Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мы обижены на Путина"


Интервью Владимира Путина грузинскому телеканалу - чистый экспромт, уверяет корреспондент

Интервью Владимира Путина грузинскому телеканалу - чистый экспромт, уверяет корреспондент

Тбилисский телеканал "Рустави-2", который эксперты считают близким по своим политическим позициям к президенту Грузии Михаилу Саакашвили, показал интервью с Владимиром Путиным. Прибывший в Польшу для участия в памятных мероприятиях в связи с 70-летием начала Второй мировой войны, российский премьер-министр ответил на вопросы о причинах российско-грузинской войны и дискутировал о том, является ли российское военное присутствие в Южной Осетии и Абхазии оккупацией или освобождением.

В эфире РС ― автор интервью, специальный корреспондент телеканала Нотия Бандзеладзе.


― Как вы попали в окружение российского премьер-министра?


― Изначально была запланирована встреча с премьером Тимошенко. Но когда я приехала в Польшу, оказалось, что аккредитации выдают только на пресс-конференцию премьеров Туска и Путина. И я на ней осталась. Нам уже там сказали, что вопросы с польской и с российской стороны были заранее запланированы. А когда уже все закончилось и убрали микрофон, российская сторона заметила, что я хотела задать вопрос. Когда господин Путин ушел с трибуны, я закричала: "Владимир Владимирович, если можно, вопрос для грузинского телевидения!" И он сразу обратил на меня внимание и подошел. Правда, там была большая суматоха: моего оператора забрали, мне не давали микрофон, чтобы я начала записывать. Можно сказать, что премьер 7-8 минут ждал, когда нам дадут начать. Это пятый раз, когда я его зову ― он на мой призыв останавливается и на мои вопросы отвечает.


― Но заранее ничего не планировалось?


― Конечно, не планировалось.


― Какое впечатление на вас произвел Путин?


― Это, думаю, некорректный вопрос. Знаете, мы обижены на Путина. Могу еще больше сказать: он начал войну. Отвечая на наши вопросы, он как бы подтвердил, что войну начал Путин, и войну начала Россия. Я ему сказала, что оккупация ― это самое больное место для Грузии, что российские войска до сих пор остаются на грузинской территории. И спросила, будут ли пересматриваться отношения России и Грузии после оккупации с российской стороны, после признания Осетии и Абхазии - при том, что Путина и российскую политику не поддержали лидеры Европы. Он сразу начал говорить, что я называю это оккупацией, а Осетия и Абхазия ― освобождением. Но он также сказал, что ему больше ничего не оставалось делать, как начинать войну. Я бы и плохое наговорила ему, но это некорректно. Потому что мы любим россиян, и у нас в Грузии нет национальной проблемы.


― Российская пропаганда заявляет примерно то же самое ― что война велась не с грузинским народом, который Россия и Кремль очень любит, а против режима Саакашвили, который, по официальной кремлевской версии, начал эту войну. Вы говорили с Владимиром Путиным на эту тему?


― Да-да. Он упомянул режим Саакашвили. Мы ― журналисты, у нас нет позиции. Но мы можем анализировать ситуацию. Если сказать, что из-за Саакашвили началась война, тогда почему весь мир поддержал режим Саакашвили, призвал Россию, Путина и Медведева исполнять декларацию? Никогда российская сторона не выполняет свои обязанности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG