Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Улицы тонут в нечистотах (Сарапул)


Надежда Гладыш: Некогда купеческий Сарапул, город на Каме в 60 километрах от столичного Ижевска, только в историческом центре выглядит более или менее презентабельно. Его окраины – настоящее захолустье, в чем я недавно лично убедилась, побывав на улице Рабочая. Это микрорайон, состоящий из дюжины 2-этажных кирпичных домов, построенных, как тогда говорили, "хозспособом", в первой половине 70-х годов. С тех пор о них никто не думал и не заботился. А привело меня сюда обращение жителей. С 1 января текущего года муниципалитет согласился с водоканалом, что здешнюю локальную канализацию проще бросить, чем восстанавливать. Говорит Татьяна Шабердина, старшая по дому номер 16.

Татьяна Шабердина: У нас с января месяца взяли один раз за водоотведение, а в феврале месяце уже вернули. Объяснили так, что наша канализация к общегородской общей канализации не подсоединена, а выходит в болото. Поэтому брать они не будут с нас деньги. И ремонтировать не будут, если мы не платим. Канализацией и ремонтом заниматься никто не будет.

Надежда Гладыш: В уведомлении, подписанном начальником отдела ЖКХ администрации Сарапула, которое мне показали жильцы, написано буквально следующее, цитата: "В связи с отсутствием подсоединения локальной сети к общегородской сети канализации оплата за услугу водоотведения не взимается". То есть водопровод есть, вода в дома подается, а отвода её нет. И что получается? Говорят Алевтина Буторина и уже упомянутая Татьяна Шабердина.

Алевтина Буторина: Топит подавал. Все стоки…

Татьяна Шабердина: Бьемся, бьемся, чтобы приехали к нам. Проткнут. Недели две терпим. Не успевает просохнуть, снова забивает. И вот так уже, считай, два года. Они не хотят нам делать новые колодцы, денег нет. Хорошо, если мы не подключены, пусть подключают.

Надежда Гладыш: Я добросовестно исследовала канализационные колодцы и захламленные подвалы домов – то и другое в ужасном состоянии. Думаю, на очистных сооружениях запах лучше. Какой-то выход есть из этого абсурда? Вроде бы есть. Говорит Анна Загребина, дом номер 22 все по той же улице Рабочей.

Анна Загребина: Сюда приезжала комиссия недели три тому назад. Начальник водоканала сказал – вам надо здесь ставить насосную станцию, небольшую. У нас дома ниже. Станция 1 млн. 200 стоит. Они не хотят, потому что сети уже около 40 лет. Они уже засоренные.

Надежда Гладыш: Но даже эту скромную сумму надо где-то найти. Власти, видимо, рассчитывают, что жители, утомившись выгребать нечистоты из подвалов, просто скинутся. Но люди в этих брошенных домах живут воистину бедные. Я спросила моих собеседниц - пытались ли они привлечь контролирующие и надзорные органы? Ведь Сарапул – 100-тысячный город, есть федеральные службы, призванные защищать интересы потребителей и нормы санитарии. Говорит Анна Загребина:

Анна Загребина: Я ходила в Санэпидстанцию. Мне сказали, что мы малые люди. Идите в защиту прав потребителей. Пришла в защиту прав потребителей в коммунальный отдел. Они сказали - напишите заявление. Если нам прокуратура разрешит проверить санитарные нормы этого нашего болота, тогда мы сделаем.

Надежда Гладыш: В прокуратуру сходили?

Анна Загребина: У меня по моему дому ответов и отписок столько! Просто беззаконие.

Надежда Гладыш: Между тем, все почти сорок лет жители улицы Рабочей исправно оплачивали все коммунальные платежи, где была и услуга водоотведения, то есть муниципальное унитарное предприятие Водоканал обязано было на эти средства ремонтировать и обслуживать сети.
Почти сорок лет коммунальщики, беря с жильцов плату, отводили стоки с улицы Рабочей в соседнее болотце. В нарушение санитарных норм нечистоты выливались прямо на рельеф. Отменив платеж за отведение стоков, муниципалитет Сарапула создал опасный прецедент – сбросил с себя ответственность за ветхие сети. А там хоть трава не расти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG