Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Господдержка достигла потолка


Увеличивать госфинансирование экономики, по мнению министра финансов, дальше некуда

Увеличивать госфинансирование экономики, по мнению министра финансов, дальше некуда

Эффективность государственного финансирования экономики для Радио Свобода комментируют экономисты Валерий Миронов и Елена Киселева.


Расширять государственное финансирование экономики больше нельзя — оно обернется еще большим дефицитом бюджета и ростом цен, заявил министр финансов России Алексей Кудрин.


Триллионы "на бедность"

С осени прошлого года в российскую экономику были закачаны триллионы рублей в виде государственной антикризисной поддержки отдельным отраслям и предприятиям. Однако, если не считать поддержания устойчивости банковской системы, эффект этих мер эксперты оценивают более чем скромно.


В то же время, "накачка" экономики деньгами в рамках антикризисных мер государства в последний год стала одним из основных факторов инфляционного давления наряду с проведенной в ноябре-январе девальвацией рубля. Причем масштаб последней был не настолько значителен, чтобы сильно ускорить рост цен, отмечает главный экономист Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. К тому же на рынках масштабов российского крупные зарубежные производители часто предпочитают сдерживать цены в национальной валюте, защищая завоеванные позиции.


"После кризиса 1998 года цены на импортную продукцию не столь сильно реагировали даже на гигантскую, 3-4-кратную девальвацию рубля, — напоминает эксперт. — Сейчас девальвация была гораздо меньшей. Поэтому, на мой взгляд, главное инфляционное влияние на российскую экономику оказали антикризисные меры, связанные со стимулированием спроса. Кроме того, неконкурентоспособные предприятия часто использовали их для повышения цен, несмотря на кризис. Живой пример — "АвтоВАЗ", который повысил цены, как только были повышены импортные пошлины и как только он получил господдержку. Но ему и это не помогло".

В России низка мобильность рабочей силы, и быстро закрыть крупные предприятия, например, тяжелой промышленности или машиностроения, очень трудно, хотя это необходимо

Госпомощь, которую в последние месяцы получали так называемые градообразующие или системообразующие предприятия, в большинстве случаев служила решению социальных задач. "В России низка мобильность рабочей силы, и быстро закрыть крупные предприятия, например, тяжелой промышленности или машиностроения, очень трудно, хотя это необходимо, — констатирует экономист. — Это, скажем, проблема, российских металлургических городов, где численность работников в расчете на одну на тонну стали в три раза больше, чем в странах-конкурентах. Все это понимают, но переселить остальные две трети работников в другие районы страны очень затруднительно".


В июле лишь четыре отрасли промышленности показали рост к прошлогоднему уровню: пищевая, обувная, нефтепереработка и производство кокса. Последняя, очевидно, выросла на китайском спросе, первые три ориентированы на внутренний рынок, но ни одна из них в последние месяцы не получала существенной финансовой помощи от государства. В то же время, внушительная господдержка, например, автомобильной отрасли фактически "ушла в песок".


Валерий Миронов объясняет это явление тем, что высокую жизнеспособность сегодня демонстрируют преимущественно отрасли, "натренированные" жесткой конкуренцией и отсутствием государственных субсидий. "Именно в таких секторах, которые способны выжить в условиях кризиса, и есть перспектива, — уверен эксперт. — Именно там существуют зеленые ростки, которые и должны получать господдержку".


Поддержка дворников и сторожей

Еще в конце прошлого года и в начале нынешнего, на фоне резкого спада экономики и массовых увольнений, в правительстве много говорили о программах поддержки занятости.


"В 2009 году была принята федеральная программа, направленная на снижение напряженности на региональных рынках труда, — говорит научный сотрудник Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева. — На ее реализацию были выделены значительные средства — 43,7 миллиарда рублей. Они предназначались на финансирование проектов, разработанных в самих регионах. Эти проекты могли иметь четыре направления. Первое — организация общественных работ и создание временных рабочих мест. Второе — переобучение работников, которые оказались под угрозой увольнения. Третье — содействие самозанятости, то есть выдача грантов на развитие малого бизнеса людям, которые готовы заняться предпринимательством. Наконец, четвертое — финансирование переезда работников в другие регионы, где для них есть рабочие места".

Проблема даже не в том, что денег не хватает, а в том, что регионы оказываются не в состоянии предложить некие адекватные меры работникам, которых увольняют или переводят на неполный рабочий день

43 миллиарда рублей — это 1,3 миллиарда долларов по текущему курсу. На всю страну, понятно, не хватит, но все же деньги немалые. Потратить из них пока удалось меньше половины, уточняет Елена Киселева. "Проблема даже не в том, что денег не хватает, — отмечает эксперт, — а в том, что регионы оказываются не в состоянии предложить некие адекватные меры работникам, которых увольняют или переводят на неполный рабочий день. Опыт последних месяцев показал, что мало-мальски удачно продвигается одно-единственное направление — привлечение людей на общественные работы. В то же время буксует программа по переобучению, уже не говоря о программах переезда в другие регионы, то есть стимулирования мобильности рабочей силы".


По информации Елены Киселевой, за полгода из общей квоты в 100 тысяч заявок на переезд в другие регионы было подано лишь 6 тысяч. "Дело не только в пассивности самих работников, но и в том, что условия, которые предлагает им государство, явно недостаточны. В частности, суточные, которые компенсирует государство, составляют всего 550 рублей в день, а никакого жилья в большинстве предлагаемых вакансий не содержится, — объясняет эксперт. — Лишь 5 процентов всех вакансий, которые предлагают работникам при переезде, предполагают наличие общежития. Во всех остальных случаях работники должны сами искать себе жилье и обустраивать жизнь на новом месте. Собственно, и предлагаемая заработная плата не очень привлекает. Например, 40 процентов предложений работы в другом регионе предполагают зарплату от 5 до 10 тысяч рублей в месяц, 15 процентов — зарплату до 5 тысяч рублей. То есть человеку предлагают сорваться с места, но при этом он не может рассчитывать ни на жилье, ни на достойную зарплату".

Номинальные меры


В конце прошлого и начале нынешнего года довольно активно обсуждалась идея оказания господдержки некоторым отраслям за счет стимулирования прямых потребителей их продукции. Например, помощь металлургам через масштабную поддержку того же автопрома как одного из главных потребителей стального проката, или поддержка сельского хозяйства для стимулирования индустрии минеральных удобрений. В итоге от идеи отказались.


Эффективность подобных схем "точечного" стимулирования спроса в актуальных российских условиях небесспорна, полагает Валерий Миронов. "С одной стороны, действительно, можно стимулировать спрос для того, чтобы потребитель сам выбирал эффективных поставщиков нужной ему продукции, — рассуждает главный экономист Центра развития, — но дело в том, что рецессия в России была связана не столько с недостатком спроса, сколько с тем, что производство сократилось гораздо больше, чем упал спрос. Это произошло в силу разных причин. Например, неадекватного менеджмента, когда в предкризисный период создавались большие запасы продукции, а на фоне кризиса пришлось останавливать само производство на полгода, или в силу недостаточной производительности труда и его эффективности, по сравнению с импортом. В России сложилась ситуация, когда спрос упал на 1 процент, а объем ВВП — на 10 процентов. И эта разница, 9 процентов, объясняется именно факторами запасов и эффективности производства. Нужно было стимулировать эффективность и реструктуризацию производства, а не спроса на его продукцию. Поэтому от идеи стимулирования спроса в итоге и отказались, хотя сама по себе она весьма плодотворна и нормально сработала бы, если бы в России была "рецессия спроса", а не "рецессия запасов"".


Но в итоге и поддержка производителей не дала ожидаемых результатов. "Мировой опыт говорит о том, что массированная господдержка нужна лишь в крайних случаях, — говорит Валерий Миронов. — Например, во многих развитых странах сохранились национальные производители автомобилей, но не благодаря господдержке, а потому, что сами эти предприятия выстояли в жесткой конкурентной борьбе с импортом и смогли создать "национальный" автомобиль, который пользуется спросом населения".


Невозможность дальнейшего расширения господдержки касается и программ, связанных с рынком труда. "Судя по проекту бюджета на 2010 год, на эти программы планируется выделить 35 миллиардов рублей, — говорит Елена Киселева. — С одной стороны, это сокращение оправдано, раз выделенные в 2009 году 43,7 миллиарда рублей не были востребованы в полном объеме. С другой стороны, понятно, что сокращение ресурсов на программы поддержки занятости приведет к тому, что принимаемые меры так и останутся неадекватными реальной ситуации. То есть пособие по безработице не повысят, и об этом тоже было заявлено. Расходы на переезд в другие регионы не увеличат. Расходы на качественное переобучение персонала, я думаю, тоже. То есть меры господдержки на рынке труда останутся номинальными, и ни людям, ни экономике от них лучше не станет".


По прогнозам, российский федеральный бюджет будет оставаться дефицитным в течение еще как минимум трех лет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG