Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сцена, рампа, голодовка


Актеры проводят голодовку в гримерках театра

Актеры проводят голодовку в гримерках театра

Количество голодающих актеров Театра юного зрителя (ТЮЗ) в Нижнем Новгороде увеличилось до 18 человек. С артистами встретился глава департамента культуры Нижнего Новгорода Михаил Грошев. Встреча оказалась безрезультатной: голодовка продолжится, а завтра главный режиссер театра Владимир Золотарь сядет за стол переговоров с художественным руководителем театра Виктором Симакиным.



(Полностью субботнее видеообращение актеров нижегородского ТЮЗа вы можете посмотреть здесь)

Артисты ТЮЗа продолжают протестовать против назначения Виктора Симакина на пост художественного руководителя театра. На выходных к голодающим присоединился и главный режиссер театра Владимир Золотарь. Сегодня, в пятый день голодовки, состоялась вторая встреча артистов с главой городского департамента культуры Михаилом Грошевым; первая прошла в конце минувшей недели. Как объяснила корреспонденту Радио Свобода пресс-секретарь Грошева Наталья Полякова, "встреча в субботу ни к чему не привела, поэтому понадобилась вторая, уже у Грошева в кабинете". Полякова добавила, что сегодняшняя встреча проходила в закрытом для прессы режиме по желанию артистов ТЮЗа.

Артисты опровергли информацию об этом желании и сообщили корреспонденту Радио Свобода, что и вторая встреча не привела ни к каким итогам: в департаменте не собираются увольнять Симакина и настаивают, чтобы в театре было два художественных "главы" - Симакин и Золотарь.

– От встречи осталось очень тягостное ощущение: как будто мы говорили с главой департамента на разных языках, – рассказывает заслуженная артистка России Елена Фирстова, которая участвует в голодовке и присутствовала на встрече. – Он настойчиво предлагает лишь один вариант: в любом качестве оставить Симакина, и гарантирует, что нас не уволят. На встрече присутствовали некоторые из тех девяти артистов, которые Симакина поддерживают. Грошев высказался в духе, что не может оставить их на произвол судьбы. Эти люди последние годы были не востребованы в театре. Они начали клеймить нас позором, и разговор обещал перейти в мелкий базар. Чтобы разговор не перешел на личности, Владимир Александрович Золотарь согласился на разговор с Симакиным. Молодые актеры ответили Золотарю: вы можете договариваться с Симакиным, но это ничего не меняет. Мы не можем и не будем существовать с ним в одном театре. Противоестественно работать с человеком, который доставляет столько страданий стольким людям.

К голодающим артистам то и дело приезжает "скорая помощь": у них поднимается давление, они падают в обморок, и врачи делают им уколы. Самой Елене Фирстовой стало плохо в субботу утром, но она отказалась от госпитализации и продолжила голодать.

– Молодежь стоит насмерть: прекращать голодовку не собираются, – говорит Елена Фирстова. – Нам, старшему поколению актеров, сложнее, но мы тоже голодаем. Если врачи скажут, что никак нельзя продолжать, будем посильно участвовать.

Владимир Золотарь считает, что ситуация вдвойне тупиковая - для труппы и для него лично:

– Михаил Грошев высказался, что вопрос о Симакине решен: он остается в театре, а мы с ним должны сесть за стол переговоров и договориться, кто за что отвечает и какие творческие планы. Грошев назвал переговоры единственным выходом из конфликта. Труппа выступила против этих переговоров и продолжила голодовку. Я практически не знаком с Симакиным, видел два-три его спектакля и не могу составлять его портрет из рассказов о нем. Поэтому я вынужден был сказать, что встречусь с ним и попробую поговорить, как жить дальше. В департаменте меня попросили надавить на людей, чтобы они прекратили голодовку. Я сказал, что буду просить их беречь свое здоровье.

Есть и мой личный тупик. Такая реакция труппы, их надежда и доверие ко мне лишают меня возможности маневра. Сейчас у меня два прямых начальника – директор театра и художественный руководитель, которые являются ставленниками департамента культуры. Мои планы на этот сезон под угрозой. Но заявление об уходе будет чудовищным предательством коллектива. Получится, что я их брошу в этой безвыходной ситуации. Поэтому морально очень сложно. Все надеются на создаваемую Союзом театральных деятелей в Москве независимую конфликтную комиссию, которая бы вмешалась в ситуацию как третейский судья. Видимо, на уровне местной власти подвижек не будет.

* * *
Надежды труппы, возможно, оправдаются. На официальном сайте СТД сообщается, что конфликтная комиссия под руководством Евгения Стеблова, первого заместителя председателя СТД РФ, направится в Нижний Новгород 2 сентября. Предполагается, что комиссия даст рекомендации по выходу из конфликта. Есть, правда, некоторое противоречие в поступках СТД: по словам артистов, председатель Нижегородского отделения СТД Александр Мишин в грубой форме заявил, что обратится к губернатору с требованием закрыть театр, если голодовка не прекратится.

В отличие от главы департамента культуры, ни директор театра Максим Крохин, ни художественный руководитель Виктор Симакин на связь с артистами не выходят. Вместо этого Максим Крохин отправил письмо в прокуратуру Нижегородского района. В письме – список якобы финансовых нарушений театра, которые, по его словам, он выявил не без помощи Виктора Симакина, и просьба провести проверку. Официальный представитель театра Алексей Выборнов сказал корреспонденту Радио Свобода, что Максим Крохин пошел навстречу артистам уже тем, что позволил им оставаться в театре в ночное время.

– Вообще по документации, в том числе пожарной, нахождение в ТЮЗе в ночное время запрещено. Тем более никто не имеет права в театре ночевать, – сказал Алексей Выборнов. – То есть, Максим Крохин берет на себя ответственность за то, что артисты находятся здесь: никто их не выгоняет и не выкидывает. Это шаг, который он сделал, пойдя навстречу. Если бы вы были руководителем, вы смогли бы пойти на такое? Директор еще на прошлой неделе заходил к артистам. Артистам сразу было предложено сесть за стол переговоров. Они, к сожалению, сказали, что нет смысла: нужно, чтобы Симакин ушел, и это однозначно.

Владимир Золотарь считает, что письмо в прокуратуру – попытка отвлечь общественность от проблемы, из-за которой артисты голодают: требования уволить Виктора Симакина.

– Письмо в прокуратуру ничем навредить не может, потому что никто из голодающей части коллектива к финансовым отношениям в театре не имеет отношения, – говорит Владимир Золотарь. – Мы занимались исключительно творческим цехом. Я не понимаю, какое отношение к расследованию этих финансовых нарушений имеет и режиссер Виктор Алексеевич Симакин. Это касается бухгалтерии, дирекции театра. Видимо, это попытка манипулировать общественным мнением: мол, у них там рыльце в пушку, вот они и прикрывают это своей голодовкой. Довольно абсурдная и беспомощная попытка сместить акценты. Пусть будет прокурорская проверка. Ни малейшего отношения к происходящему сейчас она не имеет.

* * *
Артисты направили губернатору Нижегородской области очередное письмо, где вновь обосновали свою позицию в отношении Виктора Симакина. Ответа пока нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG