Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты в гостях у Анны Качкаевой говорят о новом телевизионном сезоне


Вера Цветкова

Вера Цветкова

Анна Качкаева: Телевизионный сезон 2009-10-го года наступил. Каналы во всем мире публикуют и презентуют расписание премьер, особенно сериальных. Вот и канал MTV объявляет, что его визуальное переоформление произойдет одномоментно на всех 68 каналах в мире 09.09.09 в 09:09 - в общем, играют так. А для программы «Смотрим телевизор» это восьмой сезон, и я приветствую вас в эфире и моих коллег Веру Цветкову, обозревателя «Независимой газеты», и Александра Мельмана, обозревателя «Московского комсомольца». Здравствуйте, и вас с новым сезоном!

Александр Мельман: Здравствуйте! И вас, и всех наших радиослушателей!

Анна Качкаева: Как-то без энтузиазма! В общем, одежки и заставки новые пошли на российских каналах, на Первом нам обещают право на свежее телевидение, обещают удивить и погрузить, это минималистская очень, не в стилистике Первого канала заставка с такими скорее похожими на компьютер программкой телегида. После одного из новых роликов идет промо нового сезона «Минуты славы», там крепкий мужичок одним махом, не отрываясь, выпивает то ли трехлитровую, то ли пятилитровую банку:

Вера Цветкова: Десятилитровую.

Анна Качкаева: Да, это вы знаете?

Вера Цветкова: Да, специально узнавала.

Анна Качкаева: Поскольку огурцы маринуете. Ну, значит, 10 литров. В общем, ужас-ужас! Огуречного рассола. И, конечно, метафора хорошая для нового сезона или намек. Я уж не знаю, то ли сразу зажмуриться, то ли потом, после свеженького опохмелиться. Но, видимо, будем смотреть это уже, когда будем подводить итоги. В общем, короче говоря, о том, чего мы все ждем от нового телевизионного сезона, и что нам обещают, мы сегодня и поговорим с моими коллегами и с вами, уважаемые слушатели.

Чего вы ждете, и на что вы обратили внимание? Вот у Веры какое-то мрачное лицо.

Александр Мельман: Пусть поделится с нами.

Вера Цветкова: Была посрамлена, ребята. Надеялась, что кризис что-то изменит в нашем дорогом телевидении.

Анна Качкаева: Да, да, я помню.

Вера Цветкова: Очень как-то рассчитывала, что начнется, может быть, умное телевидение, недорогое, малобюджетное. Черта с два! Телевидение кризису неподвластно оказалось. Как были дорогостоящие бюджеты, так и есть. Умного ничего я не заметила прибавившегося. На мой взгляд, по-прежнему идет игра на понижение. Новых политических, информационных программ никто не заявляет, не обещает, зато, как всегда, развлекалово крупным планом. Вот финальная «Минута славы» - уже 10 миллионов приз, а не миллион. Кроме той рекламы, про которую Аня говорила, кого они там нам обещают захватывающий глотатель шпаг, чревовещательница, двойник Аллы Пугачевой – в общем, такой цирк на площади.

Анна Качкаева: В общем, надежд особых нет.

Вера Цветкова: Нет, ну, я смотрю, все то же самое. Как эти звезды еще не надоели? Уже как-то надеешься встретить звезду, которая не хочет о себе рассказать все. Ну, пожалуйста, на «России» уже была премьера «Ты и я. Звезды, которые хотят нам рассказать все подробности семейной жизни».

Анна Качкаева: Но пока это выглядит миленько вполне.

Вера Цветкова: Примитивненько. Да, а как же, а как же!

Анна Качкаева: Ну, примитивненько. Думаю, что исчерпано это будет очень быстро, потому что очень похожие лекала: со всеми об одном и том же, во что вы верите, кто из вас раздражительнее.

Вера Цветкова: Кто больше мерзнет?

Анна Качкаева: Кто больше мерзнет или кто не испытывает к чему какой тяги? Это все быстро будет исчерпано. Хотя по первости было любопытно наблюдать, как люди, прожившие 30 лет, друг друга поддерживают и реагируют на какие-то вопросы, как чуть меньше которые прожили.

Вера Цветкова: Тигран, по-моему, ерничает.

Анна Качкаева: Да, похоже. Тигран Кеосаян и Алена Хмельницкая ведут этот проект. Мы о конкретных проектах и премьерах еще поговорим. Ваши ощущения, Александр?

Александр Мельман: Кстати, от частного к общему. Я тоже хочу сказать, мне кажется, что переход Тиграна Кеосаяна не просто с канала «Рен-ТВ» на канал «Россия», а от такой передачи, которую он делал, передачи о смыслах, передачи информационно-актуальной, общественной, общественно значимой, и вот он перешел в такое развлекательное телевидение.

Вера Цветкова: Он совмещает. Он там тоже остался.

Александр Мельман: Я не знаю, насколько он там останется. И возможно ли, чтобы он там остался?

Вера Цветкова: Пока информация, что остался.

Александр Мельман: Будет удивительно, если он там останется, потому что это как-то совершенно, две разные передачи, во-вторых, человек задействован сразу на двух каналах. Просто может быть, потому что все-таки Тигран Кеосаян имеет достаточно хорошую репутацию, и может быть, не только попсовые люди будут к нему приходить, а будут более интересные, как там заявлены Роман Карцев с супругой. Вот это, может быть, будет интереснее. Но развлекательное телевидение нужно. С другой стороны, конечно, мне кажется, в новом сезоне его будет больше половины, то есть может даже некая критическая масса будет перейдена. Потому что туда уже погружаются и вот эти мистические программы, о которых мы с вами перед эфиром говорили, и кулинарных программ все больше и больше. И вот такие чисто развлекательные. Можно как-то сказать и обобщить, что это некий тренд для телезрителей, что такое успокоение, да еще Кашпировский на НТВ и так далее… То есть можно все это совместить с тем появлением Кашпировского 20 лет назад и думать, и анализировать, зачем все это? А можно сказать просто, что это действительно… Я не знаю, сколько денег туда вкачано, я не считал, хотя действительно, вот эти повторения «Ледниковых периодов» и всех этих танцев, которые, очевидно, на «России» попозже возобновятся, наверное, они дешевыми по определению быть не могут. Но тем не менее просто, мне кажется, какие политические программы, для чего они нужны? Вот летом мы жили без политических программ.

Анна Качкаева: И пережили.

Александр Мельман: Для людей это было совершенно нормально, когда в 21:00 на Первом канале идет не итоговая программа Петра Толстого, а какой-то американский фильм. Люди как-то погружаются вот в этот тренд не развлекательный, а отсутствует какая-то политическая и ужасная, как мы знаем в августе, сиюминутность. Может быть, это необходимо тем людям, которые заботятся о нашем с вами настроении. А может быть, такое превалирование развлекательности, может быть, просто легко, рейтингово, доходно, и за этим, может быть, даже не стоит ничего такого потустороннего.

Анна Качкаева: Давайте попробуем развести все-таки каналы национальные и нишевые, специализированные. На мой взгляд, здесь все четче обозначается разница в интонации и в программировании, гораздо более предметном таком. И на что-то особенное вы можете обратить внимание зрителей, слушателей, читателей?

Александр Мельман: Нишевые и специализированные – какие вы имеете в виду?

Анна Качкаева: Начиная от ТНТ и кончая каналами, которые есть в сетях «Стрим», «Акадо» и так далее. На что вы обратили внимание? Я на кое-что тоже обратила внимание, потом скажу.

Александр Мельман: Я обратил внимание, если брать канал СТС, там идет явное увеличение юмора на душу населения. И вот они работают с этим юмором, юмор неплохой. И опять это относится к тому самому развлекательному телевидению – до кучи, к мистике и кулинарии.

Анна Качкаева: Да, «ТВ-3», конечно, который очень очевидно себя обозначает в этом сезоне как канал, который с мистикой будет активно присутствовать.

Александр Мельман: Они это изначально обозначали. Когда вначале они это делали, над ними иронизировали.

Анна Качкаева: Ничего подобного, оказалось очень востребованным.

Александр Мельман: А теперь мы видим это на Первом канале, мы видим на «ТВ-центре», мы видим, что мистика очень преобладает. И опять же мы можем делать какие-то выводы, что нам пудрят мозги и как-то хотят их затуманить. На самом деле, действительно, это такое варево хорошее, которое востребовано. Востребовано, может быть, в такие переходные времена, а сейчас из-за кризиса, наверное, это тоже можно назвать переходным временем. Поэтому это тоже часть такого развлекательного сегмента, и ее увеличивают.

Анна Качкаева: Кстати, на «ТВ-3» ниша то благодатная. Очень же много западных качественных драмеди и сериалов, начиная от всяких загадочных историй, Мерлин, всяческих триллеров и ужастиков, и прочих историй. И они сами запускают: от «Тайных знаков» до «Городских легенд», которые продолжают все эти программы. Я так понимаю, что любовь к этой мистике накрыла теперь и национальные каналы. Поэтому там Кашпировский, «Интуиция» и еще много чего.

Александр Мельман: Другое дело, что все-таки, мне кажется, по-прежнему, что канал «ТВ-3» больше себя позиционирует, чем являет собой какой-то качественный продукт, потому что иногда, например, они на каких-то советских старых и очень хороших фильмах пишут, что это ужасы, триллер, когда какой-то фильм Калатозова. Или когда они делают документальные фильмы на историческую тему, ну, это просто халтура часто бывает. Но тем не менее, все увидели, насколько это сейчас востребовано. Поэтому что-то передирают к себе основные каналы.

Анна Качкаева: А на СТС появился Борис Корчевников, посмотрели?

Александр Мельман: Посмотрел. И мне понравилось. Я думаю, что это будет та самая мистика. Про масонов то, что я увидел, мне показалось, это сделано в хороших традициях того НТВ, все-таки он оттуда.

Анна Качкаева: Хочется верить. Ой, не знаю. У меня вопрос, мне кажется, что из шинельки не выскочил, а таким попрыгунчиком остался. Но надо смотреть.

Александр Мельман: Мне первая передача понравилась, как она сделана. То есть я увидел живость, я увидел хорошую картинку и смену. И сам комментарий Корчевникова, и достаточно тема, мне показалось, сделана. Ее можно было по-разному сделать, как на «ТВ-3» можно сделать неинтересно и глупо, и халтурно. А вот он сделал, мне кажется, хорошо, пока.

Анна Качкаева: Давайте о лицах. Кто у нас куда перебрался? Сергей Майоров на «ТВЦ» будет делать кастинг актерский для мюзикла, кто сыграет, и видимо, сам он будет в этом мюзикле выступать.

Вера Цветкова: Будет, будет, споет Дин дона.

Анна Качкаева: А, вы уже знаете.

Вера Цветкова: Уже сказал.

Анна Качкаева: Понятно. Он – креативный продюсер, кроме того, что он ведущий шоу-кастинга этого.

Александр Мельман: Надо посмотреть, что это такое.

Вера Цветкова: Талантливый человек. Что радует? Это Светлаков в новом шоу импровизационном Первого канала. Он талантлив.

Александр Мельман: Вы должны посмотреть, как это будет. Мы априори не можем.

Вера Цветкова: За Светлакова я могу сказать, что вот это будет радостно, потому что талантливый Светлаков и импровизация, и импровизационное шоу.

Александр Мельман: Мы видели уже импровизационное на Первом канале «Рубик всемогущий».

Вера Цветкова: Ну, так а кто там талантливый то?

Александр Мельман: И как-то это было тяжело смотреть.

Анна Качкаева: Михаил Кожухов с программой о Москве в «Большом городе» на «ТВЦ» выходит и, видимо, судя по анонсам, будут такие же его рассказы путешественника, но только уже в городском ландшафте.

Александр Мельман: Ну, это уважаемый человек и большой профессионал.

Анна Качкаева: С Хрековым мы пока не знаем что, знаем, что только из эфира уходит. Его не будет и «Героя дня». И вот еще Леонид Парфенов появляется в жюри «Минуты славы».

Вера Цветкова: В жюри «Минуты славы»! Это интересно!

Анна Качкаева: Больше никто у нас никуда не перебрался?

Александр Мельман: Вот мы видели новую ведущую на Первом канале программы «Время», новую старую.

Анна Качкаева: Анна Павлова.

Александр Мельман: Анна Павлова, она мне нравится, в то же время опытная и в то же время выглядит на свеженькую. Не знаю, надолго ли она задержится или это такой летний проект, мы это посмотрим. Что касается Леонида Парфенова, понимаете, можно в любом жанре выглядеть, с одной стороны, важно ведь не потерять лицо. Думаешь, зачем человек пошел туда? Может быть, для того, чтобы светиться, чтобы тебя не забыли? Но к Парфенову, по-моему, это никогда не относилось. И вообще, то, что там не будет Татьяны Толстой, в этом проекте, ведь она показала, что да, казалось бы, такая программа какая-то клоунская и буффонадная, но Толстая там выглядела, была сама собой, она выглядела очень интересно, как и Александр Масляков. Поэтому и в таких программах можно сохранять себя. И я уверен, что, здесь даже интересно, как человек комментирует. Это очень интересно. Следишь за тем, как пикировались между собой Масляков, Толстая и гость. И сейчас просто будет интересно, как это будет делать Парфенов. Я просто не хочу взывать, чтобы Парфенов что-то говорил между строк, что многие от него ждут, чтобы он говорил какие-то политические речи. Нет, конечно, это совсем другая программа, он это понимает. Просто это будет интересно, давайте посмотрим.

Анна Качкаева: Посмотрим. Я хочу, в свою очередь, сказать о нишевых небольших каналах, но которые вполне в национальном эфире уже прижились – о «Звезде» и о «Пятом», которые обозначили себя в минувшем сезоне уже интонационно и программно. И если, на мой взгляд, и смотреть общественно-политическое что-то и какое-то международное, то уже можно вот на этих каналах. На «Звезде» с особым флером, там такой любопытный персонаж Александр Алексеев, который в воскресной программе ведет, такой не солдафонистый, такой очень мирный молодой человек, довольно любопытно, как он в принципе ведет программу, связанную все равно так или иначе с новостями вокруг оборонки. Хотя, конечно, есть контекст и всего остального. В общественно-политических программах этого канала нет такого количества нашего тандема, а если он и есть, то его куда-то там, бывает, на задворки, под конец заверстывают. Очень неплохая стала программа итоговая «Вместе» на канале «Мир». И нигде вы так много не увидите репортажей из СНГ очень разных и очень, кстати, не подобострастных. Они по-разному сделаны, но тем не менее любопытны. Ну, и, конечно, Ника Стрижак с «Открытой студией», очень хороший проект, который уже набрал обороты. И я думаю, что если смотреть на него, то надо смотреть. И канал «Эксперт», там появился довольно любопытный молодой персонаж Петр Скоробогат, который новую «Международную панораму» делает на всякие актуальные темы. Программа называется «Свой взгляд на мир».

Александр Мельман: Можно вспомнить «Совершенно секретно» и Станислава Кучера.

Анна Качкаева: В любом случае, вот эти все каналы и новые сервисы выходят на новых платформах цифровых – на «Стриме», на «Акадо». И там пытаются даже и новые вещи предлагать в смысле телегида, в смысле интерактива, в смысле сайтов, которые активны, где интерактивное телевидение существует. Поэтому те, кто хотят еще чего-нибудь другого, пожалуйста, можете обращаться и к этим каналам. Там явно будут премьеры.

Александр Мельман: Но я хочу сказать, что это, с одной стороны, удивительно, потому что мы все-таки привыкли уже жить в стереотипе, что наше телевидение сплошь и рядом подцензурное. Просто когда появлялся канал «Звезда», все думали, что это минобороновская агитка, и больше ничего там не будет. А действительно получился канал стильный, интересный.

Анна Качкаева: Он разный. Я не могу сказать…

Александр Мельман: Но в основе своей.

Анна Качкаева: Но в основе своей там есть интонация.

Александр Мельман: Насколько возможно, насколько позволяют средства и так далее. То же самое можно сказать и про «Петербург – Пятый канал», потому что мы знаем, кто это финансирует, кто за этим стоит, и вот этот канал «Мир» СНГовский. Я помню, как он начинался. Это было такое советское телевидение в худших традициях.

Анна Качкаева: Долго не могло выползти. Видимо, когда год назад был назначен Батыршин, наверное, бюджета немножко подбавили, судя по всему, как-то начал выруливать.

Александр Мельман: Просто, может быть, за мощной спиной основных каналов, которые действительно подцензурны, появляются эти самые нишевые, которые более свободны. И когда хороший креативный продюсер получает эту свободу, он может сделать живое и интересное телевидение, даже сейчас.

Вера Цветкова: 90% народа смотрят Первый и Второй каналы, а не нишевые и не спутниковые.

Александр Мельман: Просто мы как телекритики должны направлять людей.

Вера Цветкова: Несчастные люди!

Анна Качкаева: Как несчастные?

Вера Цветкова: Чтобы они тарелки ставили и платили?

Александр Мельман: Спутниковое телевидение за очень небольшие деньги.

Анна Качкаева: «Триколор» и «Акадо» - все это уже не очень большие деньги. «Триколор» вообще бесплатное, кабельное.

Александр Мельман: Я имею в виду кабельное телевидение, спутник идет в кабель, и пожалуйста, за 800 рублей вы можете смотреть 60 каналов.

Анна Качкаева: И интернет в больших городах. Все это уже в общем можно смотреть. Давайте тогда, тема такая деликатная, но она в среде обсуждается, о переменах грядущих на «Рен-ТВ» и на «Пятом канале». Потому что Владимир Ханумян, сподвижник Роднянского, месяц назад стал руководить проектами в «Национальной медиа-группе». Явно, наверное, к концу сентября будет объявлять о какой-то новой стратегии всех этих телевизионных активов в «Национальной медиа-группе», и владельцы должны будут принять решение, как развести эти каналы – «Пятый» и ««Рен-ТВ», наконец. Как вам кажется, что из этого получится? У вас есть какие-то версии? У меня есть.

Александр Мельман: У меня есть версия, что ничего не изменится. Вот мы ожидаем, что будет структурирование некоторое, что «Петербург – Пятый канал» будет общественно-политическим больше, а «Рен-ТВ» будет больше развлекательным. Когда мы подводили итоги сезона, мы говорили: как же так, шизофрения в одной главе - «Рен-ТВ» представляет собой и вот такую развлекалку, причем не очень качественную, и вот Максимовская, и Осокин там тоже присутствуют. Мне кажется, это будет продолжаться, мне кажется, если философски на это посмотреть, это и есть некий слепок нашей жизни, когда очень все разное, очень все разноцветное. Все-таки надо видеть эти разные цвета. Я не знаю, что будет делать господин Ханумян. Мне кажется, просто он будет больше заниматься «Петербургом – Пятым каналом». Очень там интересно можно развивать документальное кино и так далее. Я думаю, что и Максимовская останется на «Рен-ТВ», и Осокин. И это все будет такими фишками канала «Рен-ТВ» при той развлекательности, которая там присутствует.

Анна Качкаева: А у вас, Вера?

Вера Цветкова: Да я не знаю. Мне пресс-служба «Рен-ТВ» прислала на 09-10-й год, я еще удивилась, что абсолютно ничего нового там нет. При этом они начинают свой пресс-релиз с того, что основу вещания в 09-10-м году составят информационно-аналитические программы и перечисляют, в том числе, например, эти «Три угла» с Астаховым ночные и, например, «Нереальную политику», которую я никак не могу назвать информационно-аналитической программой. Тем не менее, я удивилась, что там как раз ничего нового не было на год.

Анна Качкаева: Вы склоняетесь к версии, что ничего происходить не будет, все останется так?

Александр Мельман: А теперь мы послушаем вашу версию.

Анна Качкаева: Моя версия, что все-таки будет, и не сейчас, а наверное, к зиме, а может быть, и к следующему сезону. Но мне кажется, что все, за чем мы наблюдаем с вами, должно так или иначе сформировать этот канал для умных, условных интеллектуальных маргиналов.

Александр Мельман: Вы имеете в виду «Петербург – Пятый»?

Анна Качкаева: Да, потому что он единственный из вот этого набора, который попадает в цифровой пакет, между прочим. И должна вам сказать, что вот такое интеллектуальное общественно-политическое «Арте» или «Культура», оно должно появиться. И не потому, что этого хотят владельцы. Мне кажется, оно просто не может не появиться. И я вполне допускаю, что из него могут формировать такой канал. А это означает, что скорее всего каким-то образом и все, что мы привыкли видеть общественно-политического на «Рен-ТВ», должно как-то перекочевать и скоммутироваться с тем, что нам нравится на «Пятом канале» с его ночными эфирами, я согласна с вами, вероятно, с расширением документалистики и так далее. Наверное, это произойдет не быстро, но стратегия, по-моему, может быть вполне логичной.

Александр Мельман: Но с другой стороны, канал «Культура» входит в этот пакет.

Анна Качкаева: А «Культура» она культура. Это не то что, как мне кажется, я описала.

Александр Мельман: Конечно, это с одной стороны. Но с другой стороны, что такое цифровизация, мы об этом тоже много говорили, когда власть перестает контролировать весь этот телевизионный сегмент.

Анна Качкаева: Но это социальный пакет, это первый мультиплекс, куда «Пятый канал» попал.

Александр Мельман: Вот именно. У нас есть Максимовская, есть Осокин, которые как бы представляют собой оппозиционеров на телевидении. А нужно ли тем, кто формирует вот эти пакеты, вот этих оппозиционеров в этот бесплатный пакет давать? Может быть, их оставить на «Рен-ТВ», и люди, если захотят, за отдельную плату, пожалуйста, смотрите ваше демократическое, либеральное телевидение.

Анна Качкаева: Я не уверена, потому что это еще и бизнес. И та аудитория, которая традиционное телевидение не смотрит, она каким-то образом должна быть чуть-чуть возвращена, не в больших долях и процентах, но в небольшом количестве должна. И я думаю, что этот расчет тоже может быть. Не говоря уже о том, что, как мне кажется, может быть, мне тоже мерещится, например промо Первого канала в этом году сильно отличается от его традиционного такого респектабельно-консервативного, роскошного, одежного, с голубями, с небом…

Александр Мельман: Ну, кризис как-то должен отражаться.

Анна Качкаева: А я думаю, что это не кризис. Я думаю, что это попытка разговаривать с иным потребителем, с таким повзрослевшим обывателем ТНТ.

Александр Мельман: А десятилитровая банка огурцов – это что такое?

Анна Качкаева: Это вот для 40-летнего мужичка. А вот лост в стилистике хоум-видео, это вот в стилистике нового потребителя.

Александр Мельман: Безусловно. Константин Эрнст давно уже хочет окучить как-то молодежь, чтобы она смотрела. И это его попытки. Другое дело, он понимает, что все-таки общедоступный, канал федеральный, канал политически важный. Поэтому как он совместит одно с другим – это, конечно, интересно, но пробы всегда будут, безусловно.

Анна Качкаева: Будут. Вы посмотрите, между прочим, из «Городских пижонов» один из сериалов переместился в ранний вечерний хороший эфир.

Александр Мельман: Давно уже пора было.

Анна Качкаева: «Теория лжи». Это один из серьезных сериалов. И в этом году, я смотрю, Первый практически премьерный сериал «Остаться в живых» показывает вместе с «Эй-Би-Си», так же как еще некоторое количество сериалов. Это значит, что какие-то такие процесс происходят.

Александр Мельман: Они происходят. Только это может не происходить на политическом поле вещания. Они происходят на всем остальном, общекультурном фоне, куда Константин Эрнст пытается действительно всегда что-то новое влить. Но политику это не затрагивает.

Анна Качкаева: Вы от «Отчаянных домохозяек» чего-нибудь ждете, Вера?

Вера Цветкова: От шоу что ли?

Анна Качкаева: Ага.

Вера Цветкова: Нет. Я жду от Первого канала «Анны Карениной» Соловьева, а так в общем, и нечего.

Александр Мельман: «Отчаянные домохозяйки» - это у «России».

Вера Цветкова: Я знаю.

Анна Качкаева: Да, три дамы там.

Вера Цветкова: Четыре.

Анна Качкаева: Мода, ретро, кулинария и… Буратаева, кстати, возвращается на экран после политически-чиновничьей карьеры.

Вера Цветкова: Так она в «Домохозяйках».

Анна Качкаева: Да. А на «России» тоже все премьеры киношные в этом году обещают: от «Стиляг» до «Обитаемого острова», и Исаева.

Александр Мельман: Вот этого то и ждешь. Другое дело, мы, уже говоря о новом сезоне, все-таки надо сказать, что фильм документальный «Подстрочник» - это такое событие. Это сознательно было отнесено на лето, но все-таки то, что это на канале «Россия» произошло, это важнейшее событие.

Анна Качкаева: Ну, попробовали. Посмотрим, куда дальше будут разворачивать. Боюсь, что все-таки на больших каналах не будут разворачивать эту тенденцию.

Александр Мельман: Нет, конечно. Но все равно такой микст будет продолжаться: и вашим, и нашим, и всем, и каждому. Это сейчас видно в связи с годовщиной Второй мировой войны.

Вера Цветкова: «ТВ-центр», кстати, купил у «Би-Би-Си» пакет фильмов документальных, начинают показывать.

Анна Качкаева: Еще, конечно, мы забыли сказать, что в этом сезоне, скорее всего, помимо мистики, развлечений и сериалов, будет много войны и проектов по поводу войны.

Александр Мельман: Это сейчас вот конкретно.

Анна Качкаева: Потому что победный год.

Александр Мельман: Но сейчас в данном случае это связано с годовщиной начала Второй мировой войны. Мы уже говорили, что Владимир Владимирович Путин либеральную написал статью, и как каналы это должны отражать, и в какую сторону они должны вертеться. Заранее сняли уже фильм в определенной пропорции. Другое дело, что, с одной стороны, на канале «Россия» выходят вот эти агитационные фильмы, но они, наверное, важны. Но, с другой стороны, там есть очень реальные вменяемые такие же документальные фильмы. И поэтому такой винегрет, надо понимать, почему это происходит. Мы понимаем, мне кажется.

Анна Качкаева: Читаю пейджеры. Ирина Волкова нам пишет: «Анечка, сделайте доброе дело, давно отказалась от общей антенны и установила «Акадо», прибавилось много каналов, в том числе «Пятый питерский» и «Вести». Но вот «Вести-24» как-то не попадают».

Александр Мельман: Так «Вести» это и есть «Вести-24».

Анна Качкаева: Они и есть. Если у вас есть «Вести», это и есть «Вести-24», или я не очень понимаю вашего вопроса. А если «Вестей-24» в «Акадо» почему-то нет, вы должны просто узнать у них. Это основной пакет, «Вести-24» должны попадать в ваш основной пакет, если у вас установлено «Акадо».

«С решением о создании комиссии по историческим фальсификациям я ничего хорошего не жду от телевидения. Поэтому вообще не собираюсь ничего по телевизору смотреть», - пишет нам Татьяна.

«Телевидение должно стать более близким к русской цивилизации. Сейчас в нем очень много западного и инородного, чуждого русской культуре. Необходимо убрать некоторых ведущих». Неславянская национальность не нравится. Ну уж, нельзя пожертвовать ни Мартиросяном, ни Кеосаяном ради таких слушателей.

Вера Цветкова: Елена Ханга, говорят, начинает работать на каком-то нишевом.

Анна Качкаева: «Только вчера видела сюжет с Медведевым о фальсификации истории. Сегодня слышу признания Путина о вине России перед Польшей за пакт Молотова-Риббентропа. И это при том, что дела в экономике идут из рук вон плохо. По-моему, история – это прерогатива МИДа и президента. И делать такие заявления, наносящие вред России, могут только они. Как расценивать эти действия Путина?» Ну, вот вечером мы об этом, Александр, и поговорим. Понятно, что некоторая разруха в головах и в пропагандистской машине явно наступила. Потому что один говорит одно, другой – другое, в фильме говорят третье.

Александр Мельман: Просто многие поклонники Владимира Владимировича не ожидали от него вот этого. А надо бы!

Анна Качкаева: Видимо, да. И все рассчитывали, что он ничего как раз в этом году не скажет. А он возьми да скажи. Умеет вот, понимает про пиар все.

«Если сериал «Не родись красивой» довольно смотрибельный, то «Атлантида» это какая-то галиматья». «Атлантида» выходит на «ТВ-3». «От нее в самое дефицитное время становится не по себе. Неужели в этом сезоне эта эпопея продлится опять?», - Архипенко. Ну, судя заявкам «ТВ-3», продлится, заявлена она там.

«А мне кажется, - пишет Сергей, - что не нас, телезрителей, а их, телевизионщиков насилуют в извращенной форме. За многие годы они привыкли, не могут без этого. К тому же, если платят, а правители одобрительно похлопывают по какой-то части тела».

Александр Мельман: Образно, образно.

Анна Качкаева: «Когда, наконец, скажете правду о таком явлении, как попрыгунчик Швыдкой на канале «Домашний», ведь за него неловко», - Наталья. На «Домашнем» чего у нас Швыдкой делает?

Александр Мельман: «Жизнь прекрасна».

Анна Качкаева: Я думала, может быть, какую новую программу.

Александр Мельман: Вчера показали в прайм-тайм вечером.

Вера Цветкова: Да, в пять часов.

Анна Качкаева: А вот теперь будет «Достояние республики» у нас на Первом. Кстати, это до и ре на самом деле.

Александр Мельман: Такие «Две звезды», но по-другому.

Анна Качкаева: Там «Две звезды», «Суперстар», «Жизнь прекрасна» - все вместе. Давайте послушаем Аркадия из Москвы.

Слушатель: Я хочу сказать, что многие наши телеканалы давно уже перестали быть средствами массовой информации. Они стали совсем другими средствами, ТНТ рвотное, НТВ – слабительное, ОРТ – галлюциногенное. Но речь не об этом. Речь идет о том, что более-менее живое повсеместно вымывается. Скажем, исчезло «К барьеру!». Как ни приспосабливайся Соловьев, даже слишком, но это явно была слишком хорошая программа. Но меня больше беспокоит «Рен-ТВ». Давно уже нет «Недели», куда-то пропал «Вечер с Тиграном Кеосаяном», это были неплохие программы. Вы говорили, что знакомы с их планами. Сохранятся ли они?

Вера Цветкова: Марианна Максимовская 12-го числа в субботу выходит.

Анна Качкаева: Вчера я разговаривала с ней, все в порядке.

Вера Цветкова: А Тигран, по-моему, раньше, чуть ли не 5-го.

Александр Мельман: Я сомневаюсь, выйдет ли он теперь на «Рен-ТВ».

Вера Цветкова: Не знаю, они прислали, что он выйдет, в пресс-службе говорят, что выйдет.

Анна Качкаева: В пресс-службе говорят – да.

Александр Мельман: Это удивительно.

Анна Качкаева: Но, зная, как каналы ревностно относятся...

Вера Цветкова: А чего ты не удивлялся, когда Познер вел «Времена» и бокс одновременно?

Александр Мельман: На Первом канале.

Анна Качкаева: А здесь «Россия» и «Рен-ТВ». Но, может быть, в данном случае, учитывая владельцев «Национальной медиа-группы», канал «Россия» не будет выяснять отношения.

Вера Цветкова: А может, у них бартер какой.

Александр Мельман: Просто хорошему режиссеру надо когда-то и кино снимать вообще-то.

Анна Качкаева: А он ведущий оказался замечательный. Может быть, на некоторое время передохнет, а потом кино будет снимать.

Вера Цветкова: Вообще-то, Татьяна Никитична, тоже засидевшись в «Школе злословия», как-то не очень писала, я бы сказала.

Анна Качкаева: Ну, телевидение отвлекает. Марина, Московская область, вы в эфире.

Слушатель: Во-первых, что случилось, почему нет Екатерины Андреевой на Первом канале? Ее больше уже не будет? Это какой-то знак?

Анна Качкаева: А вы как думаете?

Слушатель: Я думаю, да. У меня такая интуиция, что это какой-то нам знак, только я не могу сообразить какой.

Анна Качкаева: Ну, сейчас вот мы попробуем расшифровать. Думаю, что особого знака, может быть, и нет, потому что так случается, что иногда ведущие ссорятся с руководством.

Слушатель: Да, в 1998 году я приехала из Швеции, и вот уже больше 10 лет я живу снова в России. И с тех она все время на Первом канале, меня немножко это как-то удивило. Я чувствую, что это какой-то знак. И второй вопрос, вот эти так называемые «звезды», они так сами себя называют, которые в пятницу, субботу, воскресенье оккупируют Первый и Второй канал под любым соусом, и «Две звезды», и «Танцы со звездами», и «Субботний вечер», и все одни и те же – это ремесленники. Ну, неужели нельзя их куда-нибудь убрать? И если уже нечего показывать, показать хороший, хоть старый, фильм, хоть хороший спектакль, Эфроса, например. Клянусь, это просто уже невозможно.

Вера Цветкова: Девушка канал «Меццо» не хотите?

Александр Мельман: Есть же канал «Культура».

Слушатель: А я смотрю канал «Культура».

Александр Мельман: Там спектакли Эфроса обязательно присутствуют, конечно.

Анна Качкаева: Но это все-таки как раз я и говорю о нишах. Вряд ли на больших каналах вы можете увидеть эти программы. Хотя Первый канал возвращает нам «Останкинские встречи». Филиппенко будет в связи с его юбилеем.

Александр Мельман: Именно в формате тех самых «Останкинских встреч».

Вера Цветкова: В концертном зале «Останкино»?

Анна Качкаева: Да.

Вера Цветкова: Да он перестроен уже под студию программы «Время».

Анна Качкаева: Ну, значит, нашли какую-то другую студию. Не знаю, откуда это будет выходить.

Александр Мельман: Я очень любил в свое время программу «Линия жизни» на «Культуре». Это немножко такие новые «Останкинские встречи».

Анна Качкаева: Похоже.

Александр Мельман: Но если вернется, я буду только за.

Анна Качкаева: Во всяком случае, объявлено, что по пожеланиям телезрителей. И 2 сентября, если не ошибаюсь, первая программа.

Александр Мельман: Но если это будет так сделано, что он будет рассказывать и отвечать на вопросы в том самом стиле, как это было в концертной студии «Останкино».

Анна Качкаева: Ну да, один на один со зрителями.

Александр Мельман: Мне будет очень интересно. А про Катю Андрееву будем говорить?

Анна Качкаева: Ну, давайте, если вы хотите. Я убеждена, что это, конечно, такая символическая история, и она кажется символической, потому что Катя Андреева очень давно в эфире. И с многими обстоятельствами вот этого нового телевидения, новой эпохи Путин-Медведев связана. Но мне-то кажется, что причина там тривиальнее. Ей богу! Но попробуйте.

Александр Мельман: Мы не будем говорить о тривиальных причинах, потому что мы их точно не знаем. Но если так чисто по картинке, действительно, Екатерина Андреева символизировала собой вот эту имперскость, наверное, ту самую действительно путинскую. И мне кажется, если отойти от всех каких-то подводных течений, что новая ведущая более живая, она в том же стиле имперскости, но она олицетворяет уже некий новый подход. Это такая живинка, это такое лицо, которое может как-то реагировать. Потому что Екатерина Андреева, мне кажется, забронзовела в каких-то своих последних передачах. Невозможно было проследить за ее мимикой. А хотелось бы, потому что это в нашей российской традиции.

Анна Качкаева: Нет, мимики там всегда было достаточно, такое педалирование было.

Александр Мельман: Педалирование было очень прямолинейное, очень однозначное, очень упрощенное. А хочется чего-то нового, живого. И может быть, Анна Павлова является таким новым живым лицом нового имперского нашего телевидения.

Анна Качкаева: Помягчевшего, да?

Александр Мельман: Да.

Вера Цветкова: Туда бы Тину Канделаки. Вот было бы живости.

Анна Качкаева: Нет, это уже тогда очевидный гламур.

Александр Мельман: Это уже «Большая разница», когда Нонна Гришаева пародировала Екатерину Андрееву.

Вера Цветкова: «Большая разница» - это суперпродукт.

Александр Мельман: Это другой жанр.

Анна Качкаева: Михаил Андреевич, Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: А вот у моих внучек одна прапрабабушка была польская помещица. Так вот ее одна внучка смотрела недавно телевизор про бриллианты и яхты. Она говорит, что об этом мечтает каждая женщина. Так вот я передаю пожелание, чтобы по телевизору было побольше породистого золота.

Анна Качкаева: Породистого золота? Да! Ну, такие каналы тоже есть, между прочим, про яхты, бриллианты и так далее. И у нас девушка «няня» переезжает в сериале нового сезона на Рублевку, если мне не изменяет память, из того, что я читала. Александр из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Я внимательно смотрю за Первым каналом, и он у меня домашний. И меня в последнее время удивила передача под названием «Рубик всемогущий», потому что эта передача на очень плохом русском языке ведется. И для чего это? Для того, чтобы опустить уровень еще и языкознания? Это как-то нелепо. Я думаю, что все культурные люди должны стараться говорить на хорошем русском языке. Многие ведь армяне у нас великолепно говорят на русском языке, они обрусели, они несут культуру.

Анна Качкаева: Безусловно.

Слушатель: А тут совершенно безобразие какое-то. В советское время были армянские анекдоты. Сейчас мы докатимся до армянского телевидения?

Анна Качкаева: Армянское телевидение, кстати, тоже разное.

Александр Мельман: «Армянское радио» вообще было лучшим радио всего Советского Союза. Просто две недели назад уже на эту тему коллеги говорили на Радио Свобода, правильно, интересно, наверное, эту тему исчерпали. Другое дело, мы тоже соглашаемся, что это не очень качественный, интересный продукт. Просто Первый канал в виде эксперимента это запустил, им нужно было промоутировать своих новых и старых ведущих. Вы, как, наверное, заметили, в этой передаче появлялись именно те люди, которые так или иначе связаны с Первым каналом. Ну, а насчет русского и не русского языка, будем считать, что это шутка. Поэтому, мне кажется, что здесь придираться не стоит. Так говорят разные люди, ну и что?

Вера Цветкова: Ну, сняли четыре передачи, можно больше не волноваться. А вот интересно, проект «Жестокие игры» в Аргентине это что готовит Первый канал? Типа «Последнего героя», только вроде бы почище, типа покруче, что-то такое. Но кастинг они уже проводили. Мы то сразу Розова вспоминать, а там что-то другое.

Анна Качкаева: Ну, вот тоже какое-то очередное шоу на выживание. В прошлый раз, видимо, оно не было как-то подготовлено. Помните все эти скандалы?

Александр Мельман: Скандал то был хороший, но дальше все пошло тихо, плавно, скучно.

Анна Качкаева: Может быть, вот сейчас заявляют и пожестче обозначают, что будут такие условия игры. Я поэтому говорю, у меня ощущение, что интонация у Первого меняется. С одной стороны, агрессивности больше добавляется вот этих молодежных каналов. С другой стороны, вот эта некоторая «желтизна» и огламуренность. Потому что и «Достояние республики», похоже, тоже будет с НТВшным привкусом, и вот то, как это все промоутируется.

Александр Мельман: Насчет «Достояния республики», ведь Константин Эрнст сказал, что «Две звезды» уже исчерпали себя. Поэтому и появлется некое, из этого вырастающее. И как раз это хорошо и правильно. Он имел мужество отказаться от уже такого продукта, который летом шел. Они очень хорошо заполняли нишу, были хорошие рейтинги. Но все равно до конца это не получилось и не получится. Потому что «Ледниковый период» опять мы увидим и вот «Минуту славы», хотя это, может быть, даже в чем-то и социальная программа по-своему, мы увидим.

Анна Качкаева: Но все-таки слово «Свежее телевидение» - что-то за этим все равно стоит, даже если это просто форма и просто фигура речи. А то, что промоутируется как свежее, свежатинка в чем-то должна быть. Может быть, не элегантная свежесть, может быть, другая свежатинка.

Александр Мельман: Главное, чтобы это не было второй свежести осетрина. Я не увидел в новом сезоне пока что в анонсах программу «Закрытый показ». Значит, я понимаю, что до Нового года, наверное, его не будет, а жаль.

Анна Качкаева: Да. Ирина Васильевна, Мытищи, мы вас слушаем.

Слушатель: Я постоянный ваш слушатель, я старый человек, мне 80 лет. Я хочу через вас обратиться к Эрнсту. Есть такое время у них на канале 22:30. В этот час всегда обычно идут очень интересные передачи. Но для нас это очень поздно. Может быть, можно было бы эту передачу чуть-чуть повыше перенести?

Анна Качкаева: Хорошо, Ирина Васильевна, я надеюсь, что он прочтет, или мы ему об этом скажем. Правда, подозреваю, что вряд ли время этих хороших передач будет перенесено на пораньше. Потому что телевидение как-то, мы уже об этом не один раз говорили, делит эфир между теми, кто телевизор смотрит в большинстве своем, и тем немногочисленным зрителем, который смотрит его после 22 часов. Поэтому хотелось бы. Что-то они попытались сделать с сериалами, перенесли. Может быть, эта практика будет существовать. И хорошие сериалы из «Ночных пижонов» будут как-то…

Александр Мельман: Но это молодежный сериал. А если мы говорим о программах…

Анна Качкаева: «Обмани меня» - это не молодежный все-таки сериал, это такой скорее взрослый сериал.

Александр Мельман: Наша слушательница имеет в виду, что в 22:30 документальное кино. И как раз нам говорит руководство, в частности, Первого канала: так это же мы для вас делаем большую поблажку, это же рано мы поставили, могли бы гораздо позже, а мы его ставим на 22:30, так что смотрите. Но, конечно же, для пенсионеров и это поздно. Но дальше они уже просто не пойдут на уступки. Есть очень жесткая сетка, есть рейтинговые задачи и так далее.

Анна Качкаева: Вопросы: «Что вы думаете по поводу возвращения Познера туда, откуда он к нам явился, в США? Это тоже знак?» Мы не комментируем пока сообщения бульварной прессы, потому что Владимир Познер ничего не подтверждал окончательно и не опровергал.

Александр Мельман: Уточним – все расскажем.

Анна Качкаева: Уточним – тогда вам расскажем об этом. Валерий из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Я хотел бы высказать некоторое предположение, думаю, что оно будет верным, что промывание мозгов будет усиливаться, и явная тенденция этого уже обозначается. Искажение истории, которое ведется по всем основным каналам, я имею в виду прежде всего Первый и Второй, НТВ, приняло уже просто патологический характер. И мы сейчас видим, что пропагандистская машина власти начинает работать со страшной силой, принимает угрожающие размеры информация о Грузии и Украине, агрессивность усиливается. Таким образом, телевидение сейчас направлено на то, чтобы создать у населения впечатление военного лагеря, который способен в любое время двинуться то ли на Грузию, то ли на Украину. Вот такова будет функция теперешнего нашего телевидения.

Александр Мельман: С одной стороны, я с вами могу согласиться частично, с другой стороны, на канале НТВ фильм «Ржев» вы не забывайте, на канале «Россия» фильмы Сванидзе и тот же «Подстрочник». То есть есть и другое. Надо просто видеть и другое тоже. Не все так тотально.

Анна Качкаева: Я думаю, мы еще не один раз встретимся и обсудим, каким нам сезон кажется, и как он пойдет, и как покатится. А вам я хочу сообщить, что буквально в ближайшие недели на нашем сайте появится новая рубрика, связанная с программой «Смотрим телевизор». Она для вас, для смотрителей, для обыденных телекритиков. Вы сможете обозначать тему для программы, которую мы можем обсудить в студии, героев назвать для нас, чтобы мы их могли пригласить в студию, а также записать, подснять или написать рецензию на любое телевизионное произведение или программу. И лучшие из них мы будем публиковать на сайте, в звуковом ли файле, в видео ли файле, или в текстовом. В общем, пробуйте себя в роли вот этих самых обыденных критиков и следить за сообщениями в эфире и на сайте.

XS
SM
MD
LG