Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

40 лет у власти. Муамар Каддафи, которого могло бы не быть


Ирина Лагунина: Столица Ливии Триполи украшена флагами и транспарантами, играют военные оркестры. Вылезающего из машины гостя торжеств венесуэльского президента Уго Чавеса окружают ливийские офицеры.
«Великие солдаты Ливии, – приветствует их венесуэльский диктатор, - солдаты революции». И, улыбаясь, приветливо машет журналистам. Подъехавший в этот момент Муамар Каддафи пожимает руку Чавесу и палестинскому лидеру Махмуду Аббасу, обнимает президентов Алжира и Судана. Никто из европейских лидеров на торжества не приехал. Коротко заехал премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, но накануне – в воскресенье. И только для того, чтобы отметить годовщину подписания договора о дружбе. Зато военные оркестры – из 17 стран. Но в основном, конечно, ливийские.
На итальянской колоннаде Зеленой площади растяжка «Зеленая Ливия приветствует братьев и друзей». А гимн великой ливийской революции 1 сентября, который так и называется «Сентябрьская революция» исполнялся даже на английском.
«В сентябрьской революции ливийцы отстояли свою страну. Под руководством Муамара Каддафи было найдено решение. Герои пролили свою кровь в истории за самое благородное дело. Чтобы дать свободу Ливии, они откликнулись на призыв…» - поется в песне. Кстати сказать, переворот 40 лет назад был бескровным. Да и Ливия отнюдь не была колонией и никому не принадлежала. Она была королевством, единственным в истории королевством, которое создала Организация Объединенных Наций.
А все могло бы быть иначе. И Каддафи мог бы не состояться. Дело в том, что в августе 1969 года в Ливии планировались два путча одновременно. Старшим офицерским составом и офицерами среднего и младшего звена. И те, и другие затевали переворот на то время, пока назначенный ООН король будет находиться на лечении за границей. Каддафи начал свой путч на 4 дня раньше. И когда младшие офицеры захватывали власть, старшие думали, что это – их переворот и поддержали его.
За сорок лет у власти Каддафи вверг страну в полную международную изоляцию, а затем вернул ее в мир. Начал создавать ядерное оружие, а затем сдал ядерную программу о на хранение в Соединенные Штаты, где она и находится в штате Пенсильвания. Ливию теперь приводят в пример другим нарушителям режима нераспространения ядерного оружия и его скептикам: дескать, видите, кнут и пряник работают. За 40 лет в лагерях Каддафи прошли тренировку сотни террористов, он снабжал их деньгами, в том числе группу Абу Нидала, а потом выплатил компенсацию жертвам организованного ливийскими агентами взрыва самолета над шотландским местечком Локерби. В этом теракте в декабре 1988 года погибли 270 человек. Каддафи был самой большой поддержкой человека, который развязал 14-летнюю войну в Либерии – просто для того, чтобы насолить Америке. И если бы Чарлз Тейлор не сидел бы сейчас в заключении в Гааге – по обвинению в преступления против человечности, то он наверняка бы приехал на торжества в Триполи почтить своего патрона. В двух войнах в Либерии погибли более 200 тысяч человек. Зато после избрания в январе этого года председателем Африканского союза Каддафи заявил, что он будет отцом Африки и что его страна открыта для африканцев и всегда протянет им руку помощи. (Рука оказалась короткой: в Ливии лишь увеличилась безработица и начало нарастать недовольство из-за резкого наплыва мигрантов).
Чудак, эксцентрик, всегда дающий журналистам возможность удивиться, пошутить и посудачить, Каддафи не раз ставил свое небольшое государство в центр международной политики – чаще всего в скандальном свете.
Но больше всего ему удалось повлиять не на что-нибудь, а на мировую нефтяную политику. К 1961 году в Ливии было обнаружено десять нефтяных полей, причем очень высокого качества, с низким содержанием серы, даже легче, чем в странах Персидского залива. Из нее можно было вырабатывать больше бензина, и, что немаловажно, она отвечала требованиям все возрастающего движения за защиту окружающей среды. Располагались поля тоже очень удобно – в непосредственной близости от Средиземноморья, что обеспечивало безопасный путь в Европу. К 1965 году Ливия стала 6 крупнейшим экспортером нефти в мире, ответственным за 10 процентов мирового экспорта. А к 1969 году по объему поставок за рубеж она превзошла Саудовскую Аравию. В результате всего этого с 1960 по 1969 годы цена на нефть упала на 22 процента. Дальше обращусь к книге Даниэла Йергина «Добыча. Эпический поиск нефти, денег и власти».
«В числе первых шагов новго Революционного командного совета Каддафи после успешного сентябрьского переворота было закрытие британской и американской военных баз в Ливии и высылка многочисленного итальянского населения. Каддафи также закрыл в стране католические церкви и распорядился снять с них кресты, а убранство распродать с аукциона. В декабре 1969 года была предотвращена попытка контрпереворота, и Каддафи консолидировал власть в своих руках. Теперь он готов был заняться нефтяной отраслью. Революционный совет повел свое наступление с того, что потребовал поднять официальную цену. Каддафи предупредил глав 21 работающей в Ливии компании, что если не получит своего, то, в случае необходимости, вообще закроет добычу. «Люди, которые жили без нефти в течение 5 тысячелетий, могут пожить без нее несколько лет, чтобы восстановить свои законные права», - заявил он.

Цену предлагалось поднять сразу на 43 цента за баррель, что было невероятным повышением в те годы. Но ситуация складывалась не в пользу западного мира, отмечает Даниэл Йергин. Европа на 30 процентов зависела от ливийских поставок. Суэцкий канал все еще был закрыт после арабо-израильской войны 1967 года. А в мае 1970 года был поврежден трубопровод, несущий саудовскую нефть через территорию Сирии. Недостатка нефти все еще не было, но был недостаток в ее транспортировке. Так что Революционный совет Ливии прекрасно знал, что делает. Да и в советниках у него был человек по имени Абдулла Тарики, которого саудовский король, решивший помериться с Соединенными Штатами, уволил за 8 лет до этого с поста министра нефти за антизападные взгляды. Переговоры с ливийцами вел не кто иной, как знакомый россиянам по истории встреч с Лениным американский бизнесмен Арманд Хаммер, в то время председатель Occidental Petroleum. Ливийские интересы представлял заместитель премьер-министра Абдель Салам Ахмед Жалуд – скорее буффон, чем революционер, но жесткий переговорщик.
Одновременно с переговорами на улице начала собираться толпа – на празднование годовщины переворота. Люди начали выкрикивать «смерть противникам режима». И тем не менее, подошел момент, когда Хаммер и Жалуд отошли в угол и пожали друг другу руки. Они договорились в принципе, и соглашение, похоже, уже вот-вот должно было быть подписано, когда вдруг возникло препятствие – в какой форме подписывать контракт. Хаммер, терзаемый подозрениями, решил немедленно покинуть страну и оставить своего представителя в Ливии Джорджа Уилльямсона дорабатывать детали. На следующий день в безопасности гостиницы Ритц в Париже Хаммер узнал, что окончательная сделка была достигнута. Ливийцы получили 20-процентную прибавку в гонорарах и налогах. Occidental может остаться в стране. Что же касается остальных компаний, то они поколебались, но к концу сентября практически все сдались, хоть и с большой неохотой. Ливийцы торжественно поклялись, что будут придерживаться этого соглашения в течение пяти лет.

На самом деле произошло нечто большее, чем увеличение цены на нефть на 30 центов и прибыли ливийского государства, которое теперь делило прибыль от нефти не по формуле 50 на 50 с нефтяными компаниями, которая продержалась десятилетие, а по формуле 55 на 45. Из книги «Добыча»:


Ливийское соглашение решительно изменило расстановку сил между государствами-экспортерами нефти и нефтяными компаниями. Для государств-экспортеров ливийская победа открывала надежду – она не только резко обратила вспять падение реальной цены на нефть, но она возродила кампанию, которую вели экспортеры за суверенитет и контроль над своими нефтяными ресурсами. Кампания началась с формирования ОПЕК десятилетием раньше. Но потом застопорилась. /…/ Джордж Уилльямсон, готовясь поставить свою подпись под финальным соглашением, заметил своему коллеге из Occidental Petroleum: «Каждый, кто сидит за рулем трактора, грузовика или автомашины в западном мире, почувствует на себе последствия этого соглашения».
XS
SM
MD
LG