Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бегство, изгнание, примирение


Министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов в Берлине, 1939 г.

Министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов в Берлине, 1939 г.

Накануне 70-летия начала второй мировой войны Германия, если взглянуть на страницы немецкой прессы и посмотреть и послушать теле- и радиопередачи, все еще бурлит и ведет дискуссии на тему развязывания второй мировой войны и ее итогов.

Газеты публикуют интервью с известными немцами преклонных лет - свидетелями событий. Это и бывший президент Рихард фон Вайцзекер, начавший войну молодым офицером и потерявший в первые же дни воевавшего рядом с ним старшего брата, и бывший узник варшавского гетто, а ныне патриарх немецкой литературной критики Марсель Райх-Раницкий, и бывший канцлер Гельмут Коль, которому в 1939 году было 9 лет.

Историки освещают в своих новых книгах реже главные, чаще побочные темы. Только что вышла новая книга, рассказывающая об истории гимна нацистской партии, так называемой "Песни Хорста Весселя" и о нем самом.

Журнал "Шпигель" дал серию публикаций под заголовком "Как один народ напал на весь мир". Уже один этот заголовок, в котором есть элемент исторической иронии, вызвал реакцию дикой злобы на националистских страницах немецкого интернета.

Критики журнала "Шпигель" обвиняют его в пропаганде идеологии победителей. Они цитируют самых разных авторов, пытаясь подтвердить тезис о войне всего мира против Германии, против утверждения ее доминирующей роли. В этой связи интересно мнение немецкого историка Гётца Али по поводу предстоящего судебного процесса над бывшим охранником лагеря смерти Собибор Иваном Демьянюком.
Немцы организовали Собибор, а не Демьянюк, и немцы, а не господин Демьянюк были в силах и могли в любой день остановить этот конвейер смерти

"В этом случае, если мы допускаем, что он действительно был тогда охранником в Собиборе, - пишет Гётц Али, - заметно нечто, что в процессах против нацистских преступников в Германии редко можно было видеть – европейское участие в преступлениях нацистов. Это трудный вопрос. Здесь есть возможности для манипуляций и интерпретаций, здесь вызвов немецкой и международной общественности. Становится ясно и утверждается многими, что Холокост - самое страшное преступление не только в немецкой истории, но и в общеевропейкой истории. Есть тысячи примеров, подобных случаю Демьянюка, но они не умалают вину немцев, как зачинщиков, главную вину преступников. Немцы организовали Собибор, а не Демьянюк, и немцы, а не господин Демьянюк были в силах и могли в любой день остановить этот конвейер смерти."

Несколько дней назад в Берлине прошел ежегодный "День Родины", инициированный "Союзом изгнанных" -организацией, которая представляет интересы немцев, принудительно выселенных с территорий, потерянных Германией после второй мировой войны. Впервые на заседании Союза выступила с речью канцлер Ангела Меркель. До этого правительство дистанцировалось от организации с реваншистским душком. Теперь же Ангела Меркель назвала членов "Союза изгнанных" "посланцами примирения" - и не без основания. Организация, требовавшая ранее от Польши и Чехии компенсаций для немцев, вынужденно ставших беженцами, за потерянное имущество, сегодня уже не выдвигает материальных требований к странам-соседям.

"Союз изгнанных" поддержал в 2008 году правительственную инициативу создания в Берлине "Центра изгнаных" с целью достижения полноты правды о национал-социализме и его преступлениях. Для управления Центром создается специальный фонд "Бегство, изгнание, примирение", в правление которого войдут представители парламента и правительства, а также три представителя "Союза изгнанных". Этот проект был подвергнут критике политиками Польши и Чехии. Выступая перед собравшимися в Берлине членами "Союза изгнанных", Ангела Меркель сказала: "Мы будем продолжать разъяснять, почему Германии нужен такой Центр памяти, центр, который напоминает и о страданиях изгнанных, и о том, что немцы в полном объеме осознают свою ответственность за преступления национал-социализма".
Немцы в полном объеме осознают свою ответственность за преступления национал-социализма

История "Союза изгнанных" - свидетельство того, что до единого взгляда на вторую мировую войну внутри Евросоюза еще далеко. Это особенно ярко видно по отношению к пакту Гитлера-Сталина и разделу Польши. Говорит немецкий историк Штефан Трёбс:

- Взгляды и мнения здесь весьма сильно отличаются друг от друга, но все же не столько между Востоком и Западом, сколько между странами Балтики плюс Польша, с одной стороны, и Россией с другой. В странах Западной Европы сам договор о ненападении между диктаторами всерьез как фактор развязывания войны не рассматривается. Для немцев событие 23 августа 1939 года было перекрыто в сознании событиями 1 сентября 1939 года, то есть нападением на Польшу. Но и в Западной и Центральной Европе в целом память о пакте Гитлера-Сталина не играет большой роли. Удивительно, но факт. Хотя пакт этот развязал руки Гитлеру не только для нападения на Польшу, но и для действий в начале 1940 года против Франции, а в дальнейшем и против Англии.

Следовало ожидать, что в Западной Европе этот пакт должен считаться одной из важных причин развязывания войны. Но этого нет, в общественной памяти Франции и Великобритании пакт практически вообще не задержался и никакой роли не играет. Он - предмет споров и раздоров только между Москвой и балтийскими странами плюс Польша. Это понятно. С российской точки зрения, балтийские страны тогда добровольно влились в СССР. А с точки зрения балтийских стран, это был нарушавший права народов захват, который прервал короткую историю их независимости, возникшей в 1918 году и насильственно прерванной "Советами", санкционировавшими массовые депортации эстонцев, литовцев и латышей в Сибирь. Элиты балтийских стран были, таким образом, обезглавлены, и независимость потеряна вплоть до 1991 года.

В Польше, например, по многим телеканалам показывают практически не известные в Германии документальные съемки, запечатлевшие совместный парад немецких и советских войск 17 марта 1940 года в Бресте на демаркационной линии, разделившей эти захватнические армии. Каждый поляк знает эти кадры. Советские и немецкие офицеры вместе, они веселы, они смеются шуткам друг друга и курят сигары. Раздел Польши для поляков ставит вторжение немцев и захват восточной Польши Красной армией на одну доску. Есть даже съемки, запечатлевшие переговоры представителей гестапо и НКВД в Закопане, на которых обсуждались планы арестов видных представителей польской элиты и планы их изоляции. Ни один поляк не может, глядя на эти кадры, не испытывать чувства горечи.

Я считаю, что для европейцев есть смысл обмениваться своими воспоминаниями о событиях тех лет. Но этот процесс не будет вести к тому, что столь различные следы в народной памяти в разных странах Европы, такие, как между балтийским странами и Россией, вообще когда-нибудь выровняются, придут к общему знаменателю. Такая перпектива представляется мне невозможной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG