Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема абортов в Турции


Владимир Тольц: Правовые проблемы и практика абортов, в частности, абортов женщин-одиночек были и остаются одной из острых и больных проблем турецкого общества. Слово нашему корреспонденту в Стамбуле Елене Солнцевой.

Елена Солнцева: Едва ли не самый маленький музей в старинном стамбульском районе Ускюдар принимает огромное количество посетителей. Это музей посвящен одной отважной женщине, мисс Флоренс Найтингейл, которая в середине девятнадцатого века в период Крымских войн помогала раненым солдатам союзников и турецким военнопленным. Старинные бинты, марлевые повязки, масляная лампа, с которой она всегда по ночам обходила особо опасно больных. «Леди с лампой», так уважительно называли ее в Турции, фактически стояла у истоков современной турецкой медицины. Организовала службу сестер милосердия, стала обучать женщин искусству врачевания, впервые заговорила о разумной организации труда в госпиталях и больницах. Например, на курсах медицинских сестер, созданных молодой, предприимчивой тридцатилетней англичанкой, читали лекции о санитарии и о женском здоровье. Для «Хемшире», так называли тогда больничных сиделок, преподавали основы гигиены, правила предохранения от беременности, о которых женщины не знали и не слышали вообще. В Османской империи аборт считался страшным грехом, за который, согласно исламской законам, женщину ожидала смертная казнь. Согрешившим рубили головы, их трупы выставляли на всеобщее обозрение. Однако, как свидетельствуют османские хроники, существовали «бююджю», колдуны, обладающие целым арсеналом фито средств, которые втайне помогали многим женщинам избавиться от ненужного ребенка. Использовали, например, плоды спорыньи, которые вызывали выкидыш, но обладали побочными эффектами, или специальные деревянные палочки, которые разрывали оболочку плода. Преподаватель одной из стамбульских школ, историк Айше Арман.

Айше Арман: В мусульманской Турции к абортам до сих пор относятся неоднозначно. Клерикалы требуют запретить их как страшное зло, представители женских организаций считают, что аборт – личное дело каждой женщины. Однако в целом в нашем обществе осуждают аборт, несмотря на то, что в 2005 году был исправлен уголовный кодекс и вычеркнуты статьи, предусматривавшие наказание незамужним женщинам, которые делают аборт

Елена Солнцева: До сих пор в обычных, современных стамбульских больницах действуют правила, которые многие называют «бастионом вопиющей дремучести». Еще недавно, в конце девяностых, во всех государственных школах гинекологи проводили тесты на девственность. Проверяли принудительно всех старшеклассниц, начиная с четырнадцатилетнего возраста. Подозреваемых в распущенности девочек заставляли дважды в год проверяться на невинность. Долгие годы существование подобной нормы в законодательстве вызывало негодование правозащитных организаций. В середине девяностых произошел крупный скандал в одном из государственных приютов. Несколько старшеклассниц были пойманы ночью преподавателями после того как поздно вернулись из города. Их насильно отправили к гинекологу. В знак протеста несколько девочек пытались покончить с собой, отравившись крысиным ядом. Под нажимом общественного мнения рейды прикрыли. Министерство юстиции издало указ о прекращении этой процедуры, за исключением тех случаев, которые требуются в суде для установления истины в ходе уголовного дела. Тем временем министр здравоохранения Турции ввел обязательную проверку учениц в государственных школах и училищах, заявив при этом, что тем, кто проверку не выдержит, запретят учиться в государственном секторе. Волна общественного негодования заставила министра отменить «позорное» распоряжение. Историк Айше Арман.

Айше Арман: В конце девяностых годов министр по делам женщин вызвала в свой адрес град упреков, когда заявила о том, что не имеет ничего против пресловутых проверок девственности, раз они не противоречат национальным семейным традициям. Турция стремится вступить в Евросоюз, однако целомудрие остается одним из главных камней в иерархии традиционных ценностей мусульманского общества.
Обычная государственная стамбульская больница. На десять врачей приходится около ста пациентов. Не хватает постельных коек, персонал, которому платят мало, не церемонится с больными, даже самых тяжелых, послеоперационных, стараются выпроводить на третьи суки. В отделении гинекологии пациенток встречают ярко красные плакаты с установленными правилами. Согласно действующим законам, прервать беременность женщина может вплоть до десятой недели – и только с согласия своего супруга. Девушкам моложе восемнадцати для проведения операции требуется разрешение от родителей. Сделать аборт одинокой или разведенной женщине очень трудно. Жестких правил по этому поводу нет. Окончательное решение оставляют на усмотрение самой пациентки. Ожидающие своей очереди женщины в отделении наотрез отказываются общаться. С трудом нахожу ту, которая оказывается разговорчивее других. Мать двоих детей, сорокалетняя Джейхан, третий год работает в должности переводчика в солидной стамбульской компании. Решение сделать аборт, рассказывает Джейхан, приняла под нажимом родственников. Несколько лет назад ее муж уехал в Германию, на заработки. Сначала присылал какие-то деньги, а потом перестал, прислав только пару строк о том, что позвонит, как только устроится на новое место. Из Европы родственники сообщили, что он завел другую семью. К тому времени в ее жизни появился новый мужчина. Она забеременела, захотела развестись, но согласие супруга на развод так и не смогла получить, потому что просто его не нашла. А в больнице потребовали разрешение от мужа. В противном случае отказались говорить вообще.

Джейхан: Я не знаю, что делать. Решение приняли с трудом. У меня уже двое детей. Экономическая ситуация не позволяет нам иметь еще одного ребенка. Родители выступили против рождения внебрачного ребенка, который, по их мнению, может нанести удар всей семье. Осудят соседи, друзья, у детей начнутся проблемы в школе. Однако ни одна государственная клиника не станет проводить операцию при отсутствии необходимых документов.

Елена Солнцева: Нельзя сказать, что турецкое законодательство предвзято относится к разведенным или одиноким женщинам, однако многие стамбульские больницы почему-то отказываются провести операцию, если пациентка не в состоянии представить свидетельство о браке. С одной стороны, одинокая женщина юридически имеет право делать аборт, но принадлежащие государству больницы не будут ее обслуживать. Приходится идти на риск: искать знакомых докторов или договариваться об этом с хирургом… «В Турции нет определенной внятной политики и национальных стандартов, которые отражают местные нравы. В Швеции, например, женщина, идущая на аборт, заранее советуется с социальным работником. В Великобритании уместность процедуры должны подтвердить двое врачей. Если в Европейском союзе закон изменяется от страны к стране, то в Турции закон изменяется от больницы до больницы. Такая безвыходная ситуация - результат консерватизма в обществе»,- считает врач государственной больницы Айше Мевародин.

Айше Мевародин: Если женщина в разводе или не состоит в браке, то конечное решение о праве на искусственное прерывание беременности оставляют на суд пациентки и врача. Однако ни одна из общественных больниц не делает аборты одиноким, не состоящим в браке женщинам, даже если ее здоровью угрожает опасность. Такая дискриминационная практика основана на традиционном подходе к женщинам, согласно которому секс вне брака недопустим.

Елена Солнцева: Надо сказать, больничное начальство и государственные чиновники неохотно говорят на эти темы с журналистами. Чтобы получить необходимую информацию, приходится идти на хитрость, изображая из себя потенциальных пациентов. Не так давно авторы центральной газеты «Хюрриет» отправились в центр Материнства и Детства, чтобы выяснить, почему там отказались сделать аборт пациентке. Врачи потребовали разрешение от мужа, однако женщина на тот момент была в разводе. Чтобы отделаться, потихоньку предложили ей отправится в частную клинику. Доктора частной больницы оказались более сговорчивы и согласились закрыть глаза на отсутствие разрешения от мужа, но за операцию запросили около миллиарда турецких лир, около тысячи долларов, всю месячную заработную плату. Беременная не смогла позволить себе такие расходы и, по совету знакомых, отправилась искать помощи у «знакомого доктора». Нелегальный аборт был проведен в антисанитарных условиях, женщина получила заражение крови и была отправлена в реанимацию, в ту самую больницу, где ей отказались делать аборт. Врачи несколько дней боролись за ее жизнь, но спасти так и не смогли. В стамбульском провинциальном отделе здравоохранения, который наблюдает за всеми медицинскими учреждениями в области, журналистам отказались комментировать ситуацию, потому что якобы не имели достаточно времени, чтобы исследовать проблему. Нюлюфер Нарлу, социолог стамбульского университета, называет такую практику дискриминацией женщин в Турции.

Нюлюфер Нарлу: В городе Бурса была задержана группа докторов, которые проводили нелегальные аборты женщинам в возрасте от четырнадцати до тридцати лет. Врачи брали деньги и закрывали глаза на отсутствие документов. Они называли эту процедуру «зашивать тюль». К ним выстраивались настоящие очереди женщин, которые не могли легально избавиться от ребенка. Одинокие женщины вынуждены скрывать свою беременность. Ежегодно на улицах больших городов находят около пятисот младенцев, которые были рождены в результате тайных родов. Женская свобода в Турции остается мифом, документом на бумаге.

Елена Солнцева: Город Бурса, в центральной части Турции недаром называют центром международной текстильной торговли. Здесь сосредоточены около семидесяти пяти процентов текстильных фабрик, которые обеспечивают более 75 процентов экспорта страны. На фабриках работают тысячи женщин. Многие из них начинают трудовую деятельность с раннего возраста. Но работа не открывает дверь в свободную жизнь. Нет социальных гарантий и страхования занятости. На рабочем месте не позволяют пользоваться косметикой. Действуют жесткие штрафы за пользование мобильными телефонами. На многих фабриках увольняют во время беременности, не оплачивают декретный отпуск. Рабочий день продолжается десять часов. Семнадцатилетняя Айсель Ерсол пришла на фабрику три года назад после того как ее семья мигрировала с юго-востока Турции в Бурсу. Девушка ведет строгую затворническую жизнь. Ей запрещено общаться с подругами, по вечерам выходить на улицу, она до сих пор не видела ни одного района кроме тех, где живут ее родные.

Айсель Ерсол: У меня пять братьев и две сестры. Мой брат работает в кафетерии больницы. Еще один младший брат работает на текстильной фабрике. На моих плечах большие заботы. Я мечтаю стать богатой и закончить среднюю школу.

Елена Солнцева: Несмотря на изменения, которыми гордятся в современном турецком обществе, жизнь женщин в больших городах и предместьях протекает по старинке. Приезжая из дальних сел, мигранты продолжают изо всех сил цепляться за сельские нравы. Современный образ жизни осуждается или не воспринимается вообще. Положение женщин - одна из самых ярких витрин того, как копируют традиционный сельский образ жизни на окраинах. Более семидесяти процентов жительниц пригородов не пользуются косметикой, даже летом не носят открытую одежду и купальный костюм. Более половины из них никогда не бывали в театре или кино. Результаты исследования влиятельного социологического агентства Конда показывают, что в бедных стамбульских окраинах негативно смотрят на работающую женщину, полагая, что жена, зарабатывающая больше мужа, создает большие проблемы в семье. Они осуждают аборт, искусственное оплодотворение считают большим грехом. По словам адвоката и правозащитницы Хюльи Гюльбахар, с возрастом нравы становятся еще более консервативными:

Хюлья Гюльбахар: В пригородах и небольших городках высок процент смертности от тайных абортов. Женщины не могут или не хотят пойти в поликлинику, опасаясь осуждения в обществе. Многие пользуются дедовскими методами, обращаются к шарлатанам, тайно рожают дома. Всего один процент жительниц сельских районов знают, как предохраняться от беременности.

Елена Солнцева: Не так давно в Стамбуле прошла акция протеста женщин под лозунгом «Работающие женщины за свои права». Демонстрация проходила довольно долго, несколько дней. Участницы акций прибыли со всех концов страны, многие - с детьми. Они назвали современную практику абортов в стране - злоупотреблением законами, которые унижают достоинство женщин. Ведь это способ наказать беременных женщин, большинство из которых не могут позволить себе аборт в частной клинике и рискуют жизнями, отправляясь к шарлатанам докторам. Казалось бы, женщины, которым отказали сделать аборт в общественной больнице, могут представить жалобу в парламент или в комиссию по правам человека и гендерному Равенству. Однако за последние пять лет были рассмотрены всего три такие жалобы от пациенток. Как показывает практика, абсолютное большинство, опасаясь огласки, отказываются идти на этот шаг.
XS
SM
MD
LG