:

Сергей Пикин: Это реально и это необходимо сделать, потому что гидропотенциал России весьма высок. Если брать сибирскую часть России, то освоенность этого потенциала не очень большая. Еще достаточно большое количество электрических станций можно построить на территории Сибирского федерального округа. В Центральной части России гидропотенциал меньше, потому что частично он уже освоен. Зато здесь возможно строительство мини или микро-ГЭС для целей локального энергоснабжения. Считаю, что необходимо увеличивать долю гидростанций, потому что они в том числе позволяют еще и хорошо регулировать режимные ситуации, то есть поддерживать энергоснабжение на должном уровне, на безопасном и надежном.

Сергей Сенинский: Сегодня все гидростанции России, вместе взятые, производят примерно 16% всей электроэнергии страны. Как, по вашим оценкам, может измениться эта доля в течение ближайших 15-20 лет?

Сергей Пикин: Все зависит от того, какие крупные стройки будут запущены за это время. Потому что период строительства гидростанций чрезвычайно велик по отношению к тепловым станциям, и каждый объект строится, как правило, 5-10 лет. Поэтому закладывать нужно сейчас, чтобы к 15-25 году получить долю не менее 20-25% общей выработки в стране.

Сергей Сенинский: Еще три года назад общая энергоемкость экономики России была в 2 раза выше среднемировой, в 3 раза выше, чем в Западной Европе, в 2,5 раза выше, чем в США, и 2 раза выше, чем в Китае.
С середины прошлого года – на фоне кризиса - потребление и электроэнергии, и газа в России, естественно, снизилось. Но можно ли говорить о том, что кризис "заставил" российскую экономику стать более энергоэффективной? Из Москвы – директор Центра по эффективному использованию энергии

Игорь Башмаков: Россия по-прежнему остается более энергоемкой экономикой, чем экономика западных стран, США или даже Китая. С 2000 года в России энергоемкость валового внутреннего продукта снижалась почти на 5% в год. Это один из самых быстрых темпов снижения в мире за этот промежуток времени. С 2000 по 2008 год она снизилась примерно на 35%. Но поскольку разрыв был очень большим в 2008 году, Россия все еще более энергоемкая экономика, чем наши партнеры. Но разрыв сократился. Если пару-тройку лет назад мы были на 135 месте по уровню расточительности, то сегодня мы на 120 месте. То есть мы приближаемся, но еще далеки от того, чтобы быть в первой десятке.

Сергей Сенинский: Для самих энергокомпаний как-то помочь потребителю сэкономить, например, 1 квт/час электроэнергии – многократно дешевле, чем создавать новые мощности для производства того же 1-го киловатта. Поэтому в ряде стран энергокомпании предпочитают частично дотировать одним своим потребителям, например, установку энергосберегающего оборудования, другим - замену старых окон в домах на новые... Чтобы не тратить в 5-10 раз больше на расширение собственных производящих мощностей. Кроме того, в этом случае и динамика объемов будущего потребления становится более предсказуемой. Такую практику называют еще "системой белых сертификатов"...
На ваш взгляд, сколь востребованной может быть подобная практика и в России - уже в ближайшие годы? По отношению как к промышленным, так и бытовым потребителям? Михаил Расстригин, инвестиционный банк "ВТБ-Капитал":

Михаил Расстригин: Интерес к этим технологиям энергосберегающим будет увеличен только тогда, когда цены на электроэнергию в России вырастут. Сейчас при текущем уровне цен никто не заинтересован в энергосберегающих технологиях, говоря грубо. Цены низкие, и экономия не позволяет отбить тех затрат, которые нужны на перевооружение фондов. Хочется верить, что цены на электроэнергию вырастут, это может произойти через три года, это может произойти через пять лет – это будет зависеть от решения правительства. Как только это произойдет, сразу появится большой интерес к энергосберегающим технологиям. Компании будут не только перевооружать потребителей своих и использовать те технологии, о которых вы упоминали, они будут перевооружать свои фонды, они будут использовать более эффективное оборудование, энергетическое оборудование. Потому что сегодняшнее оборудование не первоклассное. Естественно у потребителей появится больше стимулов для того, чтобы пользоваться энергосберегающими технологиями и оптимизировать свое потребление.

Сергей Сенинский: Проект новой Энергетической стратегии России, одобренный в четверг на заседании правительства, предусматривает завершение либерализации всех внутренних цен на энергоносители в России к 2030 году...
XS
SM
MD
LG